Когда верхи не могут, а низы не хотят 10

Слиться в "едином порыве" (или экстазе?) против Лукашенко у наших оппозиционных лидеров не получалось давно, а вот против Бородача слились.

Когда верхи не могут, а низы не хотят
Что происходит в политически активной части нашего народа? Ситуация при которой инициатива полковника Бородача вызвала такое количество столь  яростной критики, что даже перестали обращать внимание на то, как стоял Лукашенко  во время очередного выступления, явно экстраординарная. То, что оппозиционные СМИ перестали пиарить  Лукашенко, уже можно поставить полковнику в заслугу. Слиться в «едином порыве» (или экстазе?) против Лукашенко у наших оппозиционных лидеров не получалось давно, а вот против Бородача слились (по-моему это второе достижение полковника, хоть так продвинулись к объединению).

В Беларуси есть политически активная часть общества, люди с гражданским сознанием, и часть политически пассивная, впрочем, как и во всех остальных странах. То, что происходит со страной, определяют люди политически активные, остальные просто следуют за ними. Можно сказать и по другому — пассионарная и не пассионарная части общества. Критикам, готовым указать  мне на то, что решает всё Лукашенко, я отвечу, что он решает,  что происходит с режимом, территорией, крепостными, пропагандой МВД и так далее, но не с интеллектуальной жизнью пассионарной части нации. На сегодня существуют как бы две параллельных  Беларуси — лукашенковская, живущая в болезненной реальности диктатора, по случайным прихотям игры синдромов и симптомов его сознания, и вполне нормальная, психологически европейская Беларусь. Те, кто выбрал для себя жизнь в психопатологической реальности, решают, как и что правильно написать, чтобы не дай Бог не вызвать раздражения Самого, и пытаются манипулировать комплексами в призрачной надежде получить желаемый результат — галоперидол им в помощь, и пусть хранит их судьба от индуцированных расстройств психики.

Что же происходит с нормальными, активными и адекватными гражданами? Столь яростный ответ и оживлённая дискуссия более всего напоминают знаменитое: «верхи не могут жить по старому, а низы не хотят», только в применении не ко всей стране, а к нашей оппозиции. Используем классическую формулировку, вставив всего одно слово: «Для революции недостаточно того, чтобы низы (оппозиции) не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи (оппозиции) не могли хозяйничать и управлять, как прежде». Применение данного определения к анализу ситуации в нашей оппозиции вполне уместно: «Ситуация, сложившаяся после 19 декабря, обнажила, сделала очевидным и неоспоримым раскол белорусского общества. Белорусы — разъединенная нация. Нация, которая не видит путей и не имеет механизмов преодоления раскола, механизмов достижения национального согласия».

Кто такие верхи в оппозиции? Я бы разделил эт условные верхи на: а) Верхи политических партий и движений; б) Верхи движений скорее представляющих гражданское общество; в) Влиятельные фигуры, находящиеся в эмиграции; г) Огромное количество журналистов, экспертов, политологов и прочих аналитиков, создающих много шума, но обладающих сомнительным влиянием. Последних можно отбросить сразу как не относящихся к верхам (они не управляют и не хозяйничают, хотя и имеют свой интерес в сложившейся системе), а живут за счёт обсуждения политических процессов. Лидеры гражданского общества (группа Б ) отнеслись к инициативе Бородача спокойно, что совершенно логично, так как их интересы она не затрагивает. Позняк (как представитель группы В) фактически поддержал предложения полковника Бородача в своём выступлении на телеканале «Белсат». Если выбрать  активно критикующих, то мы получим практически список всех «верхов» именно политической оппозиции. Первый вывод — мы видим вовсе не критику со стороны оппозиции как таковой (оппозиции вообще), а только критику представителей номенклатуры политической оппозиции.
 
Кто такие низы в оппозиции? «Это те, кому при нынешнем режиме ничего не светит. … Низы, это такая социальная группа, которая ХОЧЕТ чего-то такого, чего при нынешнем режиме не может быть». Данное определение относится у Мацкевича к взаимоотношениям власти и народа в стране. То, что режим Лукашенко и многие черты «режима» оппозиции, имеют много общего, позволяет применить этот же подход к рассмотрению происходящего в оппозиции. «Низы оппозиции», то есть рядовые сторонники, где-то понимают, где-то подсознательно чувствуют, что только «переструктурирование» оппозиции, объединение её, может привести к решению основной задачи, восстановлению нормальной политической жизни в стране. Так кто же такие низы? Очевидно, что это все те рядовые сторонники, не только активисты, но и огромное количество тех, кто против Лукашенко, но не доверяет «старой оппозиционной элите».  17 лет борьбы с диктатурой - это упущенные возможности, совершённые ошибки, которые не только не были проанализированы, а виновные наказаны, но даже, по-моему, не были осознанны и высказаны. Это привело к «размыванию» ответственности на всех лидеров оппозиции, что усугубилось ещё и их несменяемостью. Попытки объяснения сложившейся ситуации «злопамятностью и склочность белорусского национального характера», «врождённой завистливостью», «толерантностью» и тому подобное, не выдерживают никакой критики. Совершенно очевидно, что мы такая же нация, как и другие, не хуже и не лучше. Просто люди достаточно умны, и, к сожалению для «верхов», не страдают в массовом порядке расстройствами памяти.

Как верхи узнают о том, что низы чего-то там не хотят ? Низы перестают привычно подчиняться, выполнять «руководящие указания» с одной стороны, и одновременно появляется «спикер», тот, кто выражает интересы низов. Верхи нашей оппозиции, похоже, не в состоянии осознать, что «феномен Бородача» вызван не тем, что он (Бородач) что-то там говорит, провоцирует, вводит в заблуждение «неокрепшие умы» рядовых сторонников (то, в чём его прямо и/или косвенно обвиняют), а тем, что он просто выражает требования этих «низов». Возможно, не до конца осознанные самими «низами», но от этого не менее актуальные.

Как низы узнают, что верхи уже не могут? Что в данном случае «не могут»? «Для нее (революционной ситуации) требуется еще, чтобы верхи (оппозиции) не могли хозяйничать и управлять, как прежде». Для того, чтобы управлять, необходимо, чтобы было кем управлять, но, похоже, что ситуация в оппозиции развивается даже быстрее, чем в государстве (всё та же схожесть «режимов»), отток «управляемых» из оппозиции идёт быстрее, чем работающих из экономики Беларуси. Кроме того, отсутствие силовых методов принуждения в арсенале лидеров «старой» оппозиции, относительная свобода оппозиционных СМИ  требуют сохранения контроля над умами «управляемых». Процесс потери этого контроля начался задолго до Бородача и его инициатив, чему свидетельством истории принятия самостоятельных решений региональными организациями по отношению к участию-не участию в избирательной компании, противоречащие решению центра.

Что это, если не фактическая потеря контроля (управления)? Вовсе не случайна и столь острая реакция на выступления Бородача и людей из его команды именно по вопросам «хозяйничанья», то есть финансирования. В нашем случае ситуация фактически перезрела, низы не только «узнали», но даже успели воспользоваться тем, что «верхи уже не могут».

Что низы будут делать, когда верхи признаются, что не могут? В данном случае «верхи» не только не могут признать, но они не могут даже осознать этого факта. Перехода перцепции в апперцепцию, не говоря уже о всяких там трансцендентальных апперцепциях, не наблюдается. Поэтому ожидать антиципации, то есть, говоря по-русски, не наблюдается процесса прогнозирования, предвосхищения результата того или иного действия или активности. Низы уже фактически живут своей отдельной от верхов жизнью. Сохраняющаяся вполне осознанная потребность в самоорганизации, без которой невозможно достижение целей данной социальной группы, закономерно породит «новые верхи», способные выражать их интересы и решать актуальные для «низов» задачи. Старые же «верхи» (окончательно приобретя чисто декоративную роль) либо просто исчезнут как политическая сила, либо будут находиться в состоянии искусственно поддерживаемой финансово-реанимационными мероприятиями ЕС и США полусмерти-полужизни, при условии, конечно, что странам донорам это не надоест.

Кто может то, чего не могут верхи и хотят низы? Тот, кто сможет выразить интересы этих самых «низов», удовлетворить их запрос. Тот, кто сможет консолидировать антилукашенковские силы, при этом консолидировать вовсе не обязательно означает уговорить кого бы то не было, лидеров, шестёрку, ещё кого-то. Нужно консолидировать прежде всего «низы», которые не только готовы, но и хотят этой консолидации, а «верхи», неспособные к объединению (что совершенно очевидно на данный момент), просто исчезнут. В силу каких именно причин и обстоятельств эти «старые верхи» к объединению (созданию единой силы) не способны (субъективных, объективных, личных, финансовых или ещё каких-то), роли не играет. Масса иррациональна, в том числе, масса оппозиционная, она примет то или другое объяснение, примет не критично, как аксиому. Будет это объяснение соответствовать истине или нет, роли уже не играет. Кроме того, этот гипотетический кто-то должен будет не только объединить, но и трансформировать антилукашенковские силы. Они должны перестать быть только анти- , то есть должен быть дан ответ не только на вопрос против чего (кого), но и за что (кого) они выступают.

Вывод: кризис оппозиции, о котором скорее молчали, чем говорили, перешёл в острую фазу. Мы наблюдаем перестройку всего того, что привыкли называть этим словом за 17 лет. Скоро мы увидим отмирание старого и появление нового. Будет ли оно лучше, чем старое? Хуже уж точно не будет, надеюсь, будет эффективнее, хотя, возможно, многим традиционным представителям демшизы, не демократов, а именно демшизы, это «новое» очень не понравится, но пусть мёртвые хоронят своих мертвецов. 
12:36 12/06/2012




Loading...
ссылки по теме
При Чавесе такого не было
В Минске провели акцию в честь героев Слуцкого восстания
Стакевич: Мы, как 300 спартанцев, отстояли плацдарм свободы


загружаются комментарии