Диалог о модернизации: маленький шанс заинтересовать белорусские власти у Брюсселя есть 3

23 июля в Брюсселе белорусская делегация приняла участие в третьей встрече министров иностранных дел стран политики "Восточного партнерства".

Несмотря на летние отпуска и внутренние вопросы, Евросоюз не снимает Беларусь с повестки дня, контакты продолжаются как с гражданским обществом, так и с представителями властей. Но есть ли у Брюсселя новая стратегия взаимодействия с Беларусью? И насколько в самой стране готовы подхватить, в частности, инициативу "Европейского диалога о модернизации"?

Пресс-служба МИД сообщила, что на общем заседании Сергей Мартынов напомнил про "дискриминационные подходы" внутри "Восточного партнерства", а также дефицит демократии и другие кризисы в странах ЕС. Глава МИД внес предложения по наполнению этой европейской инициативы, сделав акцент на энергетику и транспорт, поскольку именно эти области могут придать ей новый импульс. 

В свою очередь, пресс-служба верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон по результатам встречи заявила об обеспокоенности главы европейской дипломатии ситуацией в Беларуси. Эштон призвала немедленно освободить и реабилитировать всех политзаключенных, остановить репрессии и провести парламентские выборы в сентябре честно и открыто. Именно эти шаги, считает она, способны дать новый импульс белорусско-европейским отношениям. 

Евросоюз с завидной регулярностью формулирует и переформулирует свою политику и предложения о возможностях сотрудничества с официальной Беларусью, пишет БелаПАН. 

Первая проба пера ЕС была в ноябре 2006 года, когда Еврокомиссия опубликовала неофициальную стратегию (non-paper) развития отношений с Беларусью, перечислив, что может дать стране в обмен на выполнение 12 рекомендаций. Минск такие условия не вдохновили. 

После того как в августе 2008 года на свободу вышли последние из тогдашних признанных Западом белорусских политзаключенных, ЕС заморозил санкции против белорусских властей, в Минск приехал генсек Совета ЕС Хавьер Солана, из рекомендаций было выделено пять основных. 

ЕС выступал за реформу избирательного законодательства, свободу объединений, прессы, деятельности неправительственных организаций и свободу личности. 

В ответ на ограниченный прогресс Минска по этим направлениям в мае 2009 Беларусь была включена в "Восточное партнерство", а Брюссель заговорил о промежуточном плане реформ — дорожной карте развития сотрудничества. 

Брутальный финал президентских выборов в декабре 2010 года, последовавшие затем репрессии существенно скорректировали политику ЕС. Брюссель не просто вернул санкции, но и, похоже, лишился иллюзий о возможности договориться с Минском или перевоспитать белорусское руководство. Хотя и повторяет, что не поставил крест на стране.

В конце марта стартовал "Европейский диалог о модернизации с Беларусью", но до сих пор ни у одной из сторон нет четкого представления о том, что именно и как следует обсуждать. Брюссельские представители и белорусы, которые участвовали в первых встречах, путаются в показаниях, никто не имеет точного представления, что и как стартовало. 

Этот диалог, по сути, задуман как платформа для актуализации промежуточного плана реформ. Вместе представителями гражданского общества и оппозиции (эксперты от госструктур пока отпадают) планируется определить существующие проблемы и необходимые реформы, чтобы сказать, чем именно сможет помочь Брюссель и как сотрудничать с властями. 

Изначально ЕС заверил, что это не будет диалог ради диалога, он не будет диктоваться Брюсселем. Однако поскольку эта инициатива — европейская, ее формат был заложен евросоюзной бюрократией. Сегодня он предполагает три фазы, первая из которых завершится в сентябре 2012 года. 

Диалог в рамках четырех тематических рабочих групп (политический диалог и реформы; правосудие; экономические реформы; рыночные и регуляторные реформы) организован в форме семинаров и встреч как в Беларуси, так и за ее пределами. 

Ожидается также, что будет назначен управляющий комитет, куда войдут представители Европейской службы внешних действий и Еврокомиссии, а с белорусской стороны — гражданского общества и оппозиции. Официально больше — никаких подробностей.

Даже учтя опыт 2010 года, Евросоюз снова создает рамки для общения со ставшими для него традиционными партнерами, чтобы попытаться разрешить традиционные вопросы. 

Посол Великобритании Розмари Томас объяснила, что само появление диалога о модернизации подтверждает интерес ЕС в улучшении ситуации в Беларуси и ее европейском будущем. По словам госпожи Томас, ЕС вместе с белорусскими экспертами стремится заранее продумать роль Евросоюза в трансформации белорусской системы. 

Другой вопрос, что визави Брюсселя не являются агентами перемен, а белорусские власти не хотят трансформаций и любые предложения с предварительными условиями считают издевательскими. Белорусской власти сегодня (как и всегда) нужны деньги, а не идеи. 

Кроме того, нет единства во взглядах на развитие двусторонних отношений с ЕС между экспертными кругами, неправительственными структурами и политической оппозицией, они сохраняют разные подходы; не налажено и сотрудничество между ними. 

Более того, сложно говорить о том, что экспертное и политическое сообщество, давно существующее в изоляции, владеет полной информацией о положении дел в стране. Кстати, эти люди как раз понимают, что без участия властей модернизировать Беларусь не удастся. 

По мнению главы международного консорциума "ЕвроБеларусь" Влада Величко, этот диалог — попытка ЕС сформулировать "хоть какое-то предложение" для Беларуси в условиях, когда свои предложения так активно формулирует Россия. Он также призван частично компенсировать почти полное отсутствие двустороннего измерения в отношениях. 

Пока динамика низкая, признает активист, идет инвентаризация имеющихся предложений и ранее разработанных пакетов реформ. Да и надежды Брюсселя, что в диалог включатся власти, вряд ли оправдаются. 

Величко формулирует практическую задачу этой инициативы как создание рамок для оппозиции и гражданского общества, чтобы они могли "строить свои отношения и делать общие предложения по реформам властям и ЕС". И, конечно, вдохнуть новый импульс в процессы "Восточного партнерства" в Беларуси. Величко также видит у Брюсселя шанс заинтересовать в реформах белорусские власти: мол, он маленький, но есть. 

ЕС не имеет иллюзий насчет веса оппозиции в Беларуси, но ему нужны партнеры внутри страны, говорит Величко. Гражданское общество в этих отношениях — это инновация, позитивный опыт "Восточного партнерства". А оппозиция — скорее вынужденный контрагент, традиционный партнер Европарламента и стран ЕС. 

Европейский диалог о модернизации, конечно, ожидают те же сложности, что и предыдущие инициативы ЕС, ведь ситуация в стране не изменилась. Но именно потому, что она не меняется к лучшему, от этого диалога отказываться нельзя.

И Евросоюзу, и гражданскому обществу, и белорусским властям необходимо окно возможностей для сотрудничества. За изменениями в России или в белорусско-российских отношениях всегда следовал поворот Минска в сторону Запада. И более того, только с Запада Беларусь может ожидать помощи в модернизации.


11:12 26/07/2012




Loading...
ссылки по теме
Беларусь и ЕС провели пятый раунд консультаций по вопросам модернизации
МИД: Мы не участвуем в европейском диалоге о модернизации
Мора: Сперва надо освободить политзаключенных и восстановить их права


загружаются комментарии