Александра и Виктора Лукашенко подчиненные "сдадут, как стеклотару" 41

В последнее время часто приходится слышать рассказы задержанных демократических активистов. Практически все приводят слова милицейских начальников, уверяющих: мы ничего против вас не имеем, просто у нас есть приказ, с которым мы не согласны, но который обязаны выполнить.

Александра и Виктора Лукашенко подчиненные "сдадут, как стеклотару"
Более того, доходит до того, что в "доверительных" беседах милиция пеняет на КГБ, который в свою очередь указывает в сторону Оперативно-аналитического центра (ОАЦ).

По оценкам некоторых экспертов, все нити от силовых структур Беларуси сегодня находятся в руках старшего сына президента.

Корреспонденты сайта "Товарищ.online" задались вопросами: сдадут ли после смены власти старшие офицеры МВД и КГБ Александра и Виктора Лукашенко, или их тайные приказы так и останутся тайной; если это произойдет, могут ли такие силовики рассчитывать на снисхождение новых властей?

Один из лидеров гражданской кампании "Говори правду" Сергей Возняк убежден, что своих шефов сегодняшние милицейские и КГБшные чины сдадут не задумываясь: "Человек, которого заставляют исполнять преступные приказы в глубине души таит злобу и обиду на тех, кто принуждает его преступать закон. И как только придет время выплеснуться этой злобе и этой обиде, они обязательно выплеснутся".

А вот ответственный секретарь оргкомитета по созданию Партии Белорусская христианская демократия Денис Садовский полагает, что сегодня рассчитывать на некие признания – наивно: "Для того, чтобы они сдали своих командиров, для этого нужна веская причина - зачем им это делать, и уверенность, что если они это сделают, то после этого их не посадят в тюрьму".

- "Эскадроны смерти" отправлены в бессрочный отпуск, карт-бланш получили "эскадроны страха", - говорит лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько. - Главная цель – растиражировать страх по всей стране, поскольку тираж "Советской Белоруссии" уже не срабатывает. Поэтому избивают и унижают. Это трудно переносить не только и не столько тем, кого бьют, сколько людям, которые переносят такую вероятность на своих близких. 

По мнению руководителя Правозащитного центра "Правовая помощь населению" (Украина) Олега Волчека, не надо заострять внимание на Александре и Викторе Лукашенко, так как любой следователь собирает компромат на каждого чиновника. 

- И компромат этот используется впоследствии для продвижения по служебной лестнице и получения определенных дивидендов. За 18 лет много компроматных всплесков было: последние – в 2006 и 2010 годах. Я не исключаю, что очень скоро появятся записи телефонных разговоров, незаконных приказов. Любая авторитарная система должна понимать: ни один здравомыслящий человек не будет подставлять свою голову за интересы одного человека или группы лиц. Существует инстинкт самосохранения, - считает правозащитник.

Сегодня в первую очередь надо говорить о том, для чего Александр Лукашенко прилагает неимоверные усилия для разложения силовых структур и правоохранительных органов, уверен бывший полковник спецназа Владимир Бородач.

"Это делается, прежде всего, для того, чтобы они не могли раскрывать экономические, политические, уголовные преступления семьи Лукашенко. "Семье" и узкому окружению Лукашенко нет в этом конкуренции", - считает он. 
 
И добавляет, что уничтожена полностью преемственность кадров, без которых нет профессионального роста у молодежи. Идет перетасовка кадров между ведомствами, что добивает их профпригодность и соответствие возложенных на них задач. Режим подбирает людей по принципу преданности интересам "семьи". 
 
Анатолий Лебедько считает, что силовики делятся на две категории: люди и нелюди. Люди в погонах, профессионалы, и после смены власти останутся служить. Нелюдей, как минимум, нужно "раскрыть", показать их всей стране. 

"Когда я сидел в «американке», там тоже носились нелюди в масках. А ведь у них тоже, видимо, есть семьи, которые не знают, как работает глава семьи, дети, которым они читают сказки на ночь…" - предполагает политик.
 
Нужно предавать максимальной огласке все факты: давать в прессу фото, видео, фамилии, так как, по словам Олега Волчека, "эти "герои" просто бесятся, когда их имена становятся известны стране".
 
"После беспредела наступит люстрация. Новая власть должна обязательно провести люстрацию. Но люстрация – это не только осуждение. Это лишение званий, это лишение больших милицейских пенсий с переводом на социальную пенсию, если бывший милиционер построил квартиру по льготному кредиту – может встать вопрос об аннулировании этого. И наконец, это моральное давление", - убежден правозащитник.

Денис Садовский категоричен к вопросу об отношении новой власти к сегодняшним силовикам: "Дйствия "зверей в погонах" будут квалифицированы в соответствии с законом. А закон, как известно, один для всех".

Когда поменяется власть, не будет необходимости в услугах людей, пожелавших рассказать правду о Лукашенко, так как его надо сдавать сейчас, полагает Владимир Бородач. 

"Политический сексот должен прийти к нам и сотрудничать против режима. Сотрудник, как это уже происходит, может опередить своих подопечных и сдать нам их для пользы дела. Как уже сданы руководители определенных партий. Вот в этом случае они будут прощены. Нам нужны имена тех, кто упивается кровью наших людей, отдавая преступные приказы", - говорит бывший полковник спецназа. 
По его словам, у многих есть возможность тихого саботажа, возможность не спешить выполнять на сто процентов преступные приказы.

Глава ПЦ "Правовая помощь населению" не сомневается, что все сотрудники силовых ведомств, засвеченные в зверствах, подпадут под уголовную ответственность: "Сроков исковой давности по этим делам не будет, так как власть сейчас незаконная. Главная цель люстрации – это отделить здоровую вменяемую милицию от сброда и преступников".

"Совершивший преступление будет отвечать по закону - их никто не отменял. Лукашенко и его близкое окружение будут валить все друг на друга со скорострельностью пулемета. Офицеры уже сейчас должны работать на себя и на Беларусь, а не на преступный клан, у которого нет будущего", - призывает Владимир Бородач.

По мнению лидера ОГП, "преступлений и свидетельств столько, что скрыть их просто невозможно. Чем выше на жердочке сидит начальник – тем меньше следов он старается оставлять (за исключением безобразных существ). На самом низу – исполнители, средний уровень – организаторы, а заказ формируется сверху".

Анатолий Лебедько уверен, что если мы хотим, чтобы нация пережила эти мрачные времена, мы должны показать, что происходило в стране. И дать возможность публично покаяться этим нелюдям. Но это еще и преступление, которое влечет не только моральную, но и уголовную ответственность.

Бывший политзаключенный Сергей Возняк считает, что к вопросу "прощения" необходимо подходить в зависимости от тяжести совершенных преступлений: "Если был причастен к убийству людей, то никакое покаяние не поможет. Если лжесвидетельствовал в суде и по твоим показаниям кого-то лишили свободы - тоже придется отвечать. А если хватал волонтеров за листовки и больше ни в чем серьезном не замешан, то покаяние и честное признание о механизмах преступной деятельности спецслужб может стать основанием для снятия обвинений".

17:54 23/05/2012




Loading...
ссылки по теме
Готовит ли Лукашенко операцию "Преемник"?
Как рос Коля Лукашенко
Сын премьера Кобякова поступил в БГУ, набрав 325 баллов


загружаются комментарии