"Шлях Беляцкого"

Почему Беляцкий с первого "И" невзлюбил советскую педагогику? На этот и другие вопросы ответы искал журналист Александр Томкович.

Алесь Беляцкий пошел в школу № 5 города Светлогорска в 1969 году. С первого до последнего класса отучился там. Школа была совсем рядом с домом, буквально в одной минуте ходьбы, через дорогу, пишет zapraudu.info.

С раннего детства мальчик был очень самостоятельным. В первый класс в школу пошел сам, без родителей, не хотел, чтобы они шли со мной. Учеников было много, поэтому попал я аж в первый «И». Класс у нас был очень дружный. Уже в старших классах ездили на картошку, на свеклу, самовольно ходили в походы. Не только в школе, но и вне ее мы все время "тусовались" вместе. Что только не делали!.. Например, вместе выпили много портвейна. Кстати, поступили в институты и университеты потом почти все, так как учились хорошо.



Алесь от рождения был левшой, как и его отец Виктор Устинович. В первом классе очень красиво и аккуратно писал, почерк был просто каллиграфический! Детишек в те годы учили писать перьевых ручкой, пером "звездочка" и лиловыми чернилами. Но учителя заставили мальчика переучиваться, быть левшой тогда просто запрещалось. И почерк сразу испортился. Алесю постоянно занижали оценки именно за плохой почерк, за помарки, за то, что, к примеру, наклон был не в ту сторону.

Младшая сестра Алеся Ольга вспоминает, что когда сама была школьницей, любила листать Алесевы тетради и дневники, которые хранились на антрессолях. В домашнем задании по математике или физике - ни одной ошибки, все задачки выполнены правильно, а за почерк, наклон ставили четверки. В то же книге Томковича Беляцкий замечает: «Из левши сделали правшу, заставили писать правой, поэтому на советскую систему воспитания у меня обида (смеется) с детства». Но ручную физическую работу делает левой рукой - держит топор, молоток.

Школьные каникулы обычно проводил в деревне у бабушки. "Как человек, который вырос не" на асфальте ", очень любил собирать грибы. Особенно когда был у бабушки по матери, в Красновской Буде. За Наровлей такие леса! Рядом граница с Украиной и грибники ходили туда-сюда. Более 200 боровиков никогда не брал - не донести. Сейчас так делать нельзя. Чернобыль », - вспоминает Алесь.



Очень много читал. В комнате жил со старшим братом Володей. пи менный стол всегда был буквально завален книгами. А младшая сестра Оленька со старшим братом Володей постоянно препятствовали Алесю читать, подзуживали ...  Алесь вспоминает: «В школьные годы стал читоманом, которым являюсь и по сей день. При этом никто меня читать не учил. Освоил все сам. В пять лет по буквари спрашивал у старшего брата: а что это за буква, а какая это? Потом начал читать, и родители удивились. До пятого класса любил драться, не знал страха и делал это успешно, так как никто не ждет удара от левши. А потом так увлекся книгами, что стал больше времени проводить в квартире».

Классным руководителем в старших классах была в Беляцкого учительница языка и литературы по фамилии Подмешальская. Он у нее был, естественно, любимчиком - учителя любят начитанных учеников. К тому же, Алесь просто блестяще писал сочинения. В школе начал увлекаться историей, но серьезно изучать и задумываться начал уже в университете. Иностранным языком в светлогорской школе № 5 был французский, и им Алесь овладел довольно хорошо. Французский изучал и в университете, сдавал кандидатский минимум в аспирантуру также по французскому языку. Но позже, когда стал уже правозащитникам, вынужден был овладеть еще и английским языком.

В школе Алесь считался гуманитарием. Но ему очень легко давалась и математика, точные науки тоже любил. Учитель математики по фамилии Алиферко надеялся, что Алесь выберет специальность, связанную с математикой. Алесь же собирался поступать на филологии. И Алиферко, так сказать, обиделся и поставил Беляцкому в аттестат за 10 классов четверку по математике. Но Алесь на него не обиделся, уже будучи взрослым, приезжая в наш город, постоянно посещал учителя математики.

А вот с поведением у Алеся были проблемы. Сестра Ольга вспоминает, что почти на каждой странице дневника красными чернилами были написаны замечания, на которые классная руководительница не жалела: то Алесь сорвал урок, то мешал проводить занятия. А несколько раз вообще сводил весь класс с уроков, за что по поведению получал жирный кол.



За провинности сына родителей постоянно вызывали в школу - то к директору, то к классному руководителю. Обычно «отдуваться» приходилось отцу Виктор Усьцинавичу. Его обязанностью в семье было посещать родительские собрания всех троих детей. А поскольку отец Беляцкого был хорошим мастером на все руки, он прибивал полочки в классе, ремонтировал сломанные парты, вставлял разбитое стекло.

В школьном аттестате Алеся Беляцкого было только три четверки, а все остальные - пятерки. Он без проблем поступил в Гомельский государственный университет на историко-филологический факультет, где начал литературоведческую и общественную деятельность. Алесь Беляцкий вспоминает:

«Проучился там пять лет. Кампания у нас была очень интересная, так как вместе со мной учились Анатолий Сыс (на два года старше), Эдуард Акулин и Сергей Сыс (одногруппники), Анатолий Козлов (младше на год), Ольга Куртанич и Лиля Плыгавка. Словом, достаточно активное поэтическое белорусское общество.

Именно там мы начали задумываться над вопросами белорусского языка, развития истории, культуры. В общем, над судьбой Беларуси. Анализировать, что из этого будет и в каком мы положении находимся. Меня уже тогда начали волновать вопросы национального своеобразия, белорущины. Я еще после десятого класса хотел написать письмо в "Известия" или какую другую центральную газету о несправедливом положении с белорусским языком, сделал черновик на 5 страниц, но не переписал и не прислал. Может и хорошо, а то бы не видеть бы тогда мне университета, пришлось бы идти на "химдым" к отцу, гайки крутить ... ». 

18:39 02/09/2012




Loading...
ссылки по теме
Алесь Беляцкий: Человека в нашей «исправительной» системе за человека никто не считает
Алесь Беляцкий: В Беларуси наступило время "фасадной демократии"
Правозащитники в Минске раздавали газеты с критикой смертной казни


загружаются комментарии