Халип любит Санникова и хочет к нему в Лондон 16

Санников и Халип пообщались по скайпу на БиБиСи. Во время эфира Андрей Санников находился в лондонской студии ВВС, а журналистка Ирина Халип, недавно получившая премию немецкого ПЕН-центра, разговаривала с помощью скайпа из Минска.

- Вы говорите, что находитесь под домашним арестом. Власти в интервью ВВС сказали, что это не так. Они утверждают, что вы можете покинуть страну. Здесь  какое-то полное противоречие.

- Мне кажется, в мире остается все меньше людей, которые верят словам наших властей. Я нахожусь под строгим почти полным контролем. Формально я имею двухлетнюю отсрочку своего приговора. Я приговорена к двум годам тюрьмы с отсрочкой на два года. Сейчас, во время этой отсрочки, я фактически под домашним арестом. Я не могу никуда отлучаться, не могу выехать из Минска. Я должна ходить в милицию и отмечаться там каждый понедельник. Я не могу покидать свой дом по вечерам. Милиция приходит проверять нахожусь ли я дома почти каждую ночь. Иногда это происходит очень поздно. Наш пятилетний сын часто пугается, когда он просыпается от стука в дверь.

- Андрей Санников, что эта награда значит для вас? Вы здесь, а ваша семья осталась в Беларуси.

- Я очень горжусь своей женой. Я счастлив, что ее работа снова получила признание -  это не первая ее международная награда. Для меня это значит много, потому что свидетельствует о внимании со стороны мирового сообщества к моей жене, к Беларуси. Мы хотели бы, чтобы это внимание сохранялось. В Беларуси очень сложная ситуация. У нас в стране есть политические заключенные, я хочу показать их фотографии. Это люди, которые сейчас сидят в тюрьмах Беларуси. Они находятся под невероятным давлением. Они подвергаются пыткам. Недавно в тюрьму был брошен Андрей Гайдуков. Его арестовали за то же самое, чем занимается моя жена — за распространение независимой информации. За это он оказался в тюрьме КГБ и был обвинен в шпионаже.

- Вы сами не так давно были удостоены премии Крайски. Я полагаю, что у вас  сохраняются  политические амбиции.  Но каким образом можно  в той ситуации, в которой сейчас находится ваша страна, пытаться занять политический пост?

- Я бы не стал говорить о «политических амбициях». И я, и моя жена хотим свободы для нашей страны.  Мы хотим видеть свободную европейскую Беларусь, хотим видеть уважение к правам человека, хотим, чтобы люди свободно выражали свое мнение, осознавали себя свободными. Ситуация в Беларуси сегодня — позор для Европы, как я считаю, потому что Беларусь стала тюрьмой, целая страна стала тюрьмой. В центре Европы пытают людей.

- Ирина, хотелось бы уточнить еще один момент. Были случаи, когда журналистов, которые брали у вас интервью,  задерживали.  За вами установлен жесткий контроль, возможно, в вас видят политическую силу.  Что заставляет вас продолжать свою деятельность и оставаться в стране? Вы бы могли уехать   в Великобританию  к своему мужу. Может ть, это более легкий путь?

- Сейчас я не могу приехать в Великобританию и воссоединиться со своим мужем. Вы знаете, что я нахожусь под домашним арестом. Хочу ли я жить вместе с любимым мужем, - это странный вопрос, я его слышу все  чаще. Ответ: да. Да, я хочу жить вместе со своей семьей. Но для меня сейчас самое главное  — это безопасность моего мужа, потому что после всех пыток, через которые он прошел в тюрьме,  угроз его жизни для меня главное, что он, хоть и далеко от меня, но в безопасности. Я предпочитаю видеть его  в скайпе, чем один раз в три-четыре месяца через толстое стекло в комнате для свиданий в тюрьме. Пока я нахожусь здесь, я продолжаю свою работу, свою правозащитную деятельность. Я все-таки  остаюсь журналистом.

- Я хочу сказать, что  я тебя очень люблю, и уверен, что скоро мы будем вместе.

02:00 26/11/2012




Loading...
ссылки по теме
В Москве вышла "Белорусская Американка" Андрея Санникова
Санников: Надежды Кремля на Трампа-союзника не оправдаются
На белорусской границе конфисковали книги Андрея Санникова


загружаются комментарии