Почему белорусские силовики бегут на Запад? 7

О жизни белорусских силовиков в стране традиционно никто почти ничего не знает. Менты дружат только с такими же ментами и даже с коллегами из КГБ и других ведомств общаются редко.

Почему белорусские силовики бегут на Запад?
И уж совсем сложно подружиться с ментом человеку постороннему. Хотя желающих дружить с белорусскими милиционерами среди гражданских совсем не много – от тюрьмы все равно не отмажет из-за страха потерять работу и в возвращении отобранных водительских прав не посодействует. По телефону с ментами обсуждать вообще ничего нельзя: все знают, что их постоянно слушают внимательные радиослушатели из службы безопасности МВД. В общем, обычному белорусу иметь среди друзей или кумовей милиционера не очень-то и надо. 

На бойцов элитных спецподразделений распространяется все то же самое, только в еще большей степени. Те вообще ни с кем не дружат. По крайней мере, на публике. Им не положено. А начальство обо всех их связях вне работы знает и, конечно, контролирует. 

Разумеется, при такой закрытости силовиков любая информация о том, как у них там все утроено, о чем они думают, сколько зарабатывают и почему делают то, что делают, тут же становится сенсацией. А любой силовик, у которого не сложились отношения с системой и который решил рассказать о том, что в ней происходит (предварительно сбежав за рубеж), тут же становится звездой. Правда, до недавнего времени разоблачителями тайн белорусских силовиков выступали, в основном, беглые оппозиционеры, которые из-за бугра рассказывали белорусам, как их пытались (само собой, безуспешно) вербовать чекисты. 

И вдруг такая история. Капитан белорусской милиции Сергей Макар сбежал из Беларуси в Стокгольм и уже оттуда (видимо, ради получения вида на жительство) дал интервью оппозиционной газете «Народная воля». Милиционер рассказал, что вынужден был сбежать из родной Беларуси, потому что на него постоянно давили спецслужбы, впервые заинтересовавшиеся им еще в 2006 году. 

В то время брат Сергея – Игорь Макар – служил в элитном спецподразделении белорусского МВД «Алмаз». Потом из милиции он ушел и стал охранником бывшего кандидата в президенты страны, а позже политзаключенного Александра Козулина. За такое предательство, как якобы узнал Игорь Макар, его хотели то ли припугнуть, то ли даже убить. И он покинул Беларусь. 

Тогда в КГБ взялись за Сергея Макара, требуя, чтобы он любыми правдами и неправдами вынудил брата появиться в Беларуси. Того же требовали и от сестры братьев Макаров: ее однажды «привезли в отдел милиции, оскорбляли, издевались над ней, угрожали, что с ее ребенком что-то случится». 

В Стокгольме Макар охотно рассказывает, что белорусская милиция (вот неожиданность) дает ложные показания в судах, преследует неугодных по политическим мотивам и принуждает граждан к досрочному голосованию. В 2010 г. во время выборов в парламент милиционер Макар видел, как члены избирательной комиссии заполняли бюллетени за инвалидов по зрению и ставили галочку напротив фамилии Лукашенко. 

По словам Сергея Макара, в белорусской милиции нет ни одного человека, кто верил бы в виновность террористов Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, которых в Белоруссии уже успели расстрелять по приговору суда за теракт в минском метро. А еще Макар с пристрастием рассказывал, будто все белорусские милиционеры считают Лукашенко «колхозником», смеются над ним и открыто это обсуждают друг с другом. Мол, для большинства силовиков Лукашенко – мини-версия Жириновского, и отношение к нему соответствующее. 

Брат Игорь, тот, что был охранником у Козулина, 18 июля тоже дал интервью – оппозиционному телеканалу «Белсат». И раскрыл еще одну сенсационную подробность. Оказывется, в 2006 году политика Козулина хотели убрать одним из двух возможных способов: или нарыть на него компромат, или просто убить. Ни того, ни другого, кстати сказать, не случилось. 

Наконец, в интервью прозвучало мнение, будто 80% белорусских милиционеров в случае гарантий собственной безопасности и безбедного будущего с радостью предадут Лукашенко и выступят против него. 

Рассуждения, в общем, довольно банальные и выглядят так, будто беглым миллиционерам их кто-то подсказал. Не удивлюсь, что так оно и было: Сергей Макар уже попросил политического убежища в Швеции. А такие дела обычно не делаются без участия политэммигрантов предыдущей волны. 

Мне тоже приходилось общаться с представителями белорусских спецслужб. И что можо сказать точно, так это то, что над Лукашенко открыто в милиции никто не смеется – хотя бы потому, что все боятся стукачей, которых в рядах белорусской милиции очень много. Также как-то очень слабо верится, что большинство милиционеров поддержали бы перемены во власти. Белорусские силовики попросту не допускают мысли, что власть в стране в ближайшее время может поменяться. Всерьез об этом никто не говорит и не думает. Слишком иррациональным это представляется.

Наконец, вряд ли кто-то всерьез сегодня верит в то, что Козулина или любого другого оппозиционого политика Беларуси силовики могли пытаться убить. Зачем? Лукашенко сначала посадил бывшего ректора Белгосуниверситета в тюрьму, затем пропустил его через свою мощную пропагандистскую машину, а потом отпустил в обмен на кредиты МВФ. Ситуация использована по максимуму. А какие дивиденды власть получила бы от смерти политика? Очевидно, никаких. 

Белорусские власти пока никак не прокомментировали заявления братьев Макар. И будьте уверены, что не прокомментируют. Слишком много чести. А вот задуматься над тем, почему из органов бегут специалисты, могли бы. Вот, например, бывший сотрудник Молодечненского полка связи КГБ Антон Шабуневич уволился из комитета и  пожаловался в соцсетях на тяжелую жизнь. Суть претензий к профессии: зарплата всего $250 и огромное количество ограничений. Даже за границу чекиста по-человечески, без специальных разрешений не отпускают. И подрабатывать в других отраслях не разрешают. Проблема расхожая. Все белорусские силовики жалуются ровно на то же самое. 

Что важно, жаловаться они на это дело стали совсем недавно – всего год назад. Валютный кризис 2011 г. в Белоруссии затронул фактически только бюджетников. И поднимать зарплаты силовикам, которых сегодня в стране слишком много (1442 милиционера на 100 000 жителей, и это не считая чекистов, прокуроров, пожарников и других людей в погонах), у властей нет никакой возможности. 

Из всех госслужащих в Беларуси больше всего получают прокуроры. На руки выходит где-то $500–600. Поэтому они пока не увольняются и из страны не бегут. 

А вот милиционеры бегут. Потому что в Беларуси уволившийся из органов миллиционер практически обречен на выезд на ПМЖ за рубеж. Внутри страны найти работу не по специальности он все равно не сможет. Его просто никуда не возьмут, потому что он ничего не умеет. Поэтому белорусским властям пора бы задуматься: поднять силовикам оклады и как-то сократить их численность. Иначе подобные неприятные разоблачения будут появляться в европейских и оппозиционных СМИ все чаще и чаще.


11:01 23/07/2012




Loading...
ссылки по теме
Лукашенко уволил в запас начальника криминальной милиции
Когда белорусские силовики начнут отвечать за превышение служебных полномочий?
На юбилейной медали внутренних войск Беларуси будут бойцы в будёновке и шлеме


загружаются комментарии