Александр Класковский: Мир для Лукашенко совсем сузился 14

Президентское кредо А.Лукашенко "идем туда, где нас принимают" им же и воплощается в жизнь.

Александр Класковский: Мир для Лукашенко совсем сузился
Именно в его рамки вписывается затяжной вояж на Кубу, в Венесуэлу и в Эквадор, откуда только 29 июня вечером белорусский руководитель и вернулся. «Мир для Александра Лукашенко значительно сузился», поэтому приходится довольствоваться третьим миром, заявил в интервью "Белорусскому партизану"  политолог Александр Класковский.

И вероятный визит в  Киев, где Лукашенко никто особо не ждет, тоже вписывается в эту схему: на финал чемпионата Европы по футболу съедутся европейские руководители, а белорусский правитель, не исключено, просто «использует ситуацию без морально-психологических терзаний».

Беларусь скатывается в третий мир

— Александр Лукашенко совершил затяжной вояж на Кубу, в Венесуэлу, в Эквадор. Чем эти страны третьего мира так заинтересовали белорусского руководителя?

— Лукашенко часто повторяет: «Мы идем туда, где нас принимают». По этому принципу, когда белорусский режим вдрызг разругался с Западом, была изобретена концепция так называемой «большой дуги внешней политики», это белорусский МИД так красиво упаковал. По сути же это уход в третий мир, ориентация на страны, которые не предъявляют к Беларуси претензий из-за недемократизма, репрессий. 

И куда, с другой стороны, можно еще спихнуть стареющие белорусские бренды? Белорусская экономика не модернизирована — а это тоже следствие конфронтации с Западом, откуда могли бы прийти передовые технологии, инвестиции. И получается для белорусского руководства не большая дуга, а заколдованный круг. 

Делая ставку на третий мир, можно получить небольшие локальные дивиденды, но в принципе это грозит тем, что сама Беларусь будет сползать в третий мир. Режимы, с которыми водится официальный Минск, к сожалению, не являются передовыми ни в экономическом, ни в политическом плане. Они — «братья по крови» в плане удушения политической альтернативы, в плане авторитаризма, а часто еще и антиамериканизма. Это вынужденный геополитический выбор из-за специфики белорусского режима; можно сказать, что мир для Александра Лукашенко сузился. Поэтому выбор его маршрутов весьма ограничен.

Во время этого латиноамериканского турне он посетил три страны, в которых господствуют левые режимы, режимы антиамериканские — это идеологическое родство на первом плане. Хотя есть и некоторые экономические расчеты, как в случае с Венесуэлой, но они тоже шаткие…

— Почему?

— Дружба с Венесуэлой завязалась на почве антиамериканизма и популизма. В этом плане Чавес и Лукашенко действительно «братья», друг к другу обращаются на «ты». И те проекты, которые сейчас реализуются, — это все отношения по понятиям. Чавес серьезно болен, и некоторые обозреватели даже расцени этот визит Лукашенко как своеобразное прощание с другом. Но даже если тот сможет в октябре участвовать в выборах, то не факт, что победит. Венесуэла все-таки не настолько авторитарная страна, как Беларусь, там выше степень политической конкуренции. Кстати, урок для белорусских оппозиционеров — там оппозиция объединилась, провела праймериз, избрала сильного, мощного единого кандидата, губернатора штата Миранда Энрике Каприлеса. Как видите, это не маргиналы, а очень серьезные люди из самой системы. Поэтому бабушка надвое сказала насчет исхода осенних выборов в Венесуэле.

А если там меняется власть, то может быть (скорее всего, так и случится) пересмотрена обширная амбициозная программа сотрудничества между Минском и Каракасом; оппозиция обвиняет Чавеса в том, что он транжира, что разбрасывается нефтедолларами налево и направо, закупает оружие, одаривает идеологически близкие режимы. Оппозиционный кандидат подсчитал, что Чавес «подарил» Лукашенко примерно 3 миллиарда долларов. 

Проект поставок нефти  из Венесуэлы в Беларусь уже фактически свернут, о чем официально заявила белорусская сторона. Впрочем, эта нефть, хоть и была очень дорогая, но сыграла роль психологического оружия — в итоге Москва раскошелилась и решила давать Беларуси беспошлинную нефть.

Новый президент Венесуэлы, я думаю, займется серьезной ревизией всего комплекса проектов, и от них могут остаться рожки да ножки.

Куба — если продолжать перечень этих режимов — просто бедна. Например, белорусские тракторы кубинцы готовы закупать за белорусский же кредит! Выгода сомнительна: мы помним, как Советский Союз щедро поставлял технику «социалистическим братьям», и затем пришлось просто списывать астрономические долги стран Африки, других регионов «третьего мира».

В случае с Эквадором может повториться тот же сценарий. Там постоянные путчи, уличные бунты — за последние 10 лет поменялось то ли 8, то ли 9 президентов. То, что вчера там подписал Лукашенко, в любой момент может быть дезавуировано новым правителем…

Беларусь законсервировалась на уровне советских технологий и пытается стареющую продукцию индустриальных гигантов «впаривать» третьему миру. Чем дальше — тем хуже это будет удаваться.

"Можно еще лет 20-25 править, пока этот мальчик подрастет"

— Именно в силу «братства по крови» Лукашенко в Венесуэле явил миру своего младшего сына Колю — в качестве преемника «лет через 20-25»? Хотелось бы это воспринимать как дурную шутку, но не похоже…

— Это не первое заявление такого рода. Еще когда широкая общественность не знала, как зовут этого мальчика, на одной из пресс-конференций прозвучало, что «младшего» он готовит в преемники. Потом эта тема поднималась еще несколько раз — то в утвердительном плане («наследник подрастает»), то в ряде интервью белорусский официальный лидер сам же эти слова и дезавуировал, объяснял: пошутил, а глупые журналисты все приняли за чистую монету. 

Я думаю, что эта игра словами, смыслами, намеками отражает внутреннюю драму бессменного белорусского президента. И это, в принципе, драма каждого авторитарного правителя, потому что он блокирует нормальные механизмы ротации власти, и в итоге — не знает, кому передать эту власть. Сам он не вечен, нормального политического класса в стране нет, как правило, даже окружению такие руководители не доверяют. Мы видим, сколько премьеров в Беларуси поменялось, сколько сменилось руководителей спецслужб. Эта атмосфера недоверия витает в воздухе постоянно, и она усугубляется фактором Кремля. Рядом — Россия, большая империя, хищная в восприятии Лукашенко. Хотя периодически звучат сладкие речи об интеграции.

На самом деле он понимает: стоит только споткнуться — и Кремль бестрепетно уберет эту фигуру и поставит другую. Поэтому постоянно присутствуют фобии, подозрения, что вокруг плетутся заговоры… И в этом плане действительно никому доверия нет.

Но сразу возникает вопрос: почему речь идет о младшем сыне? Ведь старший сын — уже в ближнем кругу, он помощник, достиг возраста, когда можно баллотироваться. Но, во-первых, Александр Лукашенко уже проговаривался, что не считает его сильной, харизматической политической фигурой. Во-вторых, я думаю, этот срок — «20-25 лет» — невольно проговоренное вслух желание еще править достаточно долго. Нынешний белорусский руководитель чувствует себя достаточно сильным, что усиленно демонстрирует — и на лыжне, и на хоккейной площадке. 

Наверное, у него просто в голове не укладывается: я в самом расцвете сил, и вдруг — пенсионер?.. Он эту мысль не приемлет. А ориентир на Колю дает спасительный вариант: можно еще лет 20-25 править, пока этот мальчик подрастет. Вроде бы больше вокруг нет никого, кому можно было бы передать власть. Не говоря уже о том, что в нормальном государстве эти механизмы вообще работают на автомате: отбыл, как правило, два срока — уходи.

— Из Латинской Америки Лукашенко делает неожиданный крен и незваным гостем отправляется в Киев на финал чемпионата Европы по футболу. Хотя Лукашенко никто не приглашал… В связи с этим визитом бывший украинский посол Бессмертный задается вопросом: зачем Лукашенко летит в Украину?

"Белорусский руководитель использует ситуацию без морально-психологических терзаний…"

— Наверное, посадку "Боингу" все-таки дают (смеется).

Другое дело, что господин Янукович, узнав, что туда намеревается лететь белорусский коллега, скорее всего, испытал и, вероятно, продолжает испытывать определенный дискомфорт. С одной стороны, с соседями не принято ссориться, с другой — Янукович уже и без того сильно осложнил свои отношения с Европой репрессивными действиями внутри страны, в первую очередь это «дело Тимошенко», которое в Евросоюзе воспринимают как политическую расправу. И сейчас дополнительно портить отношения с ЕС Януковичу абсолютно не с руки.

Ситуация же приобретает характер коллизии с учетом того, что в Киев собирался польский президент Коморовский, собиралась Меркель (может, немножко разрядится обстановка «благодаря» проигрышу немцев, который невольно «помог» Меркель не лететь, и одним нежелательным соседством будет меньше)… 

Если брать отношения с Польшей, то после ареста журналиста и одного из лидеров польской общины Беларуси Андрея Почобута соседство Коморовского с Лукашенко в VIP-ложе тоже выглядело бы достаточно пикантно. Я думаю, украинским властям придется проявить максимум изобретательности, разводя гостей таким образом, чтобы они в буквальном смысле не столкнулись лоб в лоб. 

А для Януковича, я думаю, присутствует еще один момент дискомфорта: год назад Александр Лукашенко назвал  украинское руководство «вшивым», и это было связано с подобной коллизией. Тогда глава Еврокомиссии Баррозу поставил условием своего прилета в Киев на годовщину Чернобыля отсутствие белорусского правителя. И Янукович выбрал более почетного, с его точки зрения, европейского гостя, что породило страшную обиду белорусского президента. И вот тогда прозвучала уже вошедшая в анналы фраза насчет «вшивости» украинского руководства и «козла Баррозу».

У Януковича есть момент личной обиды, и то, что дают посадку «Боингу» белорусского президента, наверное, означает, что Янукович наступил на горло своим эмоциям и все-таки решил не ссориться. 

Хотя я не думаю, что он забыл — такого рода амбициозные авторитарные лидеры злопамятны и мстительны. Но, видимо, Янукович решил лавировать, угодить и нашим и вашим.

Потому что в отношениях Беларуси с Украиной присутствует все-таки сильный прагматичный момент — довольно большая торговля. И потом, украинцы имеют перед Беларусью долг со времен распада Союза, а Беларусь, в свою очередь, не ратифицирует договор о государственной границе. То есть, держит официальный Киев в капкане. 

Впрочем, сегодня "Боинг" Лукашенко приземлился в Минске. И, судя по уклончивому комментарию его пресс-секретаря, окончательного решения, лететь ли в Киев, нет. Не исключено, что оттуда получен какой-то прозрачный намек. Так что интрига закрутилась еще сильнее.

— Но сам Лукашенко тоже ведь должен чувствовать себя неуютно…

— Мне кажется, таких комплексов у белорусского руководителя нет, он меньше всего думает о том, что создаст напряженность, дискомфорт. Поскольку у него вообще не очень много возможностей засветиться в международном плане, он использует любую возможность. Классический пример: в Стамбуле на саммите ОБСЕ в 1999 году была знаменитая ситуация, когда он в коридоре или кулуарах подошел к тогдашнему американскому президенту Клинтону. Судя по всему, Клинтон даже не въехал, что называется, кто к нему подошел… Но потом долго белорусская пропаганда обсасывала ролик, где Лукашенко здоровается с Клинтоном за руку.

Я думаю, белорусский руководитель использует ситуацию без морально-психологических терзаний…
11:40 30/06/2012




Loading...
ссылки по теме
Разозлит ли Москву визит Лукашенко в Баку?
Сотруднику МВД Беларуси не разрешили выехать в Украину
Снятый с самолета "Белавиа" пассажир подал в суд на власти Украины


загружаются комментарии