Александр Класковский: Нельзя говорить, что все беспросветно 18

«Противоречия, которые мы видим между разными силами и фигурами внутри страны, не исчезают после эмиграции части деятелей, а лишь обостряются там, в зарубежье. Ведь там реальной политики совсем нет (ее и в Беларуси очень мало), и все переносится в виртуальную сферу. Идет сражение имиджей, позиций, обостряется борьба за влияние и ресурсы, и раздрай становится раздраем в квадрате».

Александр Класковский: Нельзя говорить, что все беспросветно
Политический аналитик Александр Класковский в интервью UDF.BY проанализировал процессы внутри Беларуси и в эмиграционной среде. 

Политолог считает Вильнюсский Меморандум шагом в правильном направлении, но особых надежд на этот документ не возлагает. Меморандум не способен стать объединяющим началом для белорусской оппозиции:

«Меморандум не способен стать объединяющим началом, потому что это символический акт. И мы уже видим тех, кто дистанцировался от него.

Символизм же заключается в том, что это своеобразная присяга Раде БНР. Не в том смысле, что Рада начнет разрабатывать стратегии и делить финансовые средства на борьбу с режимом. Если говорить без камуфляжа, это страховка против идеи правительства в изгнании. Те лица, которые инициировали меморандум, чувствуют угрозу возникновения заграничного центра, который постарается перетянуть одеяло на себя. Что на практике означает — еще больше перессорить противников режима как внутри страны, так и за рубежом».

«Главная нота Вильнюсского меморандума — тревога за независимость Беларуси. Называть эту ноту антироссийской некорректно. Это нормальная патриотическая позиция.

А угроза, что Россия превратит Беларусь в свою полуколонию, весьма реальна. Или господин Калякин полагает, что после распада СССР Москва стала белой и пушистой? Тогда пусть перечитает, что говорил о ее имперских замашках в минуты откровенности не кто иной, как Александр Лукашенко. Уж он-то лучше других знает, как кремлевские умеют выкручивать руки», - отмечает А.Класковский.

Отказались подписать Меморандум лидер «Европейской Беларуси» Андрей Санников и председатель Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей Калякин.

С другой стороны, «Справедливый мир» провел достаточно удачный ребрендинг, но «от родимых пятен коммунизма до конца не избавилась. Все равно в подкорке сидит "дорогая моя столица, золотая моя Москва". В "Справедливом мире" вроде и за независимость — и в то же время боятся Кремль обидеть».

Как следствие – партия Сергея Калякина «пытается сидеть на двух стульях». «Но это всегда дело неблагодарное. И Москва своими считать не будет, и другие белорусские оппозиционные силы будут косо смотреть», - считает А.Класковский.

«Что касается позиции Санникова, то формальная мотивация, почему он не подписал меморандум, абсолютно неубедительна. Вот, мол, в документе не назвали режим тоталитарным. Но он и не является тоталитарным, это вам любой выпускник политологии ЕГУ скажет. Типичный жесткий авторитаризм, но не более. Иначе я бы не давал вам это интервью.

Сегодня верхушка "Европейской Беларуси" оказалась в эмиграции. И, надо полагать, хочет занять не рядовое место в тамошней иерархии. А может, и во всем оппозиционном движении. Поэтому и не спешит присоединяться к вильнюсской инициативе.

Другой вопрос, готов ли Санников морально и физически вновь стать лицом, реальным лидером этой гражданской кампании. А другой фигуры подходящего масштаба не видно», - считает политолог.

Анализируя состояние белорусской эмиграционной политики, Александр Класковский утверждает, что с эмиграцией ряда оппозиционных политиков противоречия белорусского оппозиционного сосуществования переносятся и на Запад:

«Любая политическая эмиграция расколота, тем более, если говорить о белорусской. Противоречия, которые мы видим между разными силами и фигурами внутри страны, не исчезают после эмиграции части деятелей, а лишь обостряются там, в зарубежье. Ведь там реальной политики совсем нет (ее и в Беларуси очень мало), и все переносится в виртуальную сферу. Идет сражение имиджей, позиций, обостряется борьба за влияние и ресурсы, и раздрай становится раздраем в квадрате.

Но нельзя говорить, что все беспросветно. Все-таки здравые голоса, инициативы налицо. И Вильнюсский меморандум — шаг в правильном направлении (хотя на него и не стоит возлагать повышенные надежды). И даже то, что не все к нему присоединились, — это тоже положительный итог, конкретный эффект в том плане, что становится яснее, кто есть кто».

Поэтому Александр Класковский не исключает, что «на следующих выборах (когда бы они ни состоялись: в 2015-м или в 2013-ом году) мы увидим тот же парад кандидатов»: 

- С одной стороны, практически все лидеры публично говорят о важности консолидации, о готовности договариваться. Но в кулуарах часто уже безо всякой дипломатии заявляют откровенно: теоретически это правильно, но как мы сядем за один стол вон с теми и теми? 

Короче, через амбиции и через взаимную неприязнь, через завалы, нагроможденные за многие годы междоусобицы, белорусская оппозиция сегодня не готова переступить. По крайней мере, значительная ее часть.

Объяснение простое — в сегодняшней ситуации нет ощущения, что, сжав пальцы в кулак, можно нанести режиму решающий удар. Поэтому ни один из лидеров не готов жертвовать личными и корпоративными интересами ради общего дела. Ведь в итоге можно пролететь как фанера над Парижем…

Нет ощущения той исторической минуты, когда можно чем-то пожертвовать, чтобы получить все, - констатирует Александр Класковский.

Ситуация в оппозиции внутри Беларуси напоминает 2010-й год: разгул "демократии", когда каждый считает себя достойнее других, которых и стремится пустить под откос. А последние заявления ЛДП о защите белорусского языка очень логично вписываются в теорию Валерия Костко о формировании трех центров борьбы за власть.

«Что касается ЛДП, то это попытка ребрендинга в новой ситуации. Возможно, в ЛДП ощущают, что власть пойдет на реформу избирательной системы, введет выборы по партийным спискам. А потому следует улучшать имидж, смывать ярлык провластной партии и демонстрировать большую оппозиционность. Акцент на борьбе за белорусизацию — это попытка примерить на себя тогу "свядомых", говоря терминологией Лукашенко.

Однако успех ребрендинга под большим вопросом, потому что ЛДП для большинства лидеров "свядомай" оппозиции остается чужой силой. И, видимо, останется», - отмечает А.Класковский.

«Сегодня в среде титульной оппозиции нет большого желания вести коалиционное строительство. Больше шевеления в этом плане наблюдается в лагере умеренной оппозиции, где пытаются договориться между собой движение Милинкевича, гражданская кампания Некляева и Национальная платформа Мацкевича. Здесь же, рядом, и Партия БНФ. Хотя и в этом лагере не все гладко и возможны трения между игроками, потому что у каждого из них свои интересы и амбиции.

Более радикальное, конфронтационное, крыло оппозиции (классификация не моя — Аналитического белорусского центра) находится в более разобранном состоянии. Например, бойкот сблизил ОГП и БХД. Но на самом деле это очень разные и по идеологии, и по тактике, и по мировоззрению, стилю лидеров силы. Поэтому и здесь весьма проблематичны варианты плотного альянса.

На сегодняшний день наблюдается обычная для белорусской оппозиции картина, даже внутри страны — достаточно большая степень раздробленности. Плюс турбулентные завихрения в эмиграции, способные усилить разброд и шатания», - отмечает политический аналитик.

Многие эксперты прогнозируют, что режим не дотянет до 2015 года, когда должны состояться плановые президентские выборы, - предрекают досрочные выборы в 2013 году, максимум – в 2014 году. 

«Я бы не спешил хоронить режим и предвещать коллапс, который может, как теперь можно предрекать, привести к досрочным выборам и, как мыслится, вероятной победе оппозиции уже в 2013 году. 

У белорусского режима есть большой опыт выскальзывания из экономических и геополитических клещей. К тому же налицо такой феномен как долготерпение белорусского народа. В этом плане режиму страшно повезло: хоть веревки вей — народ не пикнет.

Впрочем, мы помним, как и 100 тысяч пролетариев выходили еще на площадь Ленина в Минске. В принципе, и само падение Советского Союза показывает, что события могут развиваться молниеносно, и система, которая кажется очень прочной, мгновенно может пойти трещинами, - отмечает А.Класковский. - В такой ситуации оппозиция действительно может опоздать и оказаться у разбитого корыта. Поэтому популярные среди части ее лидеров отмазки: мол, пусть аналитики не дурят нам сегодня голову банальными призывами к единению, это все старомодно, не тот расклад, главное — конкретная работа, а не альянсы, и так далее, — это безалаберные и безответственные разговоры. Уже сегодня стоило бы всем серьезным игрокам и внутри страны, и за ее пределами, может быть, не слишком афишируя, садиться за один стол и договариваться. Иначе сливки со смены власти снимет Москва. Вот она-то своего точно не упустит!»

А.Класковский полагает, что при всей неопределенности ситуации и оппозиция, и аналитики должны всерьез задуматься над вопросом – а что будет после ухода Лукашенко?

«И отдельный вопрос — Беларусь после Лукашенко. Пока над этим очень мало думают оппоненты режима, им кажется: уйдет Лукашенко — и дальше все будет решаться на автомате. Это иллюзия, потому что после Лукашенко будет тяжелый переходный период, будет крутая экономическая ломка. И в течение нескольких лет надо будет вскочить в окно возможностей, чтобы приблизиться к клубу развитых стран. Иначе это окно захлопнется, и Беларусь может навсегда остаться прозябать в третьем мире».

17:11 26/11/2012




Loading...
ссылки по теме
Разозлит ли Москву визит Лукашенко в Баку?
Все дороги ведут Лукашенко в Москву
Сможет ли Лукашенко снова обменять поцелуи на нефть?


загружаются комментарии