Невеселые заметки

К 20-летию восстановления дипломатических отношений между Беларусью и Германией.

Невеселые заметки
13 марта 2012 года можно было бы отметить 20-летие восстановления дипломатических отношений между Беларусью и Германией. Можно было бы. Но праздник, увы, не состоится. Посол Германии недавно был отозван из Минска для консультаций в знак протеста против действий белорусских властей.
 
Даже на фоне многолетней напряженности в политических отношениях между двумя странами это событие впечатляет и настораживает. Ну а обычному человеку вообще стало сложно разобраться, что происходит и что конкретно случилось на этот раз. (В конце февраля Германия вместе с другими странами ЕС в очередной раз расширила список белорусских чиновников, которые замешаны в действиях против белорусской оппозиции и подпадают поэтому под санкции и визовые ограничения. Белорусская сторона решила дать отпор и рекомендовала послам Польши и ЕС съездить домой и рассказать о неприемлемости такого подхода. В знак солидарности Минск покинули послы всех стран ЕС, в том числе и посол Германии).
 
Немного истории
 
А начиналось все так красиво… Германия одной из первых признала независимость Республики Беларусь в 1992 г. Кстати, даже несколько раньше России. В 1992 году в ходе визита в Минск министра иностранных дел Х.-Д.Геншера был подписан документ о восстановлении дипотношений, и в этом же году Беларусь и Германия обменялись послами: в апреле 1992 года приступил к работе Р.Краус - первый иностранный посол в Минске. Немного позже начал свою работу в Германии посол П.Садовский – символично, что он вообще был первым послом суверенной Беларуси за рубежом.
 
Здесь необходимо небольшое пояснение: дипломатические отношения действительно были не «установлены», а «восстановлены», так как установили их еще в 1923 году, когда представитель России в Германии М.Крестинский, получив полномочия правительства БССР, вручил верительные грамоты президенту Германии Ф.Эберту.
 
Экономическая и геополитическая ситуация того времени поспособствовала белорусско-германским отношениям. Ослабленная войной и недовольная политикой Антанты Германия была заинтересована в развитии отношений с советскими республиками, возникшими на руинах Российской империи. В 1922 г. Германия согласилась распространить действие договоров, подписанных с Россией, на союзные с РСФСР республики и сделала заявление о том, что это будет рассматриваться как их юридическое признание. 23 октября 1923 г. Германия и БССР обменялись ратификационными грамотами.
 
Ради исторической правды необходимо отметить, что попытка установить дипотношения с Германией была сделана еще в 1918 году руководством БНР. Но в условиях войны, немецкой, а потом польской оккупации это было невозможно. Вместе с тем, в 1919 г. в Берлине все же была открыта миссия БНР (первая за пределами бывшей Российской империи), которая, однако, рассматривалась немцами, скорее, как представительство одной из нескольких белорусских политических сил и не имела дипломатического статуса, хотя проводила активную работу, выпускала информационные бюллетени и даже выдавала паспорта, которые признавались за рубежом.
 
Новый этап отношений после обретения северенитета
 
История распорядилась так, что дипломатические отношения между Беларусью и Германией долгие десятилетия ждали лучших времен. Новые возможности появились только после основополагающих изменений и событий в Европе в конце 80-х и начале 90-х годов, когда появились суверенная Республика Беларусь и новая, объединенная Германия.
Таким образом, Германия формально является для Беларуси одним из старейших партнеров в области международных отношений. В геополитическом плане германская сторона рассматривает отношения с Беларусью как важный элемент общей восточной политики страны, не упуская при этом из виду перспективы белорусско-российской интеграции и исключительно важное значение постсоветского рынка для немецкой экономики.
 
В начале нового этапа в развитии дипломатических отношений между Беларусью и Германией было условлено, что немецкая сторона будет использовать в качестве официального название “Republik Belarus” вместо “Weissrussland” или “Byelorussland“, которые не отвечали новым реалиям. МИД Германии разослал соответствующую инструкцию-разъяснение для использования в немецком делопроизводстве. Это было важное политическое и не только филологическое уточнение - проявление уважения к стране и шаг к большему пониманию немцами событий, происходивших на пространстве бывшего СССР.
 
Среди интересных фактов двустороннего сотрудничества нельзя не упомянуть факт заказа в Германии в 90-е годы машины для печатания национальных паспортов с изображением запрещенного ныне герба “Погоня”. В Германии была также заказана партия национальных банкнот, которые, правда, так и не были введены в оборот. Об этом написал в своих воспоминаниях посол Беларуси П.Садовский.
 
90-е годы характеризовались поступательным развитием двусторонних белорусско-германских отношений, однако они так и не вышли на уровень политического партнерства. До сих пор между Беларусью и Германией нет политического договора – пока все ограничилось подписанием совместного заявления об основах отношений в 1994 г. До сих пор в Минск не приезжали ни канцлер, ни президент Германии. Со времени обретения Беларусью суверенитета состоялся, фактически, лишь один официальный двусторонний визит на высшем уровне (С.Шушкевич как тогдашний фактический глава государства посетил Бонн в 1992 г.), ответного визита не было. В 1996 году президент А.Лукашенко совершил рабочий визит, в ходе которого посетил Ганноверскую ярмарку и встретился в Берлине с президентом Германии Р.Херцогом.
 
С конца 1996 года официальные двусторонние контакты практически прекратились. Это было связано с критикой со стороны немецких политиков процессов демократизации и экономических реформ в Беларуси. Последовательное и комплексное развитие двусторонних отношений было прервано в конце 1997 г., после введения санкций ЕС против руководства Беларуси.
 
С того времени было несколько попыток оживить отношения, но все они не дали ощутимых результатов. Особенно обнадеживающими были 2008-09 г.г., когда было завершено юридическое оформление условий деятельности представительства Комиссии ЕС, и руководитель представительства приступил к работе в Минске.  В 2008 г. Беларусь получила шанс принять полноценное участие в проекте Восточного партнерства ЕС, который, как подчеркивалось, в отличие от уже проводимой политики добрососедства ЕС, не является чисто внутренним продуктом ЕС, а согласовывается и разрабатывается с каждой из приглашенных стран в зависимости от интересов, целей и задач.
 
Применительно к двусторонним отношениям определенный прорыв политической изоляции произошел именно на германском направлении: в феврале 2009 года министр иностранных дел Беларуси С.Мартынов впервые за 14 последних лет официально посетил Берлин, а в июне 2009 г. в Минске впервые с 1996 г. состоялось заседание  Белорусско-Германского совета экономического сотрудничества. В ноябре 2010 г. во Франкфурте-на-Майне даже прошел Белорусский инвестиционный форум.
 
Но с конца 2010 г. в связи с президентскими выборами в Беларуси и их последствиями белорусско-германский политический диалог вновь стал давать серьезную трещину. Дошло до личных оскорблений в адрес министра иностранных дел Германии Г.Вестервелле и до официальных обвинений в адрес Германии в попытке государственного переворота и финансировании оппозиции в Беларуси. В области политики было растоптано и разрушено все, что еще оставалось. Вновь разразилась визовая война: так, в 2012 году не получил визу в Беларусь Уполномоченный правительства ФРГ по правам человека М.Лёнинг.
 
В конце 2010 г. белорусская сторона приняла решение о непродлении мандата офиса ОБСЕ в Минске, который, кстати, возглавлял немецкий дипломат Б.Халлер, обосновав это тем, что отсутствуют объективные причины для сохранения присутствия ОБСЕ в Беларуси.
 
Упущенные возможности
 
Говоря о 20-летии восстановления дипломатических отношений между Беларусью и Германией, нельзя не отметить огромные упущенные возможности. Так и не сложились политические отношения на уровне правительств, особенно в плане доверительного общения и предсказуемости. Как тут не вспомнить конструктивный дух 90-х годов –  взаимопонимание и уважение на встречах министра иностранных дел П.Кравченко с немецкими коллегами, или дружеский тон неформальных деловых встреч, например, министров К.Кинкеля и В.Сенько в 1994 г. в Ольденбурге на празднике избрания “капустного короля”!
 
Печально смотреть и на полный развал межпарламентских связей. Сегодня Бундестаг, имевший когда-то межфракционную группу поддержки “Беларусь”, не признает белорусский парламент. А парламентские фракции не имеют контактов с коллегами из Беларуси не только по политическим причинам, но и по чисто формальным – в белорусском парламенте просто-напросто нет фракций! Отягощающим моментом здесь является и то, что Беларусь – единственная европейская страна, которая не вступила в Совет Европы.
 
У белорусско-германских отношений есть, вроде бы, неплохая договорно-правовая база по линии экономики, промышленности, защите инвестиций, избежании двойного налогообложения и т.д., но ее широкое применения сдерживается из-за общей позиции ЕС – все еще не ратифицировано подписанное в 1995 г. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Беларусью и ЕС.
Торгово-экономические отношения Беларусь-Германия в целом развивались успешно, существенно вырос товарооборот (с 691,9 млн. долларов в 1995г. до 2849 млн. в 2010г.). При этом отмечалось значительное отрицательное сальдо для Беларуси (ок. - 1927 млн.долларов в 2010г.). Но в общем объеме прямых инвестиций в 2010 г. доля Германии составляла ок. 1,06% (58,8 млн. долларов), а во внешнеторговом обороте Беларуси на Германию приходилось лишь 4,8%. Это весьма скромные результаты, которые не соответствуют потенциальным возможностям двух стран.
 
Одним из важных направлений сотрудничества с Германией, особенно в начале и середине 90-х годов стал обмен опытом и содействие в проведении рыночных реформ. В этом плане весьма полезным казался опыт Германии по реформированию экономики бывшей ГДР, но руководство Беларуси выбрало свой путь. Правительство Германии оказало Беларуси значительную консультационную помощь по программе «Трансформ». Всего, по данным германской стороны, общий объем помощи со стороны ФРГ (жилищное строительство для военных из бывшей Группы советских войск в Германии, кредиты, консультационная, гуманитарная помощь и т.д.) составил к концу 1995 года примерно 2 млрд. марок.
 
Контакты между людьми как успешный сегмент двусторонних отношений
 
Важной составляющей двусторонних отношений стали белорусско-германские контакты в рамках чернобыльских программ. По немецким данным, за период с 1992 по 1999 год реализованы программы на сумму 1 млрд. марок. Только по линии белорусского фонда «Детям Чернобыля» за 11 лет была оказана гуманитарная помощь 2,4 млн. белорусским гражданам, 130 тыс. белорусских детей прошли оздоровление и отдых в Германии. Германия оказала содействие в строительстве детского оздоровительного центра «Надежда», детского хирургического центра при одной из клиник Минска.
 
В Германии возникло свыше 500 инициатив и организаций, работающих с Беларусью. Эта работа координируется в том числе в рамках движения породненных городов (Минск - Бонн, Витебск - Нинбург, Могилев – Айзенах и т.д. – всего 19 пар городов). Германо-белорусское гуманитарное сотрудничество оказало существенный вклад в демократизацию и создание гражданского общества в Беларуси, поэтому власти страны ревностно следили за этими процессами и пытались регулировать их в плане поездок, оздоровления граждан, получения гуманитарной помощи и проведения мероприятий.
 
В Минске при содействии Евангелической церкви Германии и дортмундского Центра международных встреч с 1994 г. действует Международный образовательный центр, предоставляющий уникальные и по сей день возможности для проведения конференций и работы с белорусскими НПО. Германия открыла в Минске Институт имени Гете, а также оказала помощь становлению негосударственного Европейского гуманитарного института, который из-за своей оппозиционности был закрыт белорусскими властями и ныне вынужденно работает в Вильнюсе.
 
Тема прошедшей войны
 
Значительный пласт двустороннего сотрудничества был связан с событиями прошедшей войны. По воспоминаниям министра П.Кравченко, это было «трудное начало», так как подписанию протокола о дипломатических отношениях в 1992 г. предшествовал довольно тяжелый разговор с немецкой стороной, связанный с проблемой компенсации жертвам фашизма.
 
С учетом значимости этой темы для белорусского и немецкого народов переговоры в этом направлении были продолжены и завершились подписанием в 1993 году соглашения о компенсации гражданам, угнанным на принудительные работы в Германию. Это был четырехсторонний документ между Германией, Беларусью, Россией и Украиной, по которому германская сторона обязалась выплатить 1 млрд. марок. Эти средства были распределены следующим образом: Россия и Украина — по 400 млн. марок, Беларусь — 200 млн. Благодаря данному соглашению ок. 130 тыс. граждан Беларуси смогли получить от правительства Германии финансовую компенсацию, выплаченную через фонд “Взаимопонимание и примирение”.
 
Совсем другая судьба у соглашения об уходе за немецкими военными могилами, переговоры по которому велись с 1995 года. Якобы из-за противодействия ряда ветеранских организаций руководство Беларуси не пошло на его ратификацию, хотя аналогичные соглашения с Германией имеют и Россия (1992), и Украина (1996), и Польша. На базе этих соглашений правительства, ветеранские, молодежные и др. организации давно уже проводят совместную работу и тем самым содействуют сближению, взаимопониманию и укреплению дружбы. По имеющимся данным, в Беларуси насчитывается 254 мест с немецкими военными захоронениями, где лежат около 86 тыс. человек. Беларусь, по сути, осталась единственной страной, которая отказалась от соглашения по военным могилам с Германией. Вряд ли это способствует взаимопониманию. Говорят, что война считается не законченной, пока не захоронен последний солдат. Неужели война с немцами в Беларуси не закончена? Может быть, пришло время перевернуть эту страницу истории?
 
Заключение
 
Подытоживая сказанное выше, понимаешь, что больших оснований и радости успехов для празднования 20-летия восстановления дипотношений, собственно говоря, нет. Сегодня межгосударственные отношения Беларусь-Германия не просто на нулевой точке, они даже в минусе. Кто и когда их разморозит – одному Богу известно. На этом фоне определенным диссонансом выглядит недавнее количественное удвоение консульских точек Беларуси в Германии: в Гамбурге открылось почетное консульство (с 23.11.2011), а в Мюнхене - генконсульство (с 01.02.2012). Хочется надеяться, что это количество перейдет в качество и что главной функцией этих консульских точек станет не пополнение госбюджета путем взимания сборов за белорусские визы (пугающие своей дороговизной, особенно при сравнении с Украиной, которая вообще отменила визы для немцев), а реальная помощь белорусским гражданам, организациям и фирмам в развитии регионального сотрудничества.
 
Когда вернется в Минск посол Германии К.Вайль – неизвестно. Этому должно предшествовать согласованное решение ЕС. Говорят, что послы ЕС вернутся только после освобождения всех политических заключенных. Белорусские же власти отрицают наличие таковых в стране…  Определенную трудность для посла создали и личные оскорбления в адрес министра иностранных дел Г.Вестервелле. Это недопустимый и действительно уж последний аргумент в споре. Кроме того, в Минске, вероятно, не поняли, что министр в Германии – это политическая фигура, а не чиновник, которого можно в любой момент приструнить.
 
Что касается визового режима ЕС в отношении Беларуси - несомненно, более жесткого, чем для других стран, - то, честно говоря, трудно понять смысл этих санкций: для руководства страны и тех чиновников, которым закрыт въезд, они являются разве что морально-психологическим униженим; зато для простых белорусов конкретные экономические последствия имеют цены на визы: за шенгенскую визу белорус платит 60 евро, а россиянин и украинец – 35 евро.  Все это затрудняет контакты между людьми, обмен идеями и опытом демократического строительства, о которых так много говорят в ЕС.
 
Где выход из этой ситуации и где те политики, которые смогут разрубить этот узел противоречий? Пока же Беларусь находится в явно проигрышном положении. Противопоставляя себя большинству стран Европы (ЕС), Беларусь серьезно сужает свои возможности как игрока на европейском поле и на постсоветском пространстве. Такая позиция губительна для суверенитета Беларуси.
 
В первую очередь Беларуси не хватает политического диалога, его динамики и наполнения. Даже ветеран немецкой политики Х.-Д.Геншер, посещавший Минск в 2009 году, не смог возобновить этот диалог. В этой тупиковой ситуации, как ни парадоксально, может повториться история с дипотношениями в 1923 г.: наладить контакты с Германией Беларуси опять может помочь Москва, а конкретно В.Путин, имеющий влияние в немецких политических и экономических кругах. Но такая помощь будет иметь свою цену и будет оказана на принципах прагматизма и реальной политики, со всеми вытекающими последствиями. И получателем помощи может оказаться уже не Belarus, а Weissrussland. И уже не страна, а просто транзитный регион.
 
С другой стороны, если у самой Беларуси не получается, то может союзник поможет? Не к Швейцарии же за посредничеством обращаться. Вот только захочет ли В.Путин помогать А.Лукашенко налаживать диалог с Германией и Европой?
 
И все же, до Берлина из Минска ближе, чем из Москвы. Надо только знать дорогу, иметь политическую волю и программу действий. Пришло время для неординарных и смелых решений, чтобы наладить двусторонние отношения, а фактически – вернуться на 20 лет назад и начать политический диалог сначала.
 
Белорусско-германские отношения вновь на перепутье. В отличие от 20-х и от 90-х годов сегодня Беларусь и Германию связывают не только история, последствия войны и моральные аспекты, но и экономика, многочисленные двусторонние и многосторонние соглашения, в том числе в рамках ОБСЕ, где они выступают как равноправные партнеры.
 
Надо воспользоваться скромным юбилеем - 20-летием восстановления дипломатических отношений хотя бы для того, чтобы возобновить диалог, согласовать план действий, наполнить соглашения реальным содержанием и привести в действие заржавевший механизм двусторонних отношений. Наивно, конечно, полагать, что двусторонняя политика возможна без согласования с многосторонней, будь-то для Германии в рамках ЕС или для Беларуси в рамках Союзного государства. Но власти Беларуси должны понимать, что без  активных действий и компромиссов с европейскими соседями существование Беларуси как суверенного государства невозможно.
 
Виктор Чайчиц, кандидат политических наук
17:13 11/03/2012




Loading...


загружаются комментарии