Ольга Завадская: Я дождусь правды о сыне

Исполнилось 10 лет, как вынесен приговор по делу об исчезновении телеоператора Дмитрия Завадского.

Хотя бывшим сотрудникам спецслужб Валерию Игнатовичу и Максиму Малику, а также Алексею Гузу и Сергею Савшкину инкриминировалось более 20 преступных эпизодов, за процессом закрепилось название «дело Завадского». Игнатович и Малик были признаны виновными в похищении Завадского. Но за 10 быстро пролетевших лет правда о судьбе журналиста так и не стала известной - рассказала мать пропавшего оператора Ольга Завадская в беседе с корреспондентом «Радыё Рацыя».
 
- Прошло десять лет с момента окончания суда по делу исчезновения Дмитрия Завадского. Что Вы тогда чувствовали? Были ли у Вас какие-то надежды встретиться с Дмитрием? Что сейчас чувствуете и думаете об этом деле?
 
- Чувствовала тогда надежду. Как могла, боролась. Мне много помогали и журналисты, и адвокаты, и юристы, и правозащитники. Я им бесконечно благодарна за ту работу, которую они делали, да и сейчас делают. Что изменилось за 10 лет? В душе - пустота. Потому что все этапы, которые прошла наша семья и по судам, и по юридическим консультациям, все это не дало никаких результатов. И сейчас никто не может ответить на единственный вопрос - что все-таки происходило за эти 10 лет для поисков Дмитрия? Потому что все наши обращения в прокуратуру заканчиваются ответами, которые ничего не стоят - отписками!
 
- А что отвечают? Или дело в общем, может быть, закрыто уже?
 
- Нет, дело приостановлено. Но нам отвечают, что дело продолжается, проводятся какие-то следственные мероприятия. Но какие, неизвестно. И на этом ответы заканчиваются. Поэтому у меня одна надежда, и она у меня не пропадает - что я в конце концов все же узнаю правду о том, что произошло.
 
- А какие у Вас версии произошедшего с Дмитрием? Вы присутствовали на суде, слушали доводы, факты, свидетельства, которые насобирало следствие. Какое у Вас впечатление сложилось, о том, что тогда произошло - 7 июля 2000 года, когда Дмитрий пропал?
 
- Одно ясно, что его украли. Во-вторых, я очень жалею, что дело Завадского не выделили в личное производство. Слушания проходили в канве тех чудовищных преступлений, в которых обвинялась группа Игнатовича.
 
- Более 20 преступных эпизодов было предъявлено в обвинении Игнатовичу и другим.
 
- Да. Они очень кровавые и очень жестокие. Были эпизоды, которые входили в параллель с похищением Дмитрия. Так, был украден какой-то Котов, директор автобазы, где работал отец Игнатовича. В следственном процессе мое внимание все время пытались обратить на этот эпизод, потому что человек пропал, кажется, по аналогичной схеме, похожей на ту, по которой пропал мой сын Дима. Виноват или нет Игнатович и Малик в похищении Дмитрия - сложный вопрос. Они сейчас приговорены к пожизненному заключению. Но заслуживают этого, потому что на самом деле преступники. Такое впечатление сложилось у меня на суде. Я не знаю, что подтолкнуло и кого к этому похищению Дмитрия. Потому что он был и на чеченской войне, делал там какие-то съемки. Кому не понравился мой сын и кто был заинтересован в том, чтобы он замолчал, неизвестно. Российская это сторона или белорусский? Личная месть Игнатовича, который воевал в Чечне, и о котором однажды Дмитрий рассказал в одном своем интервью, но не называя фамилию. Трудно сказать, но мне абсолютно не верится, что это именно личная месть Игнатовича. Потому что, чтобы уничтожить Дмитрия, у него бывший много возможностей. Буквально как угодно и где угодно в Минске. И никто бы об этом не знал. Так что трудно сказать, кто виноват. У меня много мыслей. С ними очень тяжело жить. Очень хочется знать правду. И, конечно же, я не верю, что нынешняя власть сможет открыть все документы. Потому что очень цинично жене похищенного политика Виктора Гончара Зинаиде сказали, что пройдет 50 лет и вам все расскажут. Поэтому очень страшно думать, что даже и следующая власть будет скрывать эти факты.
 
- По делу о похищении Завадского были осуждены сотрудник спецподразделения по борьбе с терроризмом Максим Малик и бывший сотрудник этого же отряда и один из руководителей радикальной группировки «Русское национальное единство» Валерий Игнатович. Но в приговоре было отмечено, что в похищении участвовали и другие, не выявленные следствием и судом люди. Не появилось ли каких-то фактов или предположений, кто, по вашему, это мог быть?
 
- Для меня это уже давно не секрет. Одним из них мог быть Александр Леоненко, который на тот момент служил в Службе безопасности президента. Соседи Дмитрия опознали его, был составлен его словесный портрет, который один к одному был похож на его фотографию. Но свидетелей запугали и они позже просто отказались от своих показаний. А для меня уже не секрет, что он был возле дома Дмитрия в момент его похищения. Потому что Дмитрия «вели» от самого дома. Это уже на сто процентов установлено судом и подтверждено свидетелями, которым я не склонна не верить. Поэтому я убеждена, что Леоненко там присутствовал. Какую роль он исполнял и чей заказ, это вопрос.
 
- Дмитрий Завадский некоторое время был личным оператором Лукашенко, а потом ушел на российский Первый канал, в те времена очень критично настроеный к правителю Беларуси. Может быть, и с этим связано его похищение?
 
- В начале своей деятельности как телеоператор он обслуживал мероприятия Лукашенко. Я не думаю, что это его месть. Кто такой Дима Завадский в контексте деятельности правителя...
 
- Вы не дождались каких-то слов извинения от Александра Лукашенко за то, что случилось с Вашим сыном?
 
- Он, видимо, считает себя невиновным с человеческой точки зрения, поэтому и не собирался извиняться. Хотя как президент он не раз говорил, что ответственный за все происходящее в стране. Поэтому ... Но Бог ему судья
 
В ноябре 2003 году Дмитрий Завадский был признан судом Фрунзенского района Минска умершим. Но Ольга Завадская вопреки всему надеется встретиться с сыном. «Это моя главная мечта», - говорит женщина.
10:21 16/03/2012




Loading...


загружаются комментарии