Владимир Мацкевич: Делайте выбор уже сейчас – не ждите 2015 года 136

Философ и методолог Владимир Мацкевич намерен объединить все здоровые силы белорусской оппозиции, чтобы сообща придти «если не к победе, то хотя бы к организации сопротивления, достойного сопротивления режиму в период общественно-политических обострений, которые всегда совпадают с электоральными кампаниями».

Владимир Мацкевич: Делайте выбор уже сейчас – не ждите 2015 года
Ближайшее  общественно-политическое обострение выпадает на президентские выборы 2015 года.

Ядро новой общественно-политической силы уже фактически сформировалось: Национальная платформа гражданского общества, общественно-политические движения «Рух «За свабоду» и «Говори правду». Все разумные силы в оппозиции могут присоединяться к диалогу и совместной работе. 

Владимир Мацкевич дал интервью «Белорусскому партизану».

- Извлекать уроки и подводить итоги нужно не этой бездарной кампании, а двум последним годам. Настойчиво напомню: после декабря 2010 года для любого здравомыслящего человека стало очевидно, что происходит в стране, какие силы существуют и на что они способны. Когда прошел первый шок, мои коллеги из Агентства гуманитарных технологий еще в начале 2011 года представили публике стратегию подготовки к электоральной ситуации – подчеркиваю: ситуации выборов! – 2012 года. Тогда, только закладывая фундамент достойных действий на 2012 год, можно было подготовиться к этой ситуации.

Понятно, кто-то хотел подготовиться к этой ситуации, и в принципе готов был включиться в работу; кто-то не преодолел растерянности и шока декабря 2010 года, и  не мог ставить рациональных целей, не мог трезво взглянуть на ситуацию, а реагировал исключительно на эмоциях. Кто-то рассчитывал на санкции Европы, на вмешательство извне, а потому не готов был включиться в работу. А кто-то был прямо заинтересован в том, чтобы никакой работы не велось. 

И эти «прямо заинтересованные» находились в двух лагерях. Понятно, режим не хочет, чтобы оппозиция, гражданское общество всерьез готовились к тому, чтобы дать бой, или хотя бы отстоять свои интересы в противостоянии с режимом. И режим сделал все, чтобы такая подготовка не началась, дискредитируя любые здравые попытки оппозиции и гражданского общества начать подготовку. В том числе – через своих людей в оппозиционном лагере.

Понятно, что в этом также не были заинтересованы эгоистичные политики, преследующие свои личные цели, в оппозиционном лагере. Им не нужно побеждать – им нужно сохранять свои лидерские позиции: у них есть синица в руках, так зачем им журавль в небе?.. 

Поэтому давление на «Стратегию-2012» - единственную стратегию, еще раз напомню, другой стратегии просто не было! – росло. Наталкиваясь на это сопротивление, мы гораздо больше сил тратили не на конструктивную работу, а на отбивание атак, нападок. Если на тебя нападают – ты должен отвечать. Да, нам удалось отбить большую часть атак, да, нам удалось сохранить группу, нам удалось сохранить Платформу, сохранить в ней лидерство. Но гордиться такими «успехами» совсем не хочется!

Все аргументы против «Стратегии-2012» к лету 2012 года оказались денонсированы. 

«Всей объединенной оппозиции хватило только на один округ»

В начале 2011 года все кричали: нельзя участвовать в этих выборах, пока сидят политзаключенные! Но все участвовали в этих «выборах», даже бойкотчики. Бойкотчики бойкотировали не потому, что «нельзя участвовать пока сидят политзаключенные», не потому, что они могут организовать этот бойкот – у них не было сил элементарно выдвинуть нескольких кандидатов.

Если объективно посмотреть на итоги: сколько было выставлено кандидатов, сколько людей выдвинуто в избирательные комиссии, сколько наблюдателей смогли выставить – всей объединенной оппозиции хватило на то, чтобы закрыть наблюдателями только один-единственный округ в Минске. Да и там на двух участках наблюдателей не было!  

Поэтому все разговоры про моральную победу, про эффективность бойкота или, наоборот, участия – это пустой треп, нападки друг на друга, чтобы отвлечь внимание от реальных показателей. 

Да, в Минске была низкая явка, и скорее всего, в минских округах выборы не состоялись. Явка просто фальсифицирована – ее, как и результаты, никто не считал. Это мы понимаем. Но понимания явно недостаточно, потому что материала для судов не собрано, материалов, которыми можно опровергнуть – логически, содержательно – выводы наблюдателей миссии СНГ, не собрано. Наблюдатели ОБСЕ не признали эти «выборы», потому что у них более строгие критерии оценки избирательного процесса. А вот отсутствие задокументированного, профессионально сделанного наблюдения недостаточно для того, чтобы денонсировать предвзятые данные наблюдателей от СНГ.

Я уже не говорю о том, что данные независимого наблюдения показывают, что при наличии фальсификаций по большинству округов за пределами Минска явка составила более 50%. Это не позволяет говорить о состоявшемся бойкоте. 

Только планомерная, систематическая, дисциплинированная работа в течение нескольких лет может привести если не к победе, то хотя бы к организации сопротивления, достойного сопротивления режиму в период общественно-политических обострений, которые всегда совпадают с электоральными кампаниями. Всегда, но особо острыми являются в период президентских кампаний.

И сейчас я уже вижу, как те же самые люди, делавшие не  просто ошибки – преступные ошибки, намеренные ошибки! – сознательно  мешавшие всем позитивным действиям, опять начинают готовиться к электоральной кампании 2015 года. 

А значит, не просто несут на себе груз неотрефлекслированных ошибок, но несут на себе установки, ведущие непременно к поражению. Эти люди должны быть изолированы от управления политической демократической оппозицией и гражданским обществом.  Хотят работать и бороться – пожалуйста! Работы много, пусть работают рядовыми оппозиционерами,  даже линейными менеджерами, но свою неспособность к руководству и управлению они показали достаточно красноречиво.

«В умелых руках в стране может возникнуть двоевластие»

 

- Без решения главного вопроса – вопроса о власти – движение вперед невозможно. Режим меняться не будет – 18 лет безраздельного правления подтверждает этот вывод; оппозиция за долгие годы приспособилась к сосуществованию этого режима и занимается не столько борьбой с ним, сколько выясняет отношения между собой; народ предоставлен самому себе. Получается заколдованный круг. Как его разорвать?

- Давайте спросим себя: кому выгодно отождествлять всю оппозицию с десятком персонажей, которые говорят за оппозицию и за нее «отдуваются»? Именно к этим лицам относятся упреки в слабости оппозиции, ее непривлекательности. 

Сегодня последовательные сторонники Лукашенко и те, кто готов его терпеть, пока им не предъявят альтернативу, в совокупности составляют до 50% населения. Вторая половина – четверть последовательных противников и еще четверть – пассивные люди, которые поддержали бы альтернативу Лукашенко. Но пока ее не видят, они скорее назовут себя противниками Лукашенко, но не будут предпринимать никаких действий. Численность активных и пассивных сторонников режима, и численность активных и пассивных противников его примерно равны. Это огромный потенциал. 

В умелых руках в стране может возникнуть двоевластие. И это сила, которая способна изменить режим. Режим испугается даже не двоевластия; а появление широкого общественного движения, в котором участвует обычный процент политизированного электората (10-15% от общего количества электората), достаточно для того, чтобы режим пал. 

Дело не в слабости оппозиции (хотя надо признавать, что она слаба), эту оппозицию надо организовать. Внутренняя, кухонная, обывательская оппозиция есть, но эту обывательскую оппозицию может организовать некая идея, идеология, программа, стратегия, позитивное предложение. Они должны дать положительный ответ на вопрос: если не Лукашенко, то кто? Причем никого не устроит абстрактный ответ – нужно отвечать конкретным именем, конкретной программой. Если не сегодняшний социализм и коррумпированная государственная экономика – что взамен? Если мы приватизируем предприятия, то как, каким образом, кому они попадут в руки; если мы привлекаем инвестиции, то какие и чем будем расплачиваться? Если нужно вернуть государственный долг, то как, за сколько лет? На все эти вопросы необходимо отвечать, не говоря уже про целый блок социальных вопросов. А что нам делать со здравоохранением, образованием, культурой? 

Когда мы получим ответы на все поставленные вопросы, привязав их брендово к конкретному имени (если не Лукашенко, то кто?), тогда мы получим симпатии электората к этому политику, к силе, которая за ним стоит, к их программе. 

Но этого мало. Ситуация в Беларуси определяется не только симпатиями электората. И не столько симпатиями электората, сколько геополитическими раскладами, которые действуют на нашу страну. Поэтому нужно будет отвечать на вопросы: как вы будете строить отношения с Россией в рамках Таможенного союза, в рамках Евразийской интеграционной инициативы, в рамках «Союзного государства», когда Беларусь опутана кучей обязательств? Что будете делать с обязательствами – рвать, отказываться, денонсировать, постепенно пересматривать? И сможете ли вы добиться нейтралитета Кремля в белорусском вопросе, предложив ему тоже позитивную программу?

Европа готова помогать в демократизации, либерализации и модернизации Беларуси. Мы сейчас, при этом режиме, не можем принять эту помощь, между прочим, в денежном выражении несопоставимую с теми крохами, которые бросает Россия на поддержание архаичной древней разваливающейся экономики. Россия дает веревочки, шнурочки, которыми мы подвязываем разваливающийся каркас нашей экономики, Европа предлагает нам деньги на модернизацию, обновление, выход на новый уровень. Но на обывательском уровне и государственные деятели, и одурманенные зрители БТ считают достаточными 3 миллиарда, получаемые от России за приватизированный «Белтрансгаз», а не те миллиарды, которые должны пойти на обновление и модернизацию всей белорусской экономики. 

«Эти люди не могут возглавлять оппозицию»

- Но для начала нужно изолировать верхушку оппозиции, с которой ассоциируется вся белорусская оппозиция. Вряд ли они уйдут самостоятельно…

- Не надо изолировать!

Просто поймите: такие люди, как Романчук, - это пустопорожние фантазеры, абстрактные пересказыватели модных популярных либеральных теорий, которые не имеют ни практического опыта управления, не имеющие стойкости и нравственной силы, чтобы отстаивать собственные взгляды. 

Вы поймите, что люди вроде Рымашевского, в отсутствие Северинца захватившего власть в БХД, ничего, кроме собственных корыстных эгоистических интересов не преследуют. Поэтому они будут идти против любых разумных предложений, если эти разумные предложения исходят не от них. И гробить их.

Вы поймите, хороший человек Калякин. Но на протяжении 20-ти с лишним лет существования его партии, которая не подвергалась репрессиям (это не радикальный БНФ), не развивается. Более того, она отказывается от методологии марксизма  и идет на поводу популистских лозунгов – борются  уже не за построение плановой социалистической экономики, а за некий абстрактный «Справедливый мир».

Эти люди не могут возглавлять оппозицию в силу утраты теоретической концептуальной стратегической определенности. 

- Но Вы же сами понимаете: добровольно никто не покинет насиженные места…

- Новые инициативы рождаются на базе консолидации общественного недовольства. Когда партии диксредитировали себя в середине 90-ых годов, особенно после переворота 96-го года, общественная инициатива «Хартия» моментально, в течение нескольких месяцев стала популярной. Это была общественная инициатива. И только потом, когда лидеры «Хартии», отгородившись от всех общественных деятелей, решили, что теперь они будут главными политиками, она скатилась на уровень всех тех политических партий, альтернативой которых она создавалась. Это была грубейшая ошибка «Хартии», которую повторяли потом другие.

«Рух «За свабоду», который точно так же возникал на базе организаций третьего сектора как общественное движение. Но после  первых же небольших успехов, возомнил себя квазипартией, и скатился к тому же состоянию, в котором пребывают и карликовые, никому не нужные партии. Рух, который вывел Милинкевича на первые позиции в 2005-2006 годах, в конце 2006 года сел за один стол со всеми теми, альтернативой которым он выдвигался. 

В 2010 году та же самая ситуация повторилась с кампанией «Говори правду». Это было общественное движение, возникшее на волне недовольства политическими структурами и партиями, получившее наибольшую популярность, буквально в течение года раскрутившее Некляева из  поэта в политика (и он был главным политиком к декабрю 2010 года, именно его единственного из всех кандидатов изолировали от Площади, проломав голову). И что потом? Потом «Говори правду» вместо того, чтобы обращаться к общественности, действовать как общественная структура, объявила себя одним из маленьких политических субъектов, сели за стол рядом с другими и превратились в элемент «шестерки». 

Теперь мы создаем Национальную платформу гражданского общества. Перед Национальной платформой мы ставим цели – изменение общественно-политического режима в стране, возвращение страны к нормальному цивилизованному развитию, как в экономике, как в политике, так и в общественной жизни. Это политические цели, это гражданско-политические цели. Это движение неравнодушных граждан. 

И мы, авторы Стратегии, лидеры Национальной платформы, мы сделали выводы из всех предшествующих ошибок – собственных и ошибок наших предшественников. И пока мы делаем Национальную платформу, мы не будем повторять ошибок наших предшественников. И на базе Национальной платформы мы будем разворачивать широкое общественное движение, противостоящее нынешнему режиму.

- Но титульная оппозиция не захочет уступить пальму первенства…

- До тех пор, пока аналитики, журналисты, будут думать, что самозванцы, узурпировавшие право заниматься политикой в стране, являются титульной оппозицией, у нас, у Национальной платформы, у неравнодушных граждан, у общественных деятелей будут большие проблемы. Не создавайте нам этих проблем – нам будет проще! В том числе и определять то, что может и должна делать так называемая «титульная оппозиция» - если они сами не знают, мы им подскажем.

 

«Стратегия только тогда хороша, когда имеет ответы на все возможные сценарии развития событий»

- Готовы ли лидеры Национальной платформы работать с оппозиционными силами?

- Я прошу вас посмотреть выставленные в интернете ролики «Повестка дня», где я как лидер Национальной платформы, Некляев как лидер гражданской кампании «Говори правду», и Милинкевич как лидер движения «За свабоду» обсуждаем порядок дня. Причем я предложил это делать, я позвал их – мы внесли весомый вклад в разработку «Народной программы», которой пользуется «Рух «За свабоду». Мы ведем консультации, достаточно часто встречаемся, обсуждаем общие проблемы и с лидерами «Говори правду». По многим проблемам мы все еще расходимся, все еще не нашли компромисса, но, по крайней мере, у нас уже есть движение навстречу друг другу. 

Три общественно-политических движения, в которых политическая доля по-разному представлена (если в «Говори правду» и «За свабоду» политическая доля превалирует, у нас превалирует общественно-гражданская позиция, но политические цели артикулируются достаточно четко, гораздо четче, чем у политических партий), составляют ядро. Все желающие оппозиционные силы добровольно, осознанно могут присоединиться к нам.  Мы приглашаем все разумные силы к диалогу и совместной работе. И без этих дурацких закидонов:  мы политики, поэтому вы на вторых ролях. Да какие вы политики… Политики – те, кто определяет судьбу страны; вы сегодня ничего не определяете. Вы хотя и называетесь лидерами  и партий, зарегистрированных в Минюсте (потому и держат вас зарегистрированными, что вы безопасны), вы такие же мелкие общественные деятели, как и я. Только у меня есть видение того, что делать наперед, стратегия и программа, а у вас есть только желание «монополизировать и сохранить».

Если БАТЭ сегодня выиграл у «Баварии», это не значит, что клуб сразу стал чемпионом и вошел в элиту мирового футбола. БАТЭ сегодня всего лишь выиграл у «Баварии». Если «Бавария» была чемпионом и выигрывала Кубок Европы – это не значит, что БАТЭ должен сразу сдаться. Это честная борьба. И вы имеете не больше права называться политиками, чем те, кто оспаривает это право у вас. Только реальная политическая борьба расставляет все по своим местам – кто политик, а кто – болтун от политики.

- Три общественных движения уже начали процесс единения всех здоровых сил в оппозиции…

- Мы начали его с объявления «Стратегии-2012». Даже раньше – когда мы привезли из Киева «Стратегию-2006». Фактически она остается актуальной и сегодня, только привязывается к общественно-политическим и экономическим условиям каждого нового периода. Сейчас ее надо привязывать к 2015 году. У нас есть отличная схема стратегии, и есть хорошо организованные исследования, привязывающие эту схему к реальности. Поэтому мы можем с теми, кто захочет, кто проявит добрую волю, у кого хватит ответственности – политической, социальной, личной ответственности и начать подготовку к 2015 году – мы это можем сделать.

Но если люди, 20 лет совершающие ошибку за ошибкой и никогда не утруждавшие себя работой над ошибками, не делающие выводов из прошлого, сегодня говорят о «Стратегии-2015» - это болтуны и самозванцы.

- Время для единения оппозиции еще есть, если исходить из предпосылки, что президентские выборы состоятся в 2015 году. Но ведь 2015-ый может наступить и раньше. Лукашенко закручивает гайки: хочет дать еще больше власти милиции, грозит сокращением чиновничества на 25-30% - расшатывает одну из главных опор своего режима. Будет ли чиновничество будет молча взирать расправу над собой? – большой вопрос. Обнищавший народ стоит на грани очередного экономического обвала. Власть может пользоваться терпением, но бесконечно его испытывать нельзя - народ взорвется. И тогда мало не покажется ни власти, ни оппозиции. Если сойдутся вместе внешние и внутренние факторы, то год 2015-ый может наступить гораздо раньше. И окажется, что времени не осталось совсем.

- Напомню еще раз «Стратегию-2012». Там прямо говорится: мы должны начать подготовку, и мы должны быть готовы к действиям режима в разных направлениях в любой момент, в том числе и к возможному экономическому кризису преходящему в социальный. Более того, мы понимаем, что к осени 2015 года может обостриться экономический кризис, и это может иметь социальные последствия. Может иметь, а может и не иметь. Поэтому мы должны готовиться и к одному варианту развития событий, и к другому. Стратегия только тогда хороша, когда имеет ответы на все возможные сценарии развития событий.

Если режим будет видеть, что наша подготовка к президентским выборам 2015 года идет хорошо, успешно, интенсивно, у него будет два сценария действий: либо объявить досрочные выборы, когда мы еще не успеем набрать необходимую форму, либо, если мы будем успевать и будем сильнее, отменить их вообще. Поэтому мы должны быть готовы и к досрочным выборам, и к их отмене. 

Но мы готовимся не к выборам, которых нет в недемократической авторитарной стране, мы готовимся к ситуации, которая характеризуется тем, что главным политическим событием является как бы выборы, что ведет к активизации, мобилизации интереса со стороны населения. К обострению противоречий, к тому, что в такие периоды режим становится уязвимым. И  мы обязаны воспользоваться этой уязвимостью, а не надеяться на лояльность режима, который позволит нам в честных выборах его победить. 

Победа над этим режимом – это не победа демократической оппозиции Грузии над Саакашвили. Саакашвили уже заявил, что переходит в оппозицию. Скажите, пожалуйста, - может ли Лукашенко действовать в оппозиции? Ведь если он будет ходить по улицам без охраны, как ходят оппозиционеры, в него будет каждая бабка плевать! Он не сможет появиться на улице, он не сможет появиться в СМИ, он понимает, что по нему суд плачет. 

У диктатора, узурпировавшего власть, нет шансов стать оппозицией.

«Ядро уже есть – присоединяйтесь!»

- Первым шагом к достижению перемен должно стать разделение оппозиции на здоровые и нездоровые силы?

- Я не стану никого ни на что делить. Но я не буду молчать! Если я понимаю, что за сегодняшним самовыдвижением Лебедько, пусть еще не объявленным публично, но сделанным де-факто, не стоит ничего, кроме амбиций самого Лебедько, то почему я должен закрывать на это глаза и молчать? Чтобы дать шанс Лебедько? У него было много шансов, ими он не воспользовался. Все, Толя, хватит! 

Я не буду молчать, а вы решайте: пойдете с Лебедько, или пойдете со мной. Причем я уступлю свое место любому, кто будет более  популярен, более приемлем для электората. Ребята, я готов работать на Некляева! Но только если Некляев не будет отделять зерна от плевел, козлов от козлищ и так далее. Если он скажет: мне нужен весь оппозиционный электорат! Я обращаюсь ко всей стране, потому что мне сегодня нужны все силы, которые есть у «Говори правду», у «Руха «За свабоду», у всех политических партий, которые оппонируют действующему режиму. Нужно обращаться ко всему гражданскому обществу. Если Некляев согласится возглавить общенациональное движение – я буду с ним. Национальная платформа будет на его стороне. Если нет, значит нет.

Если этого не будет, мы будем действовать с другими оппозиционными силами. Правда, сегодня и «Говори правду», и «Рух «За свабоду» как минимум декларируют готовность двигаться вместе.

- Сколько времени понадобится, чтобы сформировать ядро нового движения сопротивления?

- Сейчас уже есть ядро. Естественно, оно не в таком виде, чтобы пойти на выборы и победить Лукашенко. Сейчас – нет. У нас есть три года на то, чтобы придать хорошую форму тому, что мы уже имеем. Набрать форму – как олимпийские команды набирают форму к Олимпийским играм. Не фокус – победить в товарищеском матче накануне; побеждать надо тогда, когда наступает финал.

А финал этого процесса мы планируем на 2015 год. Но форму мы должны набрать гораздо раньше. И главное – держать ее, чтобы не перегореть до финала. 
10:47 04/10/2012




Loading...
ссылки по теме
Владимир Мацкевич: Российская пропаганда может раздавить Беларусь
Владимир Мацкевич: Кремль сыграл важнейшую роль в становлении режима Лукашенко
Владимир Мацкевич: В Беларуси имитируется вся политическая система


загружаются комментарии