Бастунец: Законодательства о СМИ надо менять

Зажим свободы слова в Беларуси выглядит просто дико по европейским меркам.

Последние скандалы с плюшевыми медведями плохо отразились не только на дипломатической сфере. На этом фоне ярко высветились проблемы тех, кто сообщает о фактах, — журналистов. Очевидно, что зажим свободы слова в Беларуси выглядит просто дико по европейским меркам.

Между тем Белорусская ассоциация журналистов наработала большой пласт предложений, касающихся реформирования отечественной медиасферы, приближения ее к европейским стандартам. Это как раз то, что лежит в русле новой инициативы ЕС "Европейский диалог о модернизации с Беларусью", передает БелаПАН.

Как известно, фотограф Антон Суряпин за публикацию снимков игрушечных медвежат, сброшенных шведами с самолета-нарушителя 4 июля, попал в следственный изолятор КГБ. За фотографирование с плюшевым медведем были арестованы и наказаны штрафами две журналистки. Этот скандал еще раз приковал внимание к проблеме журналистики в Беларуси в целом.

Как считает юрист, заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец, арест Суряпина "выходит за рамки обычной проблематики журналистского сообщества Беларуси".

"Замечу, что это не первый случай, когда журналиста обвиняют в связи с незаконным пересечением границы. Мы уже сталкивались с этим в деле Павла Шеремета в 2000 году. Тогда Павел Шеремет и Дмитрий Завадский находились под стражей по обвинению в непосредственном незаконном пересечении границы. Тем не менее, дело Суряпина доказывает, что осуществление журналистской деятельности может привести к непредсказуемым последствиям", — говорит Бастунец.

По его словам, самая главная проблема не только для журналистов, но и вообще для граждан Республики Беларусь — это репрессивное законодательство и его произвольное правоприменение.

"Куда чаще белорусские журналисты сталкиваются с уголовным преследованием за клевету и оскорбление. Мы имеем с 2000 года больше десятка фактов, когда журналистов привлекали к ответственности за клевету и оскорбление, в том числе и в отношении президента. Сейчас это касается журналиста Андрея Почобута, который в прошлом году был осужден за это к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора на два года, до сих пор находится под уголовным наказанием, и сейчас ему выдвинули обвинение в этом же повторно. Сейчас он может быть осужден к реальному лишению свободы", — объяснил Бастунец.

По его словам, без масштабных реформ в законодательстве проблемы деятельности журналистов и реализации права граждан на информацию в стране не решить.

"БАЖ выступает за декриминализацию клеветы и оскорбления в принципе. Что касается клеветы и оскорбления президента как особой статьи, то это противоречит международным стандартам. Президент как публичная фигура должен пользоваться меньшей степенью защиты от критики, нежели рядовой гражданин. Поэтому БАЖ в первую очередь предлагает исключить из законодательства статьи, по которым были осуждены многие журналисты, — за клевету и оскорбление в отношении президента. Второй шаг — это декриминализация ответственности за клевету и оскорбление в принципе", — рассказывает Бастунец.

Юрист считает, что достаточно просто убрать эти статьи из Уголовного кодекса. "Есть Гражданский кодекс, который предусматривает предъявление иска в случае нарушения неимущественных прав. По нему можно требовать не только опровержения информации, но и компенсации морального вреда. Именно такой гражданско-правовой порядок мы считаем нормальным: когда две стороны состязаются в суде на равных, а не тогда, когда на одной стороне стоит журналист, а на другой — государство со всей его силой и со всем механизмом, как это бывает в уголовных делах", — считает представитель БАЖ.

Кроме того, отметил собеседник, есть закон о СМИ, согласно которому обиженное лицо может обратиться в редакцию с просьбой опровергнуть информацию либо опубликовать его ответ. Именно этот механизм, считает Бастунец, должен стать основным инструментом ответа на нарушение такого рода неимущественных прав граждан.

Представитель БАЖ не сбрасывает со счетов и систему саморегулирования, когда комиссии по этике рассматривают нарушения чьих-либо прав внутри журналистского сообщества.

Вообще, в белорусской медиасфере много проблем, которыми власти стоит заняться вместо того, чтобы гоняться за журналистами.

"У нас в законодательстве чрезвычайно жесткие ограничения доступа к информации, фактически разрешительный порядок аккредитации журналистов СМИ. У нас предусмотрена ответственность для журналистов, которые сотрудничают с иностранными СМИ без аккредитации, а также журналистов, которые не находятся в штате СМИ — фрилансеров. Их постоянно предупреждают об ответственности и прокуратура, и КГБ. Здесь тоже нужно изменять и законодательство — более четко прописывать соответствующие нормы и подход той же прокуратуры по надзору за соблюдением законодательства", — убежден Бастунец.

БАЖ обращался к генеральному прокурору с письмом, в котором говорилось, что прокуратура очень ограничительно трактует закон. "Иногда даже то, что по белорусскому законодательству вполне возможно, становится основанием для вынесения предупреждения журналисту", — отметил Бастунец. Однако прокуратура, по его словам, как всегда, молчит.

Защита источников информации — еще один важный момент в проблемах, на которые стоит обратить внимание, считает Бастунец. "Случай с Суряпиным показал, что журналист преследуется явно не за то, что он пособничал в переходе госграницы, а за то, что разместил фотографии в интернете. Безусловно, вопрос об источнике информации было одним из основных вопросов, которые стоят перед следствием", — отметил он.

По его словам, решать надо проблемы с регистрацией СМИ, с возможностью закрытия СМИ после двух предупреждений Министерства информации по самым незначительным поводам, вопрос работы в интернете. "Люди, которые работают в интернет-СМИ, не имеют статуса журналиста, соответственно, им не позволено собирать информацию, ограничен доступ к официальной информации, и они подставляются под те же самые предупреждения прокуратуры", — отмечает заместитель председателя БАЖ.

Все это требует изменений в законодательстве. Однако, по словам Бастунца, есть проблемы, которые можно решить за одну минуту. Но и их власть пока не склонна решать. 

"Запреты на распространение и подписку, на размещение рекламы, на печать газет противоречат действующему законодательству. Здесь просто надо следовать букве и духу закона, установить равные условия для всех субъектов хозяйствования и равные возможности для читателей всех газет. Здесь, чтобы изменить ситуацию, достаточно одного звонка из Администрации президента, что мы видели в 2008 году, когда в распространение вернулись "Народная воля" и "Наша Ніва", — отметил специалист.

"Но если смотреть на эту проблему глубже, то и здесь надо менять законодательство. В принципе, вообще не должно быть государственных сетей распространения, тем более монополистов, таких как "Белпочта", и государственных СМИ, которые выполняют функцию пропагандистов, агитаторов и уничтожителей оппонентов власти. Во многих странах законодательно определено, что государственные органы вправе выступать учредителями только того СМИ, которое информирует о деятельности этого органа. По большому счету, нужно говорить не о равных экономических условиях для государственных и негосударственных СМИ, а об устранении системы государственных СМИ в принципе", — считает Бастунец.

"В общем, нужно менять всю систему управления медиасферой. Смешно, когда за нарушение законодательства о СМИ протоколы составляют органы милиции, которые этого закона в глаза не видели. У Мининформации не должно быть неограниченных административных и репрессивных полномочий. Прокуратура вместо вынесения предупреждений журналистам должна заняться контролем соблюдения законодательства о СМИ в отношении журналистов. Все спорные вопросы, в идеале, должны решаться в суде", — считает Бастунец.

Итак, СМИ фактически уже регистрируются как субъекты хозяйствования — перед тем как открыть газету, нужно зарегистрировать структуру — учредителя СМИ. Надзор за исполнением законности, в том числе и в сфере СМИ, должна осуществлять прокуратура. Все спорные вопросы решаются в суде. Институт аккредитации отменяется, фрилансеры и "штатники" равны в правах. А что тогда будет делать Министерство информации?

Бастунец признается: он не знает. "Многие государства вообще обходятся без такого органа, как Министерство информации. Если такое ведомство будет оставаться, то пусть занимается вопросами издательской деятельности, лицензирования, хотя и этим тоже оно заниматься не должно", — считает Бастунец.
10:56 16/08/2012




Loading...
ссылки по теме
Лидские чиновники заставляют бюджетников подписываться на госСМИ
Начался суд по иску "Милкавиты" к журналисту AP Карманову
Глава БАЖ: Совет по СМИ на выборах в Беларуси - это имитация работы


загружаются комментарии