Англичане уличили Лукашенко в обмане 58

Известная британская газета опубликовала статью журналиста Евгения Лебедева о его беседе с Лукашенко. Англичан удивило, что президент может настолько нагло врать. Публикуем статью полностью.

Англичане уличили Лукашенко в обмане
Говорят, что о человеке можно судить по компании, которой он управляет. Александр Лукашенко правит Беларусью 18 лет. Это тревожный сигнал, пишет Евгений Лебедев в газете The Independent.  Он взял интервью у белорусского правителя несколько дней назад. Приводим выдержки из статьи.

Башара аль-Асада, президента Сирии, режим которого критикуют за массовые убийства, Лукашенко описывает как «замечательного» и «абсолютно европейского, цивилизованного человека». Он хвалится дружбой с Муаммаром Каддафи и Саддамом Хусейном.

Разговаривая на фоне искусственного величия своей резиденции в Минске, он вспомнил о конфиденциальном разговоре с бывшим ливийским автократом: «Я сказал ему, что необходимо решить проблемы с Европой, а он рассказал о своих отношениях с Саркози», - говорит Лукашенко. Также он сказал, что Запад предлагал ему быть посредником в Ираке:

«Американские послы приезжали ко мне перед кризисом в Ираке и просили, чтобы я сказал, что в Ираке есть ядерное оружие. Я отказался. Они даже предлагали, что с Беларусью будет все хорошо: и инвестиции, и прочее».

«Я ответил: «Я не могу это сделать, потому что я знаю, что там оружия нет. И после разговора с Хусейном я им сказал, что Хусейн готов с вами договариваться по нефти, только не бомбите страну, не разрушайте ее. И он готов показать и показывал все объекты. Их ответ был: «Мы вам верим, но машина войны уже запущена и работает слишком быстро. Я клянусь вам, что этот разговор состоялся, что человек пришел ко мне, и мы обсуждали этот вопрос в этой самой комнате», - рассказывает он.

«Это двойные стандарты, - настаивает Лукашенко. - Американцы хотят заставить нас соблюдать демократию. Попробуйте сделать Саудовскую Аравию демократической! Мы хуже, чем Саудовская Аравия? Отнюдь нет! Почему бы не сделать их демократическими? Потому что они «сукины дети», но они их «сукины дети».

Авторитаризм все еще распространен на территории бывшего Советского Союза. Это была одна из причин посещения Беларуси и встречи с ее руководителем. То, что журналисты увидели в Беларуси, является предупреждением тем странам региона, которые захотят отвернуться от Европы и обратиться к своему прошлому.

Если ввести фамилию Лукашенко в Google, то можно увидеть, что его называют последним диктатором Европы.

В первые годы после своего избрания в 1994 году он безжалостно укреплял власть, узурпировав ее законодательную и судебную ветви. Одновременно были подавлены средства массовой информации. Ни одни «выборы», прошедшие после 1994 года, не были признаны ОБСЕ свободными и справедливыми.

В конце 2010 год появилась надежда на оттепель, когда наканун президен ких выборов были немного ослаблены ограничения. Эта надежда рухнула в день голосования. Демонстрантов, протестовавших против фальсификаций, разогнали с помощью дубинок.

Лукашенко и не думает раскаиваться: «В отличие от Великобритании, Франции или Америки, мы никогда не использовали водометы для разгона беспорядков. Даже тогда, когда они напали на Дом правительства и сломали двери, разбили окна и пытались захватить Дом правительства, мы не использовали водометы или газ. Мы отправили милицию и спецназ. Тогда зеваки все побежали, а остались только 400 активистов, которые были задержаны».

Он настаивал на том, что всего лишь показал, что наиболее важной обязанностью правительства является сохранение стабильности. В качестве доказательства того, что может произойти, если этого не будет, он в деталях напомнил социальный и экономический хаос, которым сопровождался распад Советского Союза.

Amnesty International говорит в своем последнем ежегодном отчете о пытках и жестоком обращении с задержанными в Республике Беларусь, а также о том, как сотни людей были задержаны за протесты. Human Rights Watch приводит данные об исключении студентов из университетов за критику Лукашенко. За подобные же «преступления» выгоняют и с работы.

Но когда Лукашенко спросили о его правах человека, было заметно, что его память оказалась не такой хорошей, как тогда, когда он рассказывал о более ранних событиях, например, об экономическом коллапсе после развала Советского Союза.

У правителя спросили, сколько журналистов было арестовано в последние годы. Ответ был: «Не знаю». Но как обстоят дела с Ириной Халип, корреспондентом «Новой газеты»?

Она сейчас находится под домашним арестом в Беларуси. Когда журналист задал этот вопрос, Лукашенко сказал, что не знает о подробностях этого дела и удивился, узнав, что она не может уехать в Москву. «Я впервые слышу об этом», - заявил он.

Тем не менее, он согласился снять ограничения на ее право на свободу передвижения. Он пообещал «все устроить». «Я уже принял решение, - сказал он. - Видите, диктатура тоже может быть хорошей. Никакой другой президент не смог бы решить все прямо сейчас, а я смог».

Тем не менее, сейчас мы все еще ожидаем, сдержит ли Лукашенко свое слово. На данный момент свобода Ирины Халип так же ограничена, как и до его обещания.

Когда у него спросили о смертной казни и о том, как она проводится в Беларуси — пулей в затылок, без уведомления семей и без выдачи тел казненных родственникам — ответ был: «Я не знаю, каким образом ее проводят... Мне было бы неприлично интересоваться этим».

Навязчивые идеи Лукашенко делают его легкой фигурой для насмешек. Например, он так обожает своего маленького сына Колю, что берет его на заседания кабинета и знакомит с мировыми лидерами, например с президентом Венесуэлы Уго Чавесом.

Лукашенко опровергает информацию о подготовке мальчика в качестве своего преемника. Тем не менее он с готовностью признает, что воспитание сына отличается от его собственного. Он был воспитан матерью-одиночкой, работавшей на молочной ферме. Это было «катастрофически тяжело», а Коля, по словам правителя Беларуси, живет в «золотой клетке».

Клетка для большинства людей в Беларуси гораздо хуже золотой, особенно сейчас, когда мировой экономический кризис ударил по стране и угрожает «белорусскому чуду», о котором давно говорит Лукашенко. Местная валюта обесценилась в три раза, а инфляция резко выросла. Газовые субсидии из Москвы — ключевой элемент поддержания экономики на плаву — оказались под угрозой после того, как Москва подняла цены. В ответ Лукашенко вынужден был одобрить продажу «Белтрансгаза», одного их самых ценных активов белорусского государства, «Газпрому», чтобы обеспечить дальнейшее скидки.

Недовольство, вызванное этими трудностями, повлекло усиление репрессий, подчеркивают Amnesty International и Human Rights Watch. Оппозиция перешла к «молчаливым протестам» из-за того, что власти не допускали проведение демонстраций с лозунгами. Но это не защитило протестующих. Кадры разгона подобных акций есть в Интернете. Их тяжело смотреть.

«Так что, Лукашенко - плохой парень? - спросил белорусский правитель, когда ему задали вопрос о таком поведении. - Выйди на улицу, посмотри вокруг - все чисто, аккуратно, нормальные люди ходят».

Он расширил свое право на власть: «Президент имеет особые отношения с народом, связь, основанную на чувствах. Даже если я попытаюсь обмануть народ, люди будут чувствовать, что я лгу. Эти качества были, вероятно, даром от Бога для меня. Люди чувствовали мое желание помочь, чувствовали и ценили это».

По словам Лукашенко, за двадцать лет правления он не допустил ошибок. «Не было системных ошибок, - сказал он журналистам. - по крайней мере, я об этом не помню».
10:30 21/10/2012




Loading...


загружаются комментарии