Ануфрий Романович: Как эти люди могут претендовать на лидерство в стране? 59

Страсти вокруг инициативы полковника спецслужб Владимира Бородача создать теневой кабинет, или правительство, в изгнании, не утихают. Инициаторов обвиняют в попытке создать "военную хунту в изгнании", в том, что эмигранты оторвались от белорусских реалий, а белорусская оппозиция должна объединяться внутри Беларуси.

Ануфрий Романович: Как эти люди могут претендовать на лидерство в стране?
Но оргкомитет продолжает работу. Бывший майор КГБ Ануфрий Романович в интервью "Белорусскому партизану" отвечает на некоторые упреки, прозвучавшие публично.

- К инициативе проявляют значительный интерес со всех сторон.  Когда мы разговариваем с людьми, когда объясняем, о чем идет речь (одно дело – перемалывание идеи в СМИ , это тоже хорошо))), когда каждый ищет в этой инициативе свою "изюминку", выворачивая наизнанку нашу идею, когда говорят о создании "правительства в изгнании"), и совсем другое – первоначальная идея. На самом деле, речь не идет о правительстве в изгнании. Речь идет о местонахождении офиса, названия, а сам он, может, будет находиться в лесу под Глубоким... 

На сегодняшний момент в Беларуси нет силы, вернее Структуры, через которую может поддерживаться связь между всеми белорусскими силами, заинтересованными в переменах. Вот мы и выдвинули идею, и на виду пока – Бородач и Романович.

- Подавляющее большинство лидеров белорусской оппозиции восприняли вашу инициативу в штыки. Почему такое восприятие?

- На мой взгляд, каждый хочет чувствовать себя хозяином. Я не могу сказать, что плохо отношусь к Лебедько. Но Лебедько всю дорогу гнет свою линию. Он рассуждает так, словно находится в демократическом государстве, где можно продвигать идеи, где можно свободно голосовать и свободно быть избранным. Его все время бьют мордой об асфальт, а он все время не меняет свою тактику и стратегию – вот это до меня не доходит. Как только заходит речь об общих действиях – Лебедько все время говорит: "Я – за". Доходит до конкретики - тянет все на себя: "Мы создали "Малую Конституцию",  программа вывода страны из кризиса". Для кого? Лукашенко своих министров слушать не хочет... То же самое можно сказать и о Рымашевском: "Мы придумали, мы сделали"…

Получается, что из-за неких запятых, из-за документов, которые сами напридумывали, из-за какого-то регламента, который не может быть соблюден при диктатуре – какой может быть регламент?! – они начинают вырывать друг другу волосы. 

Вернусь к Площади-2010. Если бы к Площади, когда приблизились к ней вплотную, хотя бы 19 декабря, если бы хотя бы в день выборов заявили: мы идем единым фронтом. Тогда и результат мог быть совершенно другой. В некоторых случаях даже формальная "згода" (заявили, что идем единым фронтом, но по таким и таким позициям Лебедько имеет свое видение, Рымашевский – свое) имеет колоссальное значение: мы вместе идем на Площадь, мы вместе идем на выборы.

Возьмем предстоящие "выборы". По сути дела, у многих позиции совпадают. Один из комментаторов казал правильно: от 60 до 80 процентов населения Беларуси сегодня не верят никому. Вместе с тем они считают, что выборов нет. Раз выборов нет – они бы не хотели идти на такие "выборы". Эту ситуацию нужно использовать – нужно поработать с населением, чтобы люди не пошли на эти "выборы". И называй это как заблагорассудится: бойкот, не бойкот, - но население не должно пойти на "выборы". Если на "выборы" не придут более50% избирателей – "выборы" не состояться. 

- А такой вариант в нынешней Беларуси возможен в принципе?

- Если мы поработаем в этом направлении – все поработаем! – поработаем с директорами заводов, председателей колхозов и совхозов, объясним им, что они нарушают Конституцию. Их вызывают в администрации и требуют обеспечить явку людей на участки для голосования – в период выборов они задействуют все силы на обеспечение явки. Доходит до того, что каждому работнику звонят:  ты проголосовал или не проголосовал? 

Если мы над этим поработаем, народ не придет на "выборы", - это, по сути дела, референдум недоверия власти. Поэтому предстоящую кампанию нужно использовать для информирования населения. Но тут уже должна быть единая тактика – как это делать - это уже технические вопросы, но по ним не должно быть разъединения...

- А лично Вам, из эмиграции, как представляется проблема разобщенности оппозиции? Что мешает белорусской оппозиции объединиться внутри Беларуси? Вас обвиняют в том, что вы далеко за пределами, а оппозиция должна объединяться здесь, в Беларуси? Так что же мешает ей объединиться здесь?

- Об этом много говорится. Заметьте: каждый лидер не раз заявлял: «Я за объединение!» Прежде всего, мешают личные амбиции. Мы как раз и говорим, что мы - оргкомитет, умеем договориться и способны идти на компромисс. Белорусской оппозиции сегодня именно этого и не хватает. У нас одна цель – так неужели мы не можем договориться, найти компромиссное решение по достижению этой цели? Так пусть каждый выскажет свою точку зрения, что нужно сделать для достижения этой одной цели, - и большинством голосов принимается одно решение. Если кто-то хочет идти немного по-другому – ему можно выделить дорожку, пожалуйста, иди, но будь в общем плане. Она из главных причин – амбиции. 

И второе. Очень правильно сказал Зенон Пазьняк: западные деньги развратили оппозицию. Тот же Вик: он сегодня не имеет влияния на белорусскую оппозицию, о чем свидетельствуют хотя бы его шарахания: то сказал про теневое правительство, то не сказал… А те, кто не хочет единения оппозиции, используют его слова, как хотят. Тот же Барщевский сказал: хлопцы, давайте посмотрим, что все-таки сказал Вик, может, вышла ошибка при переводе? Многие политологи говорят, и Пазьняк говорит о его связях со спецслужбами… Я бы не был так категоричен, но вместе с тем сыграли на Вика.  Вик, по сути дела, создал Ассамблею неправительственных организаций – такую бюрократическую оппозиционную инфраструктуру ! К этому привязал и западную помощь, которая, по выражению Позняка, "разбэсціла беларускую апазіцыю". 

- Вся оппозиция понимает: цель одна, и без достижения этой цели невозможна реализация личных амбиций каждого отдельного политика. Опять вопрос: почему есть понимание – и нет объединения?

- Многие говорят, что мы – эмиграция. Мы – не эмиграция, мы не теряли ни одного дня связи с Беларусью. Я не хотел сидеть в тюрьме в Беларуси, я уехал и сделал все зависящее от меня, чтобы быть в этом процессе, и знаю, что происходит в Беларуси. Я, быть может, знаю, что происходит в Беларуси даже лучше, чем некоторые политики. Непонятно: разумные люди возглавляют движения, партии не могут найти общий язык? Я беседовал многократно со многими из них, лично спрашивал: почему? Отвечают: я того не люблю, мне тот не нравится… Хлопцы, при чем тут «нравится - не нравится»? У каждого из нас свой характер, один более эмоциональный, другой – менее эмоциональный, но есть общее дело. И должно быть понимание: не могут быть реализованы задумки, идеологии любой отдельной партии, потому что политическое поле в Беларуси полностью зачищено, партии практически не имеют никакого доступа к населению, к гражданам Беларуси.

Виной всему – амбиции и (не хочется это слово употреблять) дурь каждого, кто в этом участвует. Все – умные, имеют соответствующую школу, образование, некоторые имеют опыт в государственных органах. Как эти люди могут претендовать на лидерство в стране, если десяток лидеров на протяжении ряда лет не могут договориться между собой?..

- И последнее, пожалуй. Валерий Карбалевич назвал идею "теневого правительства" "военной хунтой в эмиграции". У Вас есть  что ответить?

- Карбалевича считаю  одним  из наиболее грамотных политологов... "Военную хунту в эмиграции", думаю, употребил для "красного словца", чтобы, как говорят, "выпендриться".

Если внимательно почитать Карбалевича, то он говорил и несколько другое.

Цитата: "Вот сейчас ЕС предлагает новую программу для Беларуси — "Европейский диалог по модернизации". Не очень понятно, на кого ориентирован этот проект. Официальные власти от него категорически отмежевываются, оппозиция разобщена. Вот если бы существовало теневое правительство, оно могло бы предложить такую программу модернизации обществу от своего имени. И тогда на выборах у обывателя не возникало бы вопроса, ставшего для Беларуси почти культовым: а кто вместо Лукашенко?"

Беда в том, что в оценке действительности многие оппозиционеры, в особенности политологи, подходят с "классических" позиций. А у нас не "классика" - у нас диктатура. В этой связи возьмем еще ссылки-утверждения Карбалевича:  

"Теневые правительства за рубежом создаются только тогда, когда в стране существует жесткая диктатура, и все легальные средства политической борьбы внутри страны исчерпаны.  В Беларуси этого пока нет. Оппозиционные партии существуют официально (БХД-сколько раз регистрировалась?..), имеют свои офисы, могут участвовать в избирательных кампаниях, проводить агитацию и др."

Он разве не знает, что Лукашенко, если  делает что-то, то делает только "жесточайше"? Или нужно напомнить Карбалевичу , что в период выборов 2010 года лично по указанию "главного" кандидата за штабами остальных кандидатов был установлен, в нарушение "классики", жесточайший тоталитарный контроль, а "справедливый" суд затем использовал сводки прослушки  в качестве доказательств в суде...

 Повторюсь, считаю  Карбалевича думающим политологом, и не хочется думать, что этой статьёй  выполнял чей-то заказ.
12:04 29/05/2012




Loading...
ссылки по теме
Наблюдателей за выборами задержали вместо террористов?
ОБСЕ советует Лукашенко изменить избирательное законодательство
Лукашенко допускает переход к выборам по партийным спискам


загружаются комментарии