Василевич: Омбудсмен сможет посетить любую колонию 3

Зачем нам уполномоченный по правам человека, будет ли он независимым и сможет ли помочь политзаключенным?

Об этом в интервью "Еврорадио" рассказал бывший Генпрокурор Григорий Василевич.

- Вы разработали концепцию создания такого неожиданного для нашей страны института власти, как уполномоченный по правам человека. Это ваша собственная инициатива или "госзаказ"?

- Это исключительно моя личная инициатива.

- Именно сейчас созрела необходимость появления у нас уполномоченного по права человека?

- Идея была еще у членов первого состава Конституционного суда. Когда я был председателем КС, этот вопрос снова поднимался. А именно сейчас настало благоприятное время — значительное количество чиновников сокращается, освобождаются определенные денежные средства, которые можно направить на финансирование аппарата уполномоченного по правам человека, который должен быть не очень большим — 20-30 человек на первом этапе. Если хотите, это способствовало бы созданию новой правовой культуры. формированию понимания ценности прав и свобод человека. Не только экономических, социальных и культурных прав и свобод, но и политических.

- Опыт соседних стран в вашей концепции учтен?

- В основу положены подходы, которые реализованы в скандинавских государствах. Учтена практика и законодательство европейских стран. А также опыт стран, которые совсем недавно создали такие учреждения.

- Давайте начнем с, пожалуй, самого важного: какой компетенцией будет обладать белорусский уполномоченный по правам человека?

- Я предлагаю закрепить за ним такие полномочия, как: право обращаться в Конституционный суд с предложением проверки соответствия Конституции тех или иных законов или нормативных актов, касающихся прав и свобод человека, в Палату представителей — насчет официального толкования Конституции и законов. Кстати, за последние, кажется, 16 лет у нас был всего один случай толкования конституционной нормы Палатой представителей. Кроме того, я предлагаю наделить уполномоченного правом требовать от государственных лиц проведения проверок деятельности подчиненных им учреждений и предприятий. Право посещения в любое (!) время мест содержания осужденных, мест предварительного заключения, следственных изоляторов, мест принудительного лечения и перевоспитывания, психиатрических клиник и так далее. Должно у уполномоченного быть и право направления актов реагирования в случае выявления нарушений прав и свобод граждан. А если акты, решения и рекомендации уполномоченного не должным образом чиновниками рассматриваются и выполняются, то наказывать их — вплоть до административной ответственности.

- Не менее важно — как будут становиться уполномоченным по правам человека?

- Это должностное лицо может назначаться президентом. Но желательно, чтобы был задействован парламент, чтобы президент назначил уполномоченного с предварительным согласием Палаты представителей. Своих заместителей уполномоченный может назначать сам, при согласовании с заместителем президента и председателем парламента.

- И какие у вашего уполномоченного будут гарантии независимости? У нас и о парламенте говорят, что там все назначены президентом...

- Прежде всего, я предлагаю, чтобы кандидатов на эту должность обязательно было несколько. Чтобы сведения об этих кандидатах, их биографии были опубликованы, и чтобы общество могло высказаться по этим кандидатурам. И выбрать надо с учетом мнения граждан. А чтобы уполномоченный действовал непредвзято, в соответствии с Конституцией и нормами международного права, предлагается, чтобы человек занимал эту должность только один срок — к примеру, 7 лет. И это должен быть человек, который чего-то в жизни достиг, не моложе 50 лет. И не обязательно это должен быть юрист — это может быть правозащитник, который этой деятельностью занимается, не имея юридического образования. И работа уполномоченного должна быть публичной — каждый год он должен готовить доклады о своей деятельности, доводить информацию о своей деятельности до общественности. Уполномоченный — словно колокольчик, который привлекает внимание общественности к каким-то проблемам в области прав и свобод человека. И с помощью общественного мнения, которое — большая сила, решает наболевшие проблемы.

- Это может быть независимый правозащитник, тот же Гулак или Беляцкий?

- Варианты могут быть самые разные, главное, чтобы человек был аполитичный. Право и политика, безусловно, идут рядом, и у нас, пожалуй, все вокруг пронизано политикой, но на первом этапе уполномоченный должен быть аполитичным. Правда, есть два требования: обязательное владение на хорошем уровне двумя государственными языками — белорусским и русским. И чтобы этот уровень проверяла специальная комиссия. И чтобы претендент пообещал, что после окончания его полномочий он не будет заниматься политикой — принимать участие в, к примеру, парламентских выборах. Это для того, чтобы избежать политизированности этого института власти. По крайней мере, такое требование должно быть хотя бы на первом этапе деятельности.

- Представьте: приезжает уполномоченный по правам человека в тюрьму, где содержится, например, Николай Статкевич или Дмитрий Дашкевич, которые рассказывают ему о невыносимых условиях содержания, отношении администрации, провокациях и издевательствах. И что конкретно может сделать в сегодняшней Беларуси этот уполномоченный, если хотя бы половина рассказанного политзаключенными подтвердится?

- Независимо от политических взглядов, расовой принадлежности — у всех есть права, зафиксированные в Конституции. Поэтому, независимо от фамилии, их права должны быть обеспечены. И уполномоченный должен действовать так, как требует Конституция. Особой заботой уполномоченных, скажем честно, должна стать наша пенитенциарная система. Проблем там действительно очень много: и условия содержания, и... и другие проблемы.

- Порой председатель любого рай- или облисполкома привык чувствовать себя на месте царем и Богом одновременно — а тут приезжает какой-то непонятный уполномоченный по каким-то там правам человека и что-то от него начинает требовать...

- Такое у наших чиновников действительно есть. И чтобы такого не было, необходимо усилить контрольную функцию органов представительной власти — местных советов депутатов. Они были бы сдерживающим началом по отношению к этим чиновникам. Ко всему, если уполномоченный будет назначаться президентом при согласии парламента, то это значительно увеличивает его статус.

- Только честно: вы действительно верите, что в наших сегодняшних политических условиях институт уполномоченного по правам человека сможет результативно функционировать?

- Не бывает так, чтобы раз — и все на сто процентов поменялось. Важно шаг за шагом создавать культурный слой. Даже если за год он сумел принести пользы на одну каплю — это будет новый уровень.

- Направили ли вы уже куда-нибудь свою концепцию?

- Я пошел по вертикали: направил в Министерство образования с тем, чтобы они направили дальше — в Министерство иностранных дел.

- У вас ведь, наверное, осталось много знакомых, которые по-прежнему у власти — почему было не отнести сразу, к примеру, заместителю председателя парламента Гуминскому или еще кому-то?

- Я, безусловно, постараюсь довести информацию до ведома как можно большего числа высокопоставленных лиц. А дальше — решение за ними. Лично я считаю, что этот вопрос надо решать как можно быстрее. К примеру, в следующем году мы будем отмечать 20-летие принятия Конституции, и было бы хорошо, если бы институт уполномоченного по правам человека заработал к этой дате. При положительном развитии событий в течение года все необходимое можно сделать — и законопроект на основании этой концепции разработать, и принять его, и уполномоченного назначить. Но все же действовать так, как вы предлагаете, идти на персональные контакты — я не считаю, что это необходимо.
17:26 04/03/2013




Loading...
ссылки по теме
Омбудсменом в РФ стала генеральша, предлагавшая возродить ЧК
Василевич: Надо не менять Конституцию, а четко выполнять ее нормы
Путин одобрил кандидатуру Памфиловой на пост омбудсмена


загружаются комментарии