В КГБ работают мелкие воришки и извращенцы 16

Музыкант и активист компании «Говори правду!» Игорь Симбирев более года «воюет» с чекистами за самое дорогое, что у него было — гитару. Кроме того, при обыски сотрудники КГБ зачем-то изъяли трусы Игоря и вынесли из квартиры туалетную бумагу.

Во время последних президентских выборов Игорь работал в команде Владимира Некляева. Вечером 19 декабря 2010 года он находился в колонне сторонников кандидата, когда на нее напали «неизвестные люди в черном». Активиста задержали ночью, и по решению суда Симбирев отсидел 15 суток в жодинской тюрьме за участие в событиях на Площади, пишут naviny.by.

«Пока я сидел, — рассказывает музыкант, — сотрудники милиции провели обыск в квартире, которую я снимал в Минске. Вызвали хозяина, заставили отсортировать мои вещи и забрали почти все. Оставили только старенькую акустическую гитару марки «Борисовдрев». Унесли мою новую дорогую гитару в футляре (я ее купил за две недели до задержания), нетбук, флешки, телефоны, ключи от квартиры, полотенца, даже трусы и туалетную бумагу зачем-то прихватили. Изъяли и сумку, в которой находились мои личные дневники с текстами песен, набросками рассказов, записями моих мыслей и наблюдений…».

После отсидки Игорь бросился искать следы унесенных неизвестно куда вещей. При этом ни у него, ни у хозяина квартиры на руках не было никаких документов о проведенном обыске.

«С большим трудом, — продолжает он, — мне удалось выяснить, что гитара и другие вещи находятся в Управлении КГБ по Минску. Я понимал, что нетбук, флешки и дневники могут представлять для чекистов некий интерес, но зачем им гитара? В письме на имя начальника Владимира Калача я просил инструмент вернуть, пояснив, что мне он необходим для моей концертной деятельности. Ответ получил такого содержания: мол, в связи с большим объемом работы по факту массовых беспорядков 19 декабря ваши вещи вернуть не представляется возможным. Но прошло уже пятнадцать месяцев, суды по «декабристам» давно закончились, а вещи до сих пор не вернули».

Общение Игоря с комитетчиками за прошедшее время напоминает дурной сон. Он пачками писал жалобы в минское управление и центральную контору КГБ, обращался в прокуратуру, доставал телефонными звонками. Задавал только один вопрос: где моя гитара? Музыканта, что называется, водили за нос, а порой и откровенно издевались. Однажды по телефону ему сказали: «Приезжай, забирай свою гитару».

«Я приехал в Минск из Осиповичей, где живу, но толку не добился, — говорит Симбирев. — Никто мне ничего не мог конкретно сказать. Ответы были более чем странные. В одном случае меня убеждали, что «срок задержания моих вещей не ограничен», в другом — можно сказать, откровенно посылали: мол, ничего вы здесь не узнаете, у нас закрытое ведомство».

Ведомство действительно закрытое. Видимо, настолько, что гитара музыканта и его другие личные вещи оказались в списке угроз национальной безопасности и их пометили грифом «секретно».

По словам Симбирева, в общении с чекистами он перестал, что называется, выбирать выражения: «Я как-то не выдержал и заявил им, что как гражданин Республики Беларусь не допущу, чтобы Комитет государственной безопасности превратился в Комитет государственного бандитизма. Меня пригрозили привлечь за оскорбление. Привлекайте, говорил я им, но сперва верните то, что украли у музыканта».

Последнюю жалобу на имя председателя КГБ Вадима Зайцева музыкант направил 19 марта.

«Ответить мне обещали в течение 15 дней, срок уже истек, — рассказывает Игорь. — При этом одна дама лет за тридцать в центральном офисе КГБ сообщила мне, что она якобы звонила в управление по Минску, и ей там сказали, что гитару они не могут вернуть, ибо не уверены, что это именно мой инструмент. Так в чем проблема? Почему меня не вызвали на опознание моего инструмента? Я бы с десяток доказательств предоставил и особых примет гитары назвал. У меня есть фотографии этой гитары».

Может, чекисты и рады были бы отвязаться от назойливого гитариста, да вот только возвращать ему нечего? Возможно, кто-то из людей в погонах вещи Игоря «прихватизировал», а гитара сгнила в казематах ведомства? В таком случае речь должна идти о возмещении ущерба со стороны виновных лиц.

Игорь Симбирев намерен дождаться официального ответа на свою последнюю жалобу, и только после этого он обратится в суд. «Хотя не сомневаюсь, что они придумают, как выкрутиться», — заметил музыкант. С суммой ущерба он пока не определился. Более всего жаль, если безвозвратно пропали дневники, которые являются интеллектуальной собственностью творческого человека.
17:49 07/04/2012




Loading...
ссылки по теме
Отставник КГБ обвинил зятя Сидорского в рейдерском захвате его земли
Милиция задержала оппозиционерок за воздушные шарики


загружаются комментарии