Ситуация безнадежна

Режим Лукашенко неуклонно сползает к естественному распаду.

Ситуация безнадежна
В месяцы, последовавшие после белорусских президентских выборов 2010 г., произошли события, последствия которых в ближайшие годы окажут серьезное политическое и экономическое воздействие на развитие Республики Беларусь. В частности, белорусская экономика в 2011 г. пережила тяжелый структурный экономический кризис, со всей очевидностью продемонстрировавший недееспособность белорусской экономической модели. Политическая система республики прожила больше года без реальной оппозиции. Во внешней политике курс белорусского государства за 12 месяцев (с ноября 2010 по ноябрь 2011 года) совершил полный лимитрофный «маятниковый» цикл с Запада на Восток, и впервые за все годы президентства А. Лукашенко закрепился в крайней восточной геополитической «точке». Власть постепенно поменяла свою социальную базу, ее геополитические интересы и амбиции за последние десять лет сократились, как шагреневая кожа, и в настоящее время направлены исключительно на самосохранение.
 
Появилось все больше свидетельств тому, что режим А. Лукашенко, неуклонно сползающий к естественному распаду, постоянно находится в тяжелом кризисе. Решения властей носят реактивный и сиюминутный характер. Никакой стратегии не просматривается в принципе. Руководство республики изолировано от правдивой информации о ситуации , как в стране, так и за рубежом, находится в плену давно устаревших и крайне идеологизированных стереотипов и мнений, продолжает жить , питаясь экономическими иллюзиями и политическими фантазиями. Задачи, требующие по существу своей важности глубокой проработки и серьезного комплексного подхода упрощаются до уровня поверхностных « одноклеточных» решений.
 
Нельзя не сказать и об атмосфере, в которой принимаются решения. Вряд ли можно считать признаком хорошего государственного менеджмента проведение совещаний на высшем уровне с массированным использованием нецензурной лексики.
 
Элементы культа личности первого белорусского президента, как неотъемлемая часть белорусского авторитарного режима, негативно сказываются на общей политико-экономической ситуации. Ситуация безнадежна…
 
Однако необходимо учесть, что процессы эрозии власти первого белорусского президента (ресурсы, интересы и цели и т.д.), при всей своей объективности и, что уже очевидно самым ярым сторонникам этого режима, неотвратимости, могут иметь длительный ,затяжной характер . Если этим процессам не способствовать.
 
Видимо, пришло время обратиться к сложной и противоречивой теме демократизации политической системы республики, освобождения ее от паралича авторитаризма. Данные процессы не исчерпываются только механизмом смены власти, предполагая более широкий социальный контекст- восприятие власти населением, ответственность гражданского общества и политического класса за будущее собственного государства.
 
Внешняя сфера
 
Республика Беларусь – относительно молодое, среднее по размеру европейское государство, относящееся по своему уровню социально-экономического развития скорее к развивающемуся миру. Беларусь отличается высокой зависимостью от внешней среды, т.е. от уровня политических и экономических взаимоотношений как со своими непосредственными соседями, так и с более далекими крупными государствами Евразии.
 
Внешняя среда является приоритетным направлением политики режима А. Лукашенко. Если на внутренней арене белорусский президент производит периодически «зачистки», то на внешней арене он имеет четко скорректированный коридор возможностей, создаваемый, как правило, субъектами мировой политики, к которым Беларусь не относится.
 
Нам необходимо уяснить пределы возможностей А. Лукашенко на внешней арене, чтобы найти слабые стороны режима, которые он не в силах защитить. Причем необходимо будет учесть, что постепенная деградация режима, безусловно, сказывается на внешнеполитических акциях А. Лукашенко, превращая их в череду интриг и скандалов.
 
Лимитрофный фарс
 
То, что режим пережил себя, было вполне наглядно продемонстрировано в момент входа Беларуси в дипломатический конфликт с Евросоюзом (28-29 февраля 2012 г.). Белорусское руководство, уверовав в безусловную поддержку со стороны Москвы, развернуло внешнеполитическую интригу, призванную закрепить за Минском статус «жертвы» давления со стороны Запада. Фактически А. Лукашенко попытался сделать из своей страны вторую, но уже европейскую Сирию, что позволяло ему надеяться на благосклонность Кремля на этапе смены власти в России.
 
Интрига быстро превратилась в лимитрофный фарс, о подготовке которого говорилось в статье «Задание на весну 2012» («Куда совершит свой первый зарубежный визит четвертый президент России?» http://www.politoboz.com/content/zadanie-na-vesnu-2012). Напоминаем, что в вышеуказанной статье было отмечено, насколько существенно для А. Лукашенко в первые дни и недели избрания Владимира Путина на пост президента России закрепить в контексте российско-белорусских отношений собственную версию отношений с Москвой. В рамках данной задачи особую значимость имеет первый зарубежный визит четвертого российского президента. Понятно, что для белорусского руководства исключительно важно, чтобы вновь избранный президент России в первую очередь посетил Минск.
 
Уже через полтора суток после завершения президентских выборов, 6 марта, А. Лукашенко позвонил в Москву и попросил, чтобы В. Путин в качестве главы российского государства прибыл в белорусскую столицу.
 
Необходимость для белорусского президента сохранения и укрепления эксклюзивных отношений между Москвой и Минском понятна. Тем более, что Беларусь уже не может претендовать на статус «единственного союзника» - влияние Астаны в Кремле весьма ощутимо. Любопытно, что во время телефонного разговора с четвертым президентом России, А. Лукашенко, быстро поняв настроение В. Путина, не стремящегося посещать Минск в условиях разгоревшегося противостояния Беларуси с Западом, сам напросился на рабочий визит в Россию. Куда направится белорусский борт №1, в Москву или Сочи, уже не столь важно.
 
Формальный повод для консультаций обеспечен белорусским президентом – налицо дипломатический кризис с Евросоюзом. Во время разговора с В. Путиным А, Лукашенко просил его о публичной поддержке. Но стоит обратить внимание на новый акцент белорусской информационной кампании вокруг санкций. Сейчас уже речь идет о том, что Брюссель готов ввести против Минска экономические ограничения и даже экономическую блокаду. Об этом очень согласовано заявляют, как официальные, так и оппозиционные СМИ. Именно об экономических санкциях и твердил белорусской президент вновь избранному российскому.
 
Интересно то, что 11 марта российское руководство, выполняя союзнический долг, устами МИДа РФ и согласовав с Астаной в формате ЕЭК поддержали Минск и выступили против экономических санкций в отношении Беларуси. В теоретическом плане, действительно, если один из членов экономической интеграционной группировки попадает под санкции, страдает весь блок. Но интрига в том, ЕС, как раз, не рвется вводить какие-либо экономические санкции в отношении Минска. Под шумок о неких экономических санкций А. Лукашенко готовит к России запрос на компенсацию в виде резкого наращивания российских дотаций и преференций.
 
Причина одна - у белорусского президента опять нет денег. 2,5 млрд. за 50% акций «Белтрансгаза» и 440 млн. второго транша АФ ЕврАзЭс растаяли, как мартовский снег.
 
Возможности для маневра
 
Естественно, что в вопросе об экономических санкциях Евросоюза Минск лукавит. Дело в том, что в реальности ввести против РБ полноценные экономические санкции невозможно. Экспорт Беларуси на Запад ограничен нефтепродуктами и калийными удобрениями.
 
Автор в данном случае не скажет ничего нового, а только подтвердит не раз высказанное в белорусской политической среде суждение о том, что Евросоюз никогда не закроет свой рынок для белорусских нефтепродуктов. Это естественный предел западных санкций.
 
Белорусские власти понимают, что никакие полномасштабные санкции им не грозят, и просто шантажируют Москву.
 
Кроме того, даже если гипотетически представить себе вариант закрытия европейского рынка для белорусских нефтепродуктов, то можно не сомневаться, что столь масштабные санкции вынудят Россию, как формального союзника РБ в рамках СГ и ЕЭП, определенное время компенсировать Беларуси потери от блокады ее экспорта.
 
Это очень важный момент и он связан не с задачей Кремля спасти А. Лукашенко, как постоянно заявляет белорусская оппозиция, а существует в силу союзных соглашений и потребности сохранить интеграционную группировку.
 
Однако без потерь и жертв от такого рода решительных и полномасштабных экономических санкций со стороны ЕС все-таки не обойтись. Наиболее реальная жертва - А. Лукашенко, так как уровень финансовой поддержки со стороны России в этом случае снизит политический потенциала А. Лукашенко до отрицательной величины. Проще пожертвовать первым белорусским президентом. Видимо, это понимают и на Западе, где такой исход вряд ли кого устроит. А. Лукашенко нужен Западу, его устраивает лимитрофная политика первого белорусского президента… В противном случае Евросоюзу пришлось бы брать на себя ответственность за Беларусь, а это очень накладно. Европе хватает проблем с Грецией. Кроме того, ведь никто в Брюсселе не предлагал Беларуси вступление в ЕС, что предоставляло бы хоть какую-то перспективу. Однако в белорусской оппозиции об этом упорно умалчивают.
 
Запад решает в Беларуси собственные задачи и добивается исключительно собственных целей, как, впрочем, и Россия. Иногда их цели и задачи объективно совпадают, что, однако, не приводит к выработке единой политики по отношению к официальному Минску. Видимо, время еще не пришло. Кроме того, у Москвы остался неприятный осадок от политики ЕС осенью 2010 г., когда Брюссель в лице Литвы, Польши и Германии буквально бросился на спасение А. Лукашенко.
 
Отсюда первый урок- сотрудничество оппонентов режима с Западом тактически полезно, но в то же время стратегически бесперспективно, опасно и политически бессмысленно. Сдача Беляцкого, сотрудничество некоторых западных фондов и псевдоэмигрантских структур с КГБ и Администрацией президента РБ, лоббирование диалога между Западом и Минском, торг за судьбы политзаключенных и жизни осужденных на смертную казнь – все это бесконечная, полная интриг и предательств, игра в свержение режима, на котором зарабатывает политический капитал уже пятое-шестое поколение европейских политиков. Если рассматривать политику, как бизнес, то можно и дальше участвовать в этом бессмысленном политическом спектакле.
 
Из понимания данного факта вытекает несколько выводов, которые , с одной стороны, подтверждают основную тенденцию внешней политики официального Минска, а с другой стороны - внешнеполитические устремления оппозиции, деятельность которой направлена на смену политической власти в республике.
 
Первый вывод связан с внешней политикой РБ. Выживание режима А. Лукашенко основано на использовании лимитрофной парадигмы, т.е. балансирования на противоречиях между внешними силами, заинтересованными в доминировании в данном регионе Европы, стравливания Востока и Запада на белорусском «поле». Только в таких внешнеполитических условиях власть А. Лукашенко имеет шанс на выживание.
 
Метание между двумя геополитическими «берегами» обусловлено тем, что и на Западе и на Востоке официальный Минск ждут специфические условия, как в экономике - жесткая и быстрая структурная экономическая реформа, так и в политике – изменения в сфере соблюдения прав человека, гражданских свобод, либерализация избирательного законодательства и разблокирование политического рынка. В ином варианте, ни Евросоюз в рамках декларации собственных ценностей, ни Россия, озабоченная развитием своей интеграционной группировки, поддерживать Минск длительное время не смогут, и кризисы во взаимоотношениях с Брюсселем или Москвой неизбежны.
 
По этой причине внешнеполитический курс Минска носит скользящий характер – всегда пик «единения» на Востоке сопровождается быстрым формированием закрытой коммуникации для полномасштабного диалога с Западом, что открывает возможность для очередного геополитического «маятникого» движения. И наоборот…
 
Примером являются недавние февральские события со вскрытием подготовки диалога с Западом на фоне попыток А. Лукашенко в очередной раз подтвердить стратегическое партнерство с Россией в момент президентских выборов.
 
Следовательно, для оппонентов власти важнейшей задачей во внешнеполитической сфере является остановка лимитрофных политических «качелей» белорусских властей. Причем совершенно неважно где, на Востоке или Западе, внешнеполитический курс А. Лукашенко окажется на какое-то время зафиксирован. Жесткая геополитическая привязка обязательно приведет белорусский правящий режим к распаду.
 
Между прочим, А. Лукашенко, вероятно ощущая, что свобода лимитрофного маневра с каждым годом сужается, прилагает поистине титанические усилия для расширения диапазона своего «маятника». В Беларусь на основе невероятных уступок втягиваются арабы из Катара, следом идут китайцы. Катар получает практически собственное княжество около границы с ЕС. Ему, как говорят, передается аэропорт в Бресте. На 99 лет отдается 80 кв. км земли Китаю под «парк» с правом субаренды, с разрешением ввоза на территорию «парка» практически любой продукции без НДС и т.д. Судя по размещенному в Интернете документу (http://zapraudu.info/wp-content//uploads/mark/ukaz1.pdf) , в котором, как выясняется, китайская сторона диктует условия белорусским властям, словно Беларусь стала оккупированной страной, информация о въезде в РБ 600 тыс. граждан КНР не является чей-то выдумкой. С учетом семей мигрантов в ближайшие пару лет около Минска может появиться Чайна-таун в два миллиона жителей…
 
Думается, что попутно в Республике Беларусь будет окончательно закрыт вопрос о будущем белорусского языка… как, впрочем, и российского. Будем учить китайский…
 
Понятно, что с появлением в Беларуси крупнейшей в Европе китайской диаспоры Пекин не останется безучастным к судьбе президента, гарантирующего передачу своей страны под протекторат КНР. Естественно, у А. Лукашенко сразу прибавится свободы маневра и лимитрофная траектория приобретет форму треугольника: Москва – Брюссель – Пекин. Интересно, в рамках уже осуществляемого полным ходом проекта «китаизации» республики белорусская оппозиция будет уже Москву натравлять на Пекин или наоборот?
 
Это не простой вопрос. В белорусской оппозиции в ходу политическая практика, как раз способствующая раскачиванию белорусского внешнеполитического «маятника». За примерами далеко ходить не надо. В рамках развернувшегося дипломатического кризиса с ЕС в среде белорусских оппонентов власти заговорили о том, что жесткий подход Брюсселя «бросает Минск в руки Москвы». Интересно то, что подобного рода заявления делаются в период пика «потепления» между Россией и Беларусью. Кроме того, интересно, а в каких «руках», особенно после экономического кризиса 2011 г. и вступления РБ в ЕЭП сейчас находится А. Лукашенко? Объяснять, думается, нет смысла…
 
В общем, повторяется ситуация осени 2010 г., когда Кремля объявив настоящую политическую войну А. Лукашенко, обнаружил, что оппозиция как никогда активно приняла участие в фарсе президентских выборов, чем, естественно, резко усилила А. Лукашенко.
 
Стоит напомнить, что в периоды пика диалога Минска с Евросоюзом уже белорусское лобби в Москве, как правило, начинает поднимать в российских СМИ тему, что «Кремль бросил единственного союзника» и очередной поход А. Лукашенко на Запад является «вынужденным», так как «что же ему делать, когда мы перестали поддерживать наших братьев», не предоставляя Минску в «должных объемах и по союзным ценам» тот же газ и нефть. Ситуация зеркальная, за исключением того, что московское лобби действует под руководством официального Минска.
 
А может хозяин вообще один?
 
Пока китайский вектор, как говорится, еще только на подходе, как быть с российским вектором, если с западным все так безнадежно?
16:34 12/03/2012




Loading...


загружаются комментарии