Александр Класковский: Идет обмен сигналами 4

Похоже, Лукашенко, наконец, понял, что у западных политиков все же есть яйца. Расширение санкций не могло не поубавить пыл белорусского правителя. И вот 5 апреля он провел специальное заседание по международным проблемам, на котором дал понять, что готов пойти на уступки Брюсселю.

Александр Класковский: Идет обмен сигналами
Итоги этого заседания "Белорусский партизан" попросил прокомментировать политического обозревателя Александра Класковского. 

- Александр Лукашенко увязал между собой возвращение послов Европейского Союза в Минск и освобождение белорусских политзаключенных. И сделал это 5 апреля на совещании по вопросам внешней политики. Означает ли это, что Минск готов освободить политзаключенных взамен на возвращение европейских послов, то есть, на примирение?

- Конечно, вопрос освобождения политзаключенных и вопрос нормализации отношений с Европой – это, по сути, один и тот же вопрос на сегодняшний день. Как бы ни пыталось белорусское дипломатическое ведомство утверждать обратное. Поскольку именно из-за репрессий после Площади, из-за сроков экс-кандидатам и другим участникам событий 19 декабря 2010 года и началась нынешняя "заруба" в отношениях между Евросоюзом и официальным Минском. 

Кстати, белорусская пропаганда постоянно затушевывает этот момент. Во всех этих гневных комментариях на тему "вот, проклятые буржуины, хотят костлявой рукой санкций задавить гордую республику» нети ни слова о том, из-за чего же эти «сытые буржуины" вдруг так въелись? Ни слова о политзаключенных и о том, что требованием №1 идет их освобождение. Но, конечно же, пропаганда – это одно, а на самом деле белорусское руководство прекрасно понимает, где собака зарыта. И сегодняшние пассажи официального лидера – это, с одной стороны, знаки того, что здесь готовы замиряться, но с другой – подчеркнуто, такой своеобразной риторикой, что замирение это должно происходить преимущественно на условиях белорусской стороны. То есть, крючок заброшен, но гарантий никаких не дано. Например: прошение мы рассмотрим, но не сказано, что эти люди непременно выйдут на свободу. Вроде бы не против возвращения послов, но добавлено, что мы еще персонально, дескать, глянем на каждого из них – достоин или нет. По сути, Евросоюз остается в напряжении и ему предлагается вслепую делать какие-то шаги. 

Хотя, скорее всего, значительная часть этой риторики направлена все-таки на внутреннюю аудиторию – официальному руководителю важно показать, что западники не могут его наклонить, что он по-прежнему тверд, непреклонен, принимает решения сам, а не под давлением. 

В то же время, я думаю, за кулисами идут интенсивные консультации – как обеим сторонам без потери лица постараться разрулить этот конфликт.

- Готовы ли послы Евросоюза вернуться в Минск? Как скоро это может произойти?

- Со стороны Брюсселя тоже идут сигналы. Пока обе стороны не сформулировали, очевидно, какой-то твердой парадигмы для разрядки напряженности и действуют вслепую. Поэтому мы видим такие противоречивые жесты - одновременно что-то сулящее и угрожающее. Я напомню, что на днях произошел очередной слив информации из брюссельских кулуаров о том, что после католической Пасхи, возможно, послы вернутся. Но опять же официально Брюссель этого не подтверждает. Пока идет обмен сигналами, и Европе, очевидно, нужна какая-то зацепка, скажем, освобождение хотя бы одного-двух политзаключенных, потому что Лукашенко подчеркнул: только те, кто написал помилование, имеют такой шанс. Это, конечно, не развязало бы узел, но было бы импульсом для возвращения послов. 

А дальше – поэтапно – могли бы решаться вопросы о неких других шагах навстречу: белорусская сторона может по частям отпускать политзаключенных, смягчить свою позицию по наблюдателям ОБСЕ на предстоящих парламентских выборах, возможно, даже чуть-чуть, декоративно, либерализовать условия этих "выборов". С учетом того, что самые сильные политики – в тюрьме, или после выпуска вряд ли будут реабилитированы, или не захотят лезть в эту мясорубку, ограничатся выдвижением не самых сильных кандидатов. Плюс оппозиция расколота по линии "бойкот-участие-ограниченное участие". То есть, находится в совершенно разобранном состоянии и какие-то декоративные послабления, когда не будут бить дубинками по голове при проведении встреч с избирателями, при агитационных мероприятиях, может, добавят по три минуты выступлений на телевидении, как это делалось перед президентскими выборами – вот такие минимальные показные уступки ничем не грозят белорусскому режиму, но в то же время дадут Евросоюзу новые поводы для шагов навстречу. Потому что, по большому счету, ни Минск ни Брюссель не заинтересованы в продолжении конфронтации: у Брюсселя свои мотивы, у Минска – свои. Европа, скорее, не хочет бросаться на эту амбразуру, а белорусское руководство при всех этих горделивых позах не имеет соответствующих ресурсов.

Судя по всему, нет полной уверенности, что Москва пойдет за Лукашенко в бой с Западом. На этом совещании из уст белорусского официального руководителя прозвучало (в такой своеобразной форме): дескать, мы не будем вмешивать Москву в наши разборки с Европой. Но зная своеобразие формулировок, можно предположить, что есть серьезные трения в отношениях с Москвой. Или, возможно, Кремль даже дал понять, что не та ситуация, чтобы Москва портила отношения с Западом с так называемой "последней диктатуры Европы". В общем-то, в свое время это почти открытым текстом из уст Путина прозвучало, когда он с некоторой издевкой, как мне показалось, сказал, что конфликт между Минском и Брюсселем никак не повлияет на  нашу евразийскую интеграцию. 

Вдобавок мы видим такие симптомы, как, скажем, воздушная война, как запрет на поставку сухого молока в Россию – почти полный запрет, попытки молочного российского лобби диктовать цены на белорусскую экспортную «молочку» и так далее. 

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Вот вам и свобода движения товаров в рамках ЕЭП! 

Как и предполагали эксперты, вся эта евразийская интеграция получается однобокой, по принципу "у сильного всегда бессильный виноват". И это только начало выкручивания рук со стороны Москвы. Это тот фактор, который тоже заставляет Лукашенко умерить тон заявлений в адрес Европы. Напротив, чиновникам дано указание "ястребиных замашек с нашей стороны быть не должно, реакция должна быть достойной и красивой".

Это уже совершенно другой коленкор. Это симптомы того, что Минск при всей своей показной ненаклоняемости готов искать пути развязки этого конфликта. Конечно, даже при оптимистическом развитии событий этот процесс будет идти долго, тяжело, каждый этап будет сопровождаться нудным торгом – кого освободить, реабилитация – отдельный, почти неразрешимый вопрос. НЕ исключено, что кого-то при освобождении попытаются вытолкнуть из страны – идея правительства в изгнании может внести дополнительный раскол в оппозицию и по сути окончательно зачистить политическое поле внутри страны.

Тут много мутного и неопределенного в этом сюжете, но тем не менее какие-то шансы на то, что уже пойдет деэскалация в отношениях между Минском и Брюсселем, сейчас появляются.
18:31 05/04/2012




Loading...
ссылки по теме
Купчина: Процесс нормализации отношений Беларуси с ЕС хрупкий
Разозлит ли Москву визит Лукашенко в Баку?
Уолтер Стивенс: ЕС хочет открыть новую главу в отношениях с Беларусью


загружаются комментарии