Игорь Олиневич: Я свое еще возьму. С процентами 2

Политзаключенный Игорь Олиневич в письме к родителям пишет об "экспертах" и их предсказаниях относительно судьбы политзаключенных, о своем понимании счастья, о тюремном быте и фото с воли, о политике, книгах, самообразовании и будущем.

Отрывок из письма политзаключенного Игоря Олиневича пресс-службе ОГП зачитала его мама Валентина Олиневич: 

"Пишу под свежим впечатлением от статей в "Народной Воле". А днем пришло письмо с фотографиями. Как эхо лета 

(Это мы с Катей – его сестрой – посылали, – Валентина Олиневич)

Короче, все правильно ты, мама, написала насчет освобождения политзаключенных. Сами придумывают себе поводы для сплетен - так называемые эксперты, с умным видом рассуждают о потенциальных перспективах, хотя в итоге все сводится к "возможно", "вероятно".

Зато теперь все уже ясно с каждым, как с лакмусовой бумажкой. Мне это было понятно и раньше, но сейчас – ярчайший и однозначный массовый пример… Во всем есть плюсы. И в частности - картина, с кем водиться не стоит, стала четкой. 

Я очень рад, что вы смогли хорошо отдохнуть, и надеюсь, что реалии нашей Синявокай не успели сбить приобретенный тонус. Сейчас перечитываю письма за август и пересматриваю фотографии. У Катьки, похоже, хороший принтер стоит – действительно попадаешь в другой мир. Вы все хорошо там выглядите, и не стоит грустить, что не вижу. В “Графе Монте-Кристо” на это хороший ответ есть: “Лишь тот, кто познал абсолютное несчастье, может по-настоящему стать счастливым”. Я свое еще возьму. С процентами. А то, что сегодня так устроено, соответствует интересам тех, кто в плюсе. 

[Идут рассуждения о международной политике, в том числе США, Китая, ЕС и прочих]

Спокойствие можно найти в ближайшем микромире, который мы себе можем создать. Но явно не в глобальных процессах. 

За Антошку [племянника] волноваться не надо. Уменьшение внимания [у него родился братик] сейчас пойдет на пользу. А то так разбаловать можно! Я подумал, что когда выйду, мог бы водить его с другими ребятами на природу, с палатками, костром и разучиванием песен. Назвали бы Свит бэйк.   

Вообще, было бы неплохо владеть еще фрэнчем, немецким и испанским. Вот и Вера пишет [жена Коли Дедка], что надо пользоваться моментом. Но не хочу хвататься сразу за все – по опыту знаю, что ничего хорошего не выйдет. Достал основы экономики и основы менеджмента. Прохожу азы английского. Пока что хватит. Из литературы закончил сейчас Ирвина Шоу “Молодые львы”. Но приступать к Ремарку и Гессе не тянет совсем. Забрался в библиотеку и читаю, к чему тянет. 

По книгам есть пожелания на перспективу: 

Эдуард Кузнецов. Мордовский марафон.

Варлам Шаламов. Колымские рассказы.

Евгений Замятин. Мы.

Александр Никонов. Апгрейд обезьяны.

Алан Пиз. Язык телодвижений.

Пол Экман. ..... по невербальному общению

Траут, Ривкин. Новое позиционирование 

Из вещей мне ничего не нужно, кроме мочалки вязаной и кружки литровой как в прошлый раз (А я уже, девочки, не помню, как в прошлый раз). Бритвы для станка тоже надо. Ну, и с учетом жестких лимитов по товарке все для гигиены приветствуется побольше. Одежды никакой не надо. Напоминаю еще раз: группа крови вторая, все верно предположили.

(Это ж когда Бандажевского писали на Радио Свобода, они все спрашивали, какая группа у наших политвязнев, чтобы он давал им конкретные рекомендации. Я про всех узнала, а про своего сына не знала. Но, когда я прочла, что он предлагает из продуктов питания и какие предпочтения, я сама поняла, какая у него группа крови. Потому что он по жизни это предпочитал. Представляете?)

Жду фотки беседки и недостающие статьи Бандажевского. Еще больше – вас лично. Обнимаю, целую, жду".

16:41 26/09/2012




Loading...
ссылки по теме
Год на воле. Что стало с последними освобожденными политзаключенными?
Игорь Олиневич: Статус политзаключенного - дополнительная ответственность
Игорь Олиневич: Тюрьма не повод, чтобы сдаваться


загружаются комментарии