Валерий Костка: Агентом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан 21

Кому в Беларуси была польза от деятельности Вадима Зайцева в качестве главы КГБ? Что общего между белорусской властью и шахматным термином «цуцванг»? Почему сегодняшний КГБ превратился из спецслужбы в политический сыск? Почему сама постановка вопроса о борьбе со спецслужбами неверная?

Валерий Костка: Агентом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан
«Белорусский партизан» пытается найти ответы на эти и другие вопросы вместе с бывшим подполковником КГБ Валерием Костка.

«Ноль и в квадрате остается нолем»

- Валерий Иванович, меняя председателей КГБ, Лукашенко сказал, что Вакульчик – это Зайцев в квадрате. Как это надо понимать? 

- Вы начинаете с очень сложных вопросов. Во-первых, мне тоже не совсем понятны такие критерии оценки. Когда я служил в КГБ, никто и никого в квадраты и кубы не возводил. Во-вторых, с моей точки зрения, это не совсем корректная оценка В.Вакульчика, поскольку я субъективно оценивал В.Зайцева  с профессиональной точки зрения как нулевого. А ноль, хоть в квадрате, хоть в другой степени, остается нулем. В.Вакульчик все-таки профессионал.

- Сейчас, когда утихли страсти с отстранением Вадима Зайцева от должности председателя КГБ, причины этой отставки для Вас лично прояснились?

- Истинные причины любых отставок в нашей стране – это тайны за семью печатями. Ясно, что В.Зайцев вышел из доверия А.Лукашенко, иначе никаких перемен бы не было. Какая информация и с чьей подачи послужила поводом для подрыва этого доверия – это пока тайна. Но, как известно, тайна – это задержка информации во времени.



Если без эмоций и кратко подводить итог правления В.Зайцева в КГБ, я даже затрудняюсь ответить на вопрос - в чем и кому была польза от его деятельности?  Политической власти и лично А.Лукашенко?  Но ведь именно при Зайцеве появились сотни невыездных чиновников во главе с А.Лукашенко, заблокированы счета провластных  бизнесменов в западных банках.  Политическое руководство Беларуси, с одной стороны, оказалось в жесткой политической, частично  - экономической  изоляции со стороны ЕС, а с другой - усилилась политическая и экономическая зависимость А.Лукашенко от политического руководства  России. Все это произошло благодаря беспрецедентным масштабам репрессий со стороны КГБ по отношению к мирным гражданам Республики Беларусь. 

Напряжение со странами ЕС поддерживалось постоянно. То КГБ преследовал журналиста, гражданина Республики Беларусь польской национальности Андрея Почобута, что создавало проблемы в отношениях между политическим руководством Польши и Беларуси. Непонятные взрывы «коктейля Молотова» на территории литовского посольства и соответствующее ухудшение отношений между политическим руководством Литвы и Беларуси.

Фантастические полеты шведских медвежат аж до самого Минска. Казалось бы, а при чем здесь КГБ? А при том, что КГБ отвечает за оперативное обеспечение боеготовности и боеспособности, в том числе – и войск ПВО. Как получилось, что воздушная граница на определенном участке не была прикрыта? И именно в этом месте и в это время самолет с медвежатами спокойно пролетел и вернулся обратно.  

Итог полета - развеян миф о надежном воздушном щите на западе России, с одной стороны. С другой, каким-то непонятным образом ответственность возложили на посла Швеции в Республике Беларусь Стефана Эрикссона. Посла, который для пропаганды белорусского языка, культуры, искусства Беларуси сделал больше, чем весь белорусский МИД вместе взятый. Как итог - дело подвели до разрыва дипотношений со Швецией.

На внешнеполитическом направлении, особенно по отношению ЕС, от деятельности В.Зайцева на посту председателя КГБ, сплошной негатив.

Может быть, народ Беларуси может сказать спасибо «мудрому» руководителю КГБ? Здесь ответ очевиден. Ни при каком другом председателе КГБ таких репрессий по отношению к гражданам Республики Беларусь не было. Не было столько политзаключенных. Само слово «пытки» до Зайцева было забыто. Не было столько политэмигрантов. 

Никогда КГБ не мешал просто жить нашим гражданам, как при В.Зайцеве, и никогда сам КГБ не принимал столько негатива и проклятий со стороны граждан, как при В.Зайцеве. Никогда КГБ так не «прокалывался» на вербовках и расшифровках своей агентуры в «оппозиции». Никогда в здания КГБ не бросали бутылки с «коктейлем Молотова». Никогда не возникало столько подозрений в отношении спецслужб в их причастности ко всевозможным взрывам, в том числе 4 июля 2008 года и 11 апреля 2011 года. Никогда КГБ не ловил «подрывников» и «шпионов» из числа электриков, сантехников и слесарей. И никогда КГБ так не заполнял информационное пространство, рапортуя о своих достижениях. Пресс-служба КГБ - это вообще удивительное изобретение. Не успели, правда, ввести должность продюсера, стилиста и дизайнера.

Кому полезна была деятельность председателя КГБ В.Зайцева? По крайней мере, внутри Беларуси? Никому!

- Лукашенко потребовал сократить штаты КГБ с 12 тысяч до 3 тысяч человек. Правитель назвал настоящую численность КГБ либо это только прием? И пойдет ли Лукашенко на сокращение КГБ, если эта спецслужба служит исключительно семье?

- Численность КГБ мне неизвестна, поэтому подтвердить или опровергнуть озвученные цифры не могу, но склонен верить, что так оно и есть.  Кстати, в 1993 году, когда мне пришлось увольняться из КГБ, численность сотрудников  была в разы меньше.

Версии две. Первая – штаты действительно раздуты, а экономическая ситуация в стране сложная. Сокращая штаты госслужащих, в том числе КГБ, можно уменьшить нагрузку на бюджет.

Вторая. В связи с непрофессиональным руководством КГБ и использованием им (руководством) сотрудников КГБ в репрессиях против  собственного народа возникли противоречия и «брожение умов» среди сотрудников КГБ. На учебу в органы КГБ отбирают и обучают специалистов для борьбы со спецслужбами иностранных государств, терроризмом и т.д. Обучают как сотрудников спецслужб, а на практике используют как сотрудников политического сыска. Это обстоятельство, возможно, и вызвало «брожение умов» и попало в поле зрения других белорусских спецслужб. А зачем семье не преданные сотрудники? Этим можно и объяснить столь масштабное сокращение сотрудников КГБ – в четыре раза. Останутся только преданные (якобы).  Кто поумнее, - сами уйдут, воспользовавшись сокращением, а остальные начнут конкурировать за место под «солнцем», сдавая друг друга. 

Все это мы уже проходили в 1991 году, когда рушилась империя.

- КГБ, похоже, чего-то выжидает… Со сменой руководства КГБ наступила некая пауза: то ли Вакульчик входит в курс дела, то ли чего-то выжидает….

- Что происходит сейчас в КГБ, мне трудно сказать. Знаю только одно: чем меньше КГБ будет в эфире, тем больше шансов, что он попытается из политического сыска перейти в разряд спецслужбы. Хотя, к сожалению, в нынешних условиях не КГБ это решает.

- Непонятные вещи происходят вокруг новополоцкого активиста Андрея Гайдукова, обвиняемого в шпионаже: полное молчание КГБ по этому поводу. Может, это попытка отыграть абсурдную ситуацию обратно?

- Попытаться отыграть абсурдную ситуацию можно, но как ее комментировать? Может быть, «хотели как лучше, а получилось как всегда»? Может, план по аресту «шпионов» не выполнялся, а у нас с показателями очень строго. Выдай 110% к результатам прошлого года - и все тут!  Может,  В.И.Ленина вспомнили  (как раз к годовщине Октября приурочили), пролетариат – могильщик буржуазии. 

Нет в этом оперативной логики, есть просто, как Вы сказали, абсурдная ситуация и низкий профессионализм тех, кто этим занимался.

«При диктатуре спецслужба является инструментом диктатора»

- Не в обиду будь сказано, во всех Ваших вопросах просматривается достаточно поверхностный взгляд в отношении деятельности спецслужб, их роли и месте в системе управления общественными отношениями. Если позволите, в пределах допустимого, попытаюсь несколько прояснить эту ситуацию.

Существует два классических типа, вида, формы управления общественными отношениями.  Первый, когда граждане конкретной страны договариваются между собой, по каким правилам будут жить. Какими правами будут обладать, какие обязанности каждый берет на себя. Закрепляют все эти права и обязанности общественным договором, который называется Законом,  отражающем интересы всех. Таким образом, граждане, народ в целом, управляют общественными отношениями. Власть, принадлежащая народу, и есть Демократия.

Второй тип управления - через волю, диктат личности, клана, группы, класса - называется Диктатура. Законы при диктатуре не являются формой общественного договора, а лишь формализуют волю диктатора, клана, группы, класса и защищают его (их) интересы.

Механизм управления общественными отношениями осуществляется через институты (инструменты) власти – законодательные органы, исполнительные, судебные, правоохранительные, в том числе - и спецслужбы.

Все эти институты власти создаются, функционально загружаются, контролируются и служат интересам тех, кто их создает. При демократии служат интересам каждого гражданина, общества в целом и государству, как системе управления. При диктатуре – интересам диктатора, клана, группы, класса.

Нас в данном случае интересует вопрос спецслужб, о них и будем говорить.  Поскольку существуют угрозы государственной безопасности, для их предотвращения и нейтрализации и создаются специально обученные и подготовленные службы.

При народовластии внутренних противоречий и угроз для общества и государства не существует, все регулируется через общественный договор. Основные угрозы могут исходить извне. Спецслужбы в этих условиях решают двуединую задачу – обеспечение безопасности общества при соблюдении прав, свобод и законных интересов гражданина, поскольку они отражены в Основном Законе, Конституции страны. Четко законодательно прописана сфера ответственности спецслужб, их права и обязанности. Установлен парламентский, прокурорский и общественный контроль (СМИ, правозащитные организации и т.д.) за деятельностью спецслужб. Деятельность спецслужб является общественно необходимой и полезной. Поэтому не раздражает общество, пользуется уважением и поддержкой граждан, в т.ч. и негласной. Деятельность законная и моральная как для сотрудников, так и для тех,  кто им оказывает помощь. Тайная и негласная работа определяется правилами и методами борьбы спецслужб между собой, или с теми организациями, которые представляют опасность для общества (террористы, бандформирования и т.д.) При демократии спецслужба находится над схваткой политических сил внутри страны и не вмешивается в эту борьбу, поскольку правила борьбы определяются Законом.

При диктатуре спецслужба является инструментом диктатора, а  главной угрозой для власти являются политические силы, выступающие за свои конституционные права избирать и быть избранными и  претендующие на власть и сам народ, как первоисточник власти, лишенный избирательного права. 

Возникает внутреннее противоречие между народом и властью, незаконно удерживаемой диктатором. В эту борьбу втягивается и спецслужба, тем самым превращаясь по воле диктатора в политический сыск. Для этого расширяются права (беспредельно) спецслужб, никто не вспоминает об обязанностях.  Парламент принимает законы, противоречащие Конституции. Но он не может иначе, поскольку назначен и подчинен власти диктатора. А Конституция прописана народом и декларирует власть народа. Конституционный суд не может выступить на стороне народа, поскольку и он назначен и подчинен диктатору. Избирательное право принято назначенным парламентом, не обеспечивает прозрачности, открытости и справедливости проведения выборов, что гарантирует необходимый результат для диктатора, независимо от волеизъявления народа. Таким образом, деятельность политического сыска антиконституционна и аморальна, в том числе и для их помощников.

- Получается, какой-то замкнутый круг, состояние безысходности?

- Состояние безысходности, ощущение несправедливости, кризис институтов власти - это все предвестники скорых перемен. В обществе произошло осознание и понимание ошибочности избранного пути развития. Развеялся идеологический наркоз, выстроенный на одних обещаниях «светлого будущего» и нескончаемой лжи. Тоннель, в конце которого должен был появиться свет, оказался тупиком. После осознания наступает этап поиска другой, более справедливой, модели устройства общества. Правильнее будет сказать, не поиска, поскольку эта модель есть, а выбора. Это модель демократического устройства общества, где справедливость, права и свободы граждан гарантируются не личностью, а Законом. Законом, который постоянен, устойчив и беспристрастен, не подвержен магнитным бурям и эмоциональным состояниям  человеческого организма. Законом для всех и каждого.

«Не припоминаю я революций в Беларуси»

- Значит революция, или все же реформы? Тем более, что по утверждению правителя, Беларусь исчерпала лимит на революции?


- Интересный вопрос. Во-первых, что-то не припоминаю я революций в Беларуси. Во-вторых, революции - это не электроэнергия, на которую можно указами, или постановлениями правительства устанавливать лимиты. Революция – это объективный процесс в обществе и возникает он тогда, когда возникает конфликт между властью и народом, если других возможностей для урегулирования конфликта нет. При демократии вопрос о власти решается путем открытых, честных и прозрачных выборов.  Диктатура через свои временные, противоречащие Конституции, законы лишает народ  избирательного права, но не устраняет причины конфликта. Несправедливость в виде гнева наполняет чашу терпения народа, и затем возникает революционная ситуация. 

Таким образом, народ возвращает себе конституционное право быть первоисточником власти и управлять государством. И все здесь в рамках Закона и Конституции (институт крайней необходимости или необходимой обороны). А «слуги народа», узурпировавшие власть, оказываются вне Закона.

Что касается реформ, то они давно назрели и востребованы обществом. Главным препятствием для их претворения в жизнь является политическая воля высшей власти. При низком уровне  доверия народа к власти и низком уровне  жизни народа начинать реформы смерти подобно, которые приведут  к потере власти. К тому же очень сильным сдерживающим фактором является страх ответственности за содеянное во время  правления. Все эти факторы сводят к нулю вероятность любых реформ. Но, в тоже время, отказ от реформ имеет те же последствия для власти, что и проведение реформ.  Выражаясь шахматной терминологией, власть оказалась в ситуации цугцванга (любой последующий ход ухудшает позицию фигур на шахматной доске).


Поэтому путь нашего общества к демократии будет начинаться с реформы политической системы. А реформа политической системы возможна только через выборы президента (и скорее всего -  досрочные) по новому избирательному закону, гарантирующему открытость, прозрачность и честность процедуры избрания, при равных возможностях для всех кандидатов и нулевом влиянии административного  ресурса. И только после этого  -  формирование профессиональных команд по всем секторам общественно-политической и социально- экономической жизни с последующим реформированием институтов власти. 

Реформировать сначала институты власти, а затем политическую систему - пустая трата времени. Ни те, ни другие реформы не пойдут.

«Миф про чарку и шкварку»

- Вы как-то романтично и оптимистично относитесь к роли белорусского народа. С нашим народом больше ассоциируются понятия толерантность, прагматизм, спокойствие, даже где-то безразличие.

- С моей точки зрения – это миф. Создается он теми, кто занимается самовнушением, что народу народовластие не нужно, главное для народа «абы не было войны» и «чарка са шкваркай». Для себя самовнушение, а для народа внушение. Такой вот массовый гипноз  а-ля Кашпировский.

Нормальный наш народ, не хуже других. Толерантный и прагматичный - это хорошо. Значит, склонен больше мозгами руководствоваться, а не эмоциями. Просто условия созданы для народа такие, что не похлопать, не потопать, не поплясать. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. Прыжок на месте – провокация. 

А как вел себя в аналогичных условиях немецкий народ при Гитлере? А как вел себя народ в СССР при Сталине? А при Чаушеску, а при Кадаффи, а при Хуссейне? Да так же и вел. Может, там в таких же условиях политические партии процветали? Митинги оппозиции проходили? И была ли там оппозиция? Видел я наш народ на митингах протеста в 1990 году и вплоть до «Чернобыльского шляха» в 1996 году. Можно и историю вспомнить. Кастуся Калиновского, Тадеуша Костюшко, Константина Острожского, Слуцкі ўзброены чын и т.д. Есть свои национальные особенности, есть исторические традиции и опыт оккупации, но народ-то нормальный, достойный уважения, как, впрочем, и другие народы. 

Возможно, Всевышний наделил наш народ немного большей чашей терпения, чем, скажем, южные народы, но меньшей, чем северные.  Нужно бороться за уславия, в которых народ мог бы нормально жить, созидать, развиваться и процветать.

“Когда создается революционная ситуация – спецслужбы и агентура не срабатывают”

- Валерий Иванович, мы ушли от главной темы. Но ведь диктаторы и создают, хорошо финансируют спецслужбы, для того что бы они, их агентура обеспечивали безопасность и не допустили смены власти при волнениях народа?

- Если речь идет о волнениях народа,  скорее не народа, а политических пративников власти, Вы совершенно правы. В спокойной (относительно) обстановке, при ламинарном течении событий спецслужбы (при диктатуре – политический сыск) без особого труда подавляют протестные очаги оппозиции. Причем делают это образцово-показательно с устрашающим эффектом. Но это еще не протест народа. 

Вот когда чаша терпения народа переполняется и создается революционная ситуация, турбулентная, динамичная – спецслужбы и их агентура не срабатывают. 

Причин несколько. Во - первых, когда четко проясняется ситуация противостояния народ – диктатор, спецслужбы и другие институты власти становятся перед выбором: чью сторону принять. По Конституции единственным и реальным источником власти является народ, а диктатор, когда заявляет о себе народ, становится никем. Поэтому все институты власти начинают дрейф в сторону реальной власти. Во – вторых, своя рубаха все равно ближе к телу, и в критический момент все силовики дистанцируются от внутриполитической схватки. Штыки в землю. Примеров много. В Румынии общество находилось под тотальным контролем политического сыска, каждый третий был агентом. Сработали спецслужбы? Нет. В Югославии защитили Милошевича? Нет. Хуссейн, Кадаффи? 

Можно контраргументом выставить Сирию. Но в Сирии не было революционной ситуации, ее преждевременно спровоцировали, когда соотношение сил было 50% на 50%. Поэтому и такая кровопролитная борьба. Было бы соотношение 80% на 20% не в пользу  диктатора, все бы закончилось быстро с минимальными жертвами. Не надо торопить события, все равно процессы развиваются по объективным законам природы. 

И каждый плод имеет свой срок созревания.

“Сама постановка вопроса о борьбе со спецслужбами неверная” 

- Получается, что все произойдет само собой, и оппозиция может не напрягаться, не бороться с агентурой, спецслужбами, режимом в целом?

- Иронию отбросим. Речь шла об объективных законах, а не о тактике и стратегии оппозиции. Давайте поговорим на эту тему. 

Чтобы вырабатывать тактику и стратегию борьбы, необходимо четко представлять сильные и слабые стороны не только свои, но и противника. В первой части интервью мы определили три политических центра борьбы за власть в Беларуси. Условно –“реваншисты”, ”совки” и “народники” (в переводе на итальянский – националисты). Так вот, первых два имеют собственные спецслужбы, а народники - нет. Поэтому сама постановка вопроса о борьбе со спецслужбами неверная. Нужно бороться не “с”, а “за” их умы и сердца и делать их своими идейными сторонниками. Не агитировать самих себя на семинарах и конференциях, а работать в среде оппонентов и с народом. 

Чтобы уменьшить влияние агентуры и спецслужб, не нужно лезть в чащобы тайн, секретов и конспираций. На этой поляне профессионалы всегда будут сильнее, а дилетанты всегда будут проигрывать.  Народникам нужно навязывать свою игру на открытой поляне – на конституционном поле. 

Здесь у оппозиции все козыри в руках – народ и народовластие, права, свободы и законные интересы гражданина, избирательное право. И что тогда будет агентура докладывать? Что кто-то там за Конституцию выступает? Или кто-то за честные выборы? Ну-ка, ребята от диктатуры, а вы за честные или не честные выборы? Ага, и вы, оказывается, за честные. Ну тогда давайте закон примем такой, чтобы сомнений даже у наблюдателей от СНГ и лично у господина С.Лебедева не было, что выборы в Беларуси самые честные в мире.

А вокруг агентуры не надо создавать ажиотаж и паниковать. Иметь в виду нужно, но не более того. Нужно еще иметь в виду, что не все из числа этой категории добровольно оказались там. Методы вербовок описали ребята, которые выехали за границу. Запугивание, шантаж, угрозы, выкручивание рук - не каждый выдержит. Поэтому они - не предатели, они - жертвы режима и политического сыска. Но в душе они  сторонники народовластия и адраджэння, т.е. единомышленники. Спецслужба работает мозгами, а политический сыск кулаками. 

У оппозиции должна быть стратегия на переходный период, когда диктатура падет. Стратегия, объединяющая все общество, включая и тех, кто сейчай работает или служит в нынешних институтах власти. Все они граждане нашей страны, причем много хороших специалистов, которые в этих условиях не могут себя реализовать, а служат за кусок хлеба. Нельзя никому захлопывать дверь в демократическое будущее, тогда и сторонников диктаторского прошлого останутся единицы. Так что у оппозиции из числа народников работы – непочатый край.

10:55 03/12/2012




Loading...
ссылки по теме
Кризис – это синдром болезни
Костко: Наступает непростой период, связанный с выборами
Валерий Костко: У Лукашенко красивых перспектив нет


загружаются комментарии