Беларусь — Венесуэла: тайны политического альянса 3

Президент Венесуэлы Уго Чавес, встречая своего белорусского коллегу, традиционно отступает от протокола. Вместо формального рукопожатия — жаркие объятья.

Беларусь — Венесуэла: тайны политического альянса
Вместо «господин президент» — просто «Лукашенко», на что тот отвечает чуть менее панибратским «Уго». Проявления дружбы выглядят настолько искренне, что многие аналитики объясняют «стратегический альянс» между двумя странами, неожиданно возникший в 2006 году, взаимной симпатией двух харизматичных популистов.

Между тем, без подпитки со стороны Кремля — который в свое время и создал нужный ему союз Каракаса и Минска — экономическое сотрудничество между этими союзниками имеет склонность к угасанию. Последние два года белорусский экспорт в Венесуэлу уменьшается почти так же стремительно, как рос во время «медового месяца» — в 2008-2010 годах. Стратегическое месторождение Хунин-1, в свое время торжественно обещанное «Белоруснефти», будут теперь разрабатывать китайцы.  

Сокращение товарооборота происходит из-за исчерпания тех нескольких бартерных контрактов, которые Минск получил в благодарность за поставки в Венесуэлу российских вооружений. 

«Братья по оружию» 

Уго Чавес начал делать миллиардные военные закупки непосредственно в РФ еще в 2001 году — почти сразу после своего укрепления на посту президента. Но если автоматы Калашникова, танки и истребители Россия продает охотно и открыто, то с системами ПВО дело обстоит чуть сложнее. Официальные поставки ПВО недружественной Вашингтону стране, находящейся в непосредственной близости от границ США, лишили бы Кремль дипломатических аргументов при попытках воспрепятствовать развертыванию противоракетного щита НАТО в Европе. И хотя Венесуэла регулярно демонстрирует новые ракеты из России, Москва ни разу не признала поставок данного типа вооружений в эту страну, переводя стрелки на «неуправляемого белорусского диктатора». 

Так, комментируя в 2010 году поставку в Венесуэлу систем ПВО Тор-М1, телеканал Russia Today утверждал, что они попали туда из Беларуси, якобы в обмен на венесуэльскую нефть (как сообщалось ранее, проект поставок венесуэльской нефти в Беларусь вряд ли имел отношение к реальному товарообороту между двумя странами. Множество доказательств свидетельствует о том, что данные поставки служили лишь прикрытием для контрабандных сделок Беларуси с российскими нефтяниками.) Недавно стало известно, что Уго Чавес получил от Минска и установки С-125 (они были сняты с вооружения белорусской армии после того, как на замену им из России поступили более мощные С-300).  

Александр Лукашенко же и не думает отрицать своей роли в вооружении «борцов с империализмом». Когда в 2006 году, по пути на свой регулярный военный шопинг-тур в Россию, Чавес впервые заехал в Минск, стороны не просто подписали договор о военном сотрудничестве, а объявили о создании «стратегического альянса». Год спустя глава белорусского Совбеза Виктор Шейман сообщил, что Минск заключил с Венесуэлой контракт на миллиард долларов по поставке «средств ПВО, бортовых систем создания помех системам ПВО и наведения ракет противника», рассказывает белорусский военный эксперт Александр Алесин. 

Замначальника Генерального штаба Беларуси Петр Тихоновский в свою очередь пояснял, что «в течение 6 лет Минск создаст в Венесуэле систему противовоздушной обороны и радиоэлектронной борьбы, включая подготовку специалистов и руководящего состава».  

Совмещая полезное с приятным 

Посредничество Минска имеет и еще одну выгоду — лично для чиновников российского ОПК. Ведь когда «Рособоронэкспорт» продает оружие третьим странам напрямую, вся выручка от продажи попадает в казну (по крайней мере, должна туда попадать). А когда сделка идет через Беларусь, «Рособоронэкспорт» продает военную технику не по рыночной цене, а практически по себестоимости. В рамках договора ОДКБ российские военные производители не имеют права брать с Минска большую цену, чем с вооруженных сил собственной страны. 

Таким образом, при продаже российской военной техники третьим странам через Беларусь вся рыночная наценка достается не государственному российскому холдингу «Рособоронэкспорт», а частной белорусской компании «Белтехэкспорт», через которую Минск осуществляет оружейные сделки. Данная компания, равно как и ее владелец Владимир Пефтиев, получила недавно широкую известность благодаря внесению в черный список ЕС. В обосновании к европейским санкциям Пефтиев именуется «личным финансистом Лукашенко». 

С кем конкретно делились сверхприбылями от спекуляции российским оружием, известно лишь участникам данного бизнеса. Можно только добавить, что такое сотрудничество длится уже не первое десятилетие, и жалоб с российской стороны не поступало. 

Крайне доволен такой схемой оказался и Уго Чавес. Получив от Беларуси желаемые системы ПВО, он оказал своему «брату по оружию» (так он назвал Лукашенко в 2007 году) ответную услугу. 

Секрет «торгового чуда» 

В 2008 году Венесуэла дала Беларуси льготный кредит объемом 500 миллионов долларов. За год до этого Каракас перечислил такую же сумму в фонд для создания в Венесуэле совместных с Минском сборочных предприятий. Фактически это означает, что Уго Чавес позволил своему «брату по оружию» вернуть кредит бартером — поставками белорусской техники и строительными услугами. Другими словами, деньги, которые Минск возвращает Каракасу по кредиту, поступают в упомянутый фонд, который оплачивает белорусский импорт. Правда, на практике Беларусь, начавшая исполнять договоренность по поставкам еще до выделения кредита, «освоила» полмиллиарда долларов задолго до его возврата. 

Поэтому в 2009 году Минск начал переговоры по новому бартерному контракту — на оплату товарами и услугами белорусских предприятий «премии» за право разработки «Белоруснефтью» стратегического месторождения Хунин-1. Таким же способом, по всей видимости, оплачивались «премии» и за мелкие месторождения нефти и газа, которые «Белоруснефть» разрабатывает в Венесуэле. 

На данный момент суммарный белорусский экспорт в Венесуэлу с 2008 года приближается к миллиарду долларов — суммарному объему упомянутых бартерных контрактов. Падение товарооборота по мере приближения к данной отметке может свидетельствовать о том, что вне бартерных сделок белорусская продукция представляет для Венесуэлы довольно ограниченный интерес, а новых контрактов подобного рода Каракас до последнего времени предлагать не спешил. 

Это и неудивительно, особенно учитывая, кроме прочего, что у Чавеса — разгар президентской кампании, а венесуэльская пресса пестрит заголовками о масштабном воровстве на белорусских строительных проектах и их некачественном исполнении.  

И хотя Лукашенко и в этот раз возвращается из Венесуэлы с новым контрактом на строительство — тепловой электростанции на миллиард долларов, — платить за очередной заказ Каракас не собирается. Другими словами, если до 2010 года Венесуэла оплачивала белорусские проекты деньгами, потом — разрешениями на разработку нефтяных месторождений, то теперь Минск финансирует свое строительство в этой стране сам — из кредитной линии, предоставленной ему ранее Китаем. Подразумевается, что возвращать этот кредит Пекину Беларусь будет за счет продажи электроэнергии с построенной в Венесуэле ТЭС. И если для обычных белорусов, получивших очередной миллиард долларов госдолга, выгодность данной сделки неоднозначна, то интерес правительства понятен — краткосрочно увеличить экспорт и получить возможность манипуляций на подрядах. 

Но даже эта сделка вряд ли состоялась бы, если бы белорусские власти не «приправили» ее, как и прежде, интересными предложениями по поставкам через Минск российских вооружений. 

Ничего личного — только бизнес 

Причем речь, скорее всего, идет не только и не столько о самой Венесуэле, сколько о возможном посредничестве Каракаса для поставок военной техники правительственным войскам Сирии, в которых западная пресса уже сейчас обвиняет и Москву, и Минск. 

Учитывая, что война в Сирии и эмбарго стран Запада на иранскую нефть — единственное, что пока еще удерживает обваливающуюся мировую цену на углеводороды, острая заинтересованность Кремля в продолжении конфликта на Ближнем Востоке понятна. 

Между тем, судя по последним сообщениям о дезертирстве высоких чинов сирийской армии, если Башару Асаду не оказать помощь сейчас, вскоре помогать уже будет некому. В этом контексте понятно и то, почему первый иностранный визит новоизбранного президента РФ Владимира Путина был именно в Минск. Ведь для дальнейшей поддержки Башара Асада оружием Кремлю удобнее всего действовать через Минск. 

На данный момент морские подходы к Сирии находятся под таким пристальным наблюдением международного сообщества, что Россия пока не может завершить даже официальную доставку. В этой ситуации наиболее надежный, если не единственный безопасный маршрут транспортировки вооружений Дамаску — прямое авиасообщение Каракас-Дамаск, знаменитые «переполненные пассажирские рейсы» сирийских и венесуэльских авиалиний дважды в неделю, недоступные обычным пассажирам под предлогом отсутствия свободных мест. Несколько лет назад венесуэльская авиакомпания уже подвергалась обвинениям в использовании данных рейсов для транспортировки оружия в Сирию, после чего торжественно объявила о прекращении рейсов… чтобы возобновить их днем позже.  

Учитывая, что Минск получает российские вооружения практически по себестоимости, а Дамаск сейчас, при надобности, готов и переплатить — данный бизнес обещает немалые барыши для отдельных людей в правительствах Беларуси и Венесуэлы, а также для их друзей в Кремле.
11:33 28/06/2012




Loading...
ссылки по теме
Лукашенко назвал сотрудничество с Каракасом "плодотворным"
Лукашенко построит для Чавеса космодром
В Каракасе довольны визитом Лукашенко


загружаются комментарии