Некляев: В начале следующей недели несколько политзаключённых выйдут на свободу

Накануне встречи министров иностранных дел ЕС в дипломатических кругах идет обсуждение списка белорусских чиновников и бизнесменов, которым будет запрещен въезд в Европу. Одновременно ЕС сталкивается с беспрецедентным лоббированием бизнес-интересов режима Лукашенко.

Некляев: В начале следующей недели несколько политзаключённых выйдут на свободу
"Вы не можете себе представить, как много людей здесь побывало", - рассказал в интервью EUobserver высокопоставленный европейский представитель о дипломатах, представителях НПО и фирм, которые советовали не включать белорусского олигарха Пефтиева в список невъездных в ЕС.
 
Будет ли толк от такого "лоббирования", корреспондент www.Euramost.org узнал у лидера кампании "Говори правду!" Владимира Некляева.
 
- Как вы считаете, не преувеличивает ли "высокопоставленный европейский представитель", говоря о количестве лоббистов бизнес-интересов режима Лукашенко в брюссельских коридорах? Это ведь удовольствие не из дешёвых – нанять таких людей?
 
- Конечно, это не дешевое удовольствие, но такое явление, как лоббирование интересов, было всегда и всегда будет. А у Лукашенко есть лоббисты не только в Брюсселе, но и в Москве. И самым влиятельным его лоббистом в Москве в своё время был Лужков. И хотя Лужков и без того не бедный человек, я не думаю, что его услуги обходились Лукашенко «за дружбу». И сегодня главными европейскими лоббистами Лукашенко являются бизнесмены в Латвии и Литве. Они имеют достаточно серьёзный бизнес в Беларуси, и им этот бизнес не хочется терять. Но в основном деньги так называемым лоббистам отщипываются деньги с белорусского нефтебизнеса. В том числе, деньги платятся и журналистам, которых сегодня достаточно много при этих европейских лоббистах.
 
Но нужно иметь в виде, что всё это «лоббирование» происходит не на самых высоких уровнях – на уровне политических клерков. На уровне не самых влиятельных офисов, но в то же время именно в этих офисах составляются документы, которые потом идут «на верх». Но бюрократическая машина там работает таким образом, что решения принимаются на основании той информации, которая пришла с «нижних» этажей. На основании их формулировок и трактовок. Так что, в таком подходе белорусских лоббистов есть логика и есть определённая опасность. Но я бы её не преувеличивал. Дело в том, что Лукашенко уже настолько достал европейских политиков высокого уровня, что они по отношению к нему действуют, практически, самостоятельно. Не обращая особого внимания на те папки, которые по этому вопросу готовят им их подчинённые.
 
Посмотрите сами: лоббируй не лоббируй, а людей расстреляли. И это не может не повлиять на принятие решения. Лоббируй не лоббируй, но политзаключённые сидят в тюрьме.
 
У меня есть информация, что если не в воскресенье, то в понедельник, не всех, но – нескольких человек, должны выпустить на свободу. Евросоюз видит, что Лукашенко делает всё в самый последний момент, когда уже некуда выпрыгивать. Это не добавляет положительной динамики и переговорам с режимом, которые сейчас ведутся. Результатом которых может стать некое компромиссное решение, которое могут принять в Брюсселе 23 марта.
 
- 23 марта – это пятница. А вы говорите про освобождение в воскресенье-понедельник…
 
- Европолитики хотели бы, что бы это освобождение произошло до 23 марта, но, по моей информации, ещё не готов режим к такому шагу.
 
- Получается, что в Брюсселе, в ожидании понедельника, не должны что-то кардинальное решить на пятничном заседании 23 марта?
 
- Возможно, и так это всё придумано…
 
- А как вы восприняли слова европолитика Протасевича о том, что дипломатические присутствие стран ЕС в Беларуси может быть сокращено до консульского уровня?
 
- Всё происходящее в Беларуси Протасевич принимает очень близко к сердцу, это для него не европолитика, а личное. И сказанное им это – футуристическое желание того, что бы что-то более кардинальное в политическом смысле по отношению к Беларуси было решено. Но принять такое решение реально – очень сложно. Ведь это – практически разрыв дипломатических отношений. Это не признание белорусской государственности. Даже – независимости и суверенитета. И такое вряд ли в ближайшее время может произойти. Не произошло ничего такого, с момента отъезда из Беларуси послов стран ЕС, что могло бы стать поводом для такого решения. Ну, разве что расстрел Коновалова и Ковалёва. Но тот же Мартынов, наш министр иностранных дел, ткнёт пальцем в Уголовный кодекс, где есть расстрельная статья за терроризм и всё. Тут нет ничего, что бы принять такое решение. И я не думаю, что оно созрело.
14:49 21/03/2012




Loading...


загружаются комментарии