Белорусская мечта о свободе

Нам уже может казаться немного странным то, что и в Европе сегодня кто-то может мечтать о том, чтобы свободно говорить и писать.

Что не надо будет бояться, что тебя побьют или задержат за участие в какой-то акции. Что, когда включишь телевизор, не увидишь снова лицо вождя, который неустанно говорит, что все хорошо, а скоро будет еще лучше. Nota bene: другого вождя за свою жизнь этот мечтатель даже не знал.

Последний европейский диктатор

В 1990 году было отлично привыкать к такой жизни в Чехословакии. В Беларуси многие ждали чего-то похожего в конце 2010 года, но оказалось, что это на самом деле была просто мечта.

Как раз о тяжелой жизни тех, кто жил в Беларуси диктатора Александра Лукашенко и не хотел с этим мириться, рассказывает фильм «Белорусская мечта», который будет показан на фестивале Jeden svět. Картину сняла белоруска Екатерина Кибальчич. Она родилась в Минске, но живет, конечно, все же в чуть более свободной России.

Мужской голос за кадром «проводит» зрителя через свою жизнь в Беларуси и в то же время через трагическую историю десятимиллионной страны, где правит «последний диктатор Европы».

Те, кто помнит, что тогда происходило, однозначно, оценят сегодня уже достаточно уникальные кадры Минска на переломе 70-х и 80-х годов, поскольку история начинает развиваться еще в советские времена на закате эпохи Леонида Брежнева. Атмосферу города воссоздают кадры зданий, построенных после Второй мировой войны, и тотального запустения старого города в типичном сталинском, мощно-помпезном стиле.

«Я больше всего люблю гулять по Минску рано утром, когда на улицах еще совсем нет людей. Тогда город мне кажется декорациями для какого-то фильма», - говорит рассказчик, делясь собственным опытом и одновременно описывая события, происходившие в Беларуси за последние 20 лет.

Как в хаосе и безнадежности после распада Советского Союза с помощью обещаний и надежды на восстановление порядка и какой-то определенности у власти оказался Лукашенко, и больше не выпускал власть из рук. Как те, кто отказался с ним сотрудничать, кто выступил против его приказов, просто исчезли, и их уже никто никогда не видел. Как экономика Беларуси все больше напоминает советское время, при этом экономика страны зависит от восточных поставок и кредитов из России.

Время надежд остановилось

«Я пытался встать на ноги и заниматься собственным делом, но в стране, где в экономике господствует центральное планирование, в частных предпринимателях никто не заинтересован», - резюмирует рассказчик, а зритель в это время снова видит плачевную сталинскую архитектуру Минска.

Осень 2010 года описывается как время надежд. Этот год для Беларуси был где-то тем же, что для Чехословакии Пражская весна в 1968 году. Это сравнение даже прозвучит в фильме. Европейский Союз заставил Лукашенко разрешить на президентских выборах в декабре 2010 года выдвигать свои кандидатуры и оппозиционным политикам; они даже могли вести предвыборные кампании, что для страны было новым этапом.

Это был самый свободный период в истории Беларуси с середины 90-х годов. И все равно это время закончилось жестоким подавлением митингов после фальсифицированных выборов и многолетними арестами ряда противников режима. Многие белорусы те несколько месяцев не могут забыть.

Фильм затрагивает и многие глупейшие детали белорусского режима. Например, на все мероприятия Лукашенко тащит с собой своего восьмилетнего внебрачного сына Николая. На военный парад Лукашенко одел мальчика в форму маленького размера и фуражку, ребенок сопровождал президента даже тогда, когда глава государства шел осматривать разрушенную после теракта станцию метро в начале 2011 года.

Беспомощность, усиливающая единство

Некоторые активисты оппозиции говорят в камеру, что хоть они и ощущают свою беспомощность, им придает силу единство, которое чувствуют противники режима в Беларуси. Они передают друг другу новости, организовывают акции протеста, оправляют политическим заключенным одежду и еду.

С судьбой тех, кто с режимом не согласен, контрастирует удовлетворение тех, кто с ним согласен. Режиссер приводит нас на народные гулянья где-то в восточной Беларуси, где местные женщины рассказывают, как они довольны Лукашенко и что, если бы его не было, в Беларуси, как и везде в мире, были бы бедность и терроризм.

В этом, кстати сказать, сегодняшняя Беларусь и Чехословакия периода нормализации отличаются друг от друга. В Беларуси у режима больше сторонников, чем тогда было у нас, что, конечно, не может не расстраивать противников.

В конце фильма авторы признаются, что рассказчик – вымышленная фигура. «Может быть, вам теперь интересно, кто я? Может быть, я ваш сосед, может быть, кто-то, кого вы знаете. Может быть, я – вы сами. Таких, как я, нас просто много», - звучат последние фразы, а на экране в полумраке рядом с кинопроектором чередуются лица.

«Белорусскую мечту» стоит посмотреть. Уже только для того, чтобы не забыть, что переход от коммунизма где-то происходил таким образом, что даже у нас он точно не был идеальным.

00:47 09/04/2012




Loading...


загружаются комментарии