"Беляцкий и "Вясна" - это то великое, что мы не замечаем" 3

Накануне православного Рождества появилась книга "Дело Беляцкого", написанная Валерием Калиновским.

Журналист «Радыё Свобода» вел репортажи из судебных заседаний, переписывался с Алесем Беляцким в тюрьме, беседовал с его родными и соратниками, находил фотоматериалы, пишет «Наша Ніва».

Его документальная книга - пока не роман и не киносценарий, но идеально собранный для них материал.

«... Права человека и независимость Беларуси, демократия и рыночная экономика - это те вещи, которые представляли и представляют для меня единое целое», - писал когда-то Алесь Беляцкий.

Если действия руководства страны регламентируются не законом, а стремлением сохранить личную власть, права человека будут нарушаться на всех уровнях.

Поэтому правозащитную деятельность в Беларуси можно сравнить с существованием в зоне постоянного давления: она не зависит от затухания и всплеска политической активности.

В 2001-м политические круги звали «белорусского Коштуницу», в 2006-м - «белорусского Ющенко», в 2010-м «меняли лысую резину». Беляцкий и его «весновцы» ровно и размеренно делали свою работу.

За 15 лет деятельности «Вясна» помогла сотням людей.

Беляцкий и его «Вясна» - это то великое, чего мы иногда не замечаем у себя на родине, восхищаясь мужеством, например, Манделы или Гавела.

Подтверждением этому может быть оценка деятельности Беляцкого «издалека», которую дает в предисловии к книге Карл Гершман, президент Национального фонда поддержки демократии (NED) США.

«Нобелевская премия - честь, которой Беляцкий вполне достоин, - пишет он. - Как и Лю Сяобо (китайский лауреат Нобелевской премии 2010 года, который сидел в тюрьме, когда ему присудили премию, и до сих пор остается за решеткой), Беляцкий - человек большой храбрости и силы духа.

Еще до ареста он знал, что на него завели дело, и имел возможность сбежать за границу, но решил не делать этого.

Принципы для него всегда были выше политики. Он ушел с политической сцены в 1990-е годы, потому что она порождает распри и потому, что он чувствовал: в качестве защитника прав человека он может сделать больше. Он помогал всем, кто в нужде, независимо от партийной принадлежности или идеологии.

Беляцкий - один из немногих лидеров оппозиции, который объединяет, а не разделяет. Он пользуется уважением во всем политическом спектре оппозиции и, выйдя из тюрьмы, может стать политическим лидером, который сыграет объединяющую роль.

Его политическая привлекательность усиливается патриотизмом.

Он всегда выступал за независимость страны, защищал ее язык и культуру, подчеркивая в то же время европейскую идентичность Беларуси и поддерживая ее интеграцию в Европу в качестве свободного и демократического государства».

Книга Калиновского написана легким языком репортажа, она имеет многочисленные приложения - любимые стихи Беляцкого; записи его дневника. Экскурсы в советскую историю позволяют заметить, что тогдашние спецслужбы применяли против правозащитников те же методы.

Автор не преграждает собой главного героя: многие вещи озвучиваются в книге от первого лица, от самого Беляцкого. Он дает меткие характеристики следователям, его последнее слово процитировано полностью. Когда Беляцкий его репетировал, хохотала вся камера, хотя на суде политзаключенный был серьезным.

Автор фиксирует, как службисты делают карьеры, преследуя оппонентов власти: после дела Беляцкого следователь 2-го следственного отделения отдела предварительного расследования Управления ДФР Татьяна Касынкина стала ведущим инспектором группы по обращениям граждан Следственного комитета.

Не обошел вниманием автор и дело Площади-2010, которая стала катализатором процесса Беляцкого. Хотя всем, кто отстаивает версию о «спонтанности» жестокого разгона протестов 19 декабря, стоит обратить внимание: материалы на правозащитников начали собирать еще в 2009-м, в разгар «либерализации», а ход делу дали в октябре 2010-го, за месяц до Площади.

За годы авторитаризма было написано немало тюремных дневников.

В книге о Беляцком делается попытка системного анализа проблем белорусской тюрьмы, подкрепленная свидетельствами других политзаключенных.

От советского ГУЛАГа белорусская «зона» унаследовала направленность на моральное уничтожение заключенных, их физические страдания и нищету быта. Права заключенных - большой вопрос для Беларуси, который поднимается в книге.

Не все обстоятельства дела и отсидки, не все мысли главного героя смогли просочиться в книгу через подцензурную тюремную переписку. Что ж, Алесь Беляцкий еще будет иметь возможность лично заполнить пробелы. И хочется, чтобы это произошло как можно скорее.

Ведь последнего элемента - хэппи-энда - не хватает «Делу Беляцкого», чтобы превратиться в роман или кинофильм.


Презентация книги пройдет 17 января в 18 часов по адресу в Минске: пр-т Независимости, 37а
17:41 16/01/2013




Loading...
ссылки по теме
Бывший политзэк Коваленко взял академический отпуск и работает на стройках Варшавы
Алесь Беляцкий: Человека в нашей «исправительной» системе за человека никто не считает
При Чавесе такого не было


загружаются комментарии