Что страшнее для чиновников: визовые санкции или люстрация? 2

Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько призвал расширить список белорусских чиновников, в отношении которых действуют санкции Евросоюза.

Какие еще есть варианты повлиять на власти и почему лидерам оппозиции не стоит говорить о санкциях?

Ответ на этот вопрос искало интернет-издание "Завтра твоей страны".

"Я пока не нахожу серьезных оснований для того, чтобы выводить кого-то из ограничительного списка ЕС. Скорее, наоборот, список неполон", — заявил политик. Среди претендентов на включение в перечень тех, в отношении кого действуют визовые и финансовые ограничения, он назвал нового Генпрокурора и руководителя Следственного комитета, нынешнего шефа КГБ.

На ситуацию в Беларуси это не повлияет

Ситуация с личными визовыми ограничительными санкциями дошла до того предела, когда она может влиять на позицию одного конкретного человека, но не на позицию правящего режима, считает политический обозреватель газеты "Белорусы и рынок" Павлюк Быковский. Список достаточно обширный, основные действующие лица в него вошли.

— В данном случае имеет значение лишь нахождение в списке Александра Лукашенко и его детей. Это представляет интерес и может быть предметом обсуждения, — отмечает эксперт.

Что касается чиновников более мелкого уровня, то, по мнению Павлюка Быковского, "будет список расширен за счет чиновников такого уровня или сужен, на ситуацию это не повлияет".

Других инструментов воздействия нет?

Председатель юридической комиссии Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло предлагает не подходить к вопросу о визовых санкциях с позиции, насколько эффективно сегодня в конкретных случаях они работают:

— Санкции должны применяться с учетом того, что других инструментов воздействия у международного сообщества нет.

Как отмечает юрист, даже, казалось бы, мизерные санкции все-таки влияют на самочувствие белорусских чиновников, которые прекрасно осознают, что это наказание за те нарушения в области прав человека, которые существуют в Беларуси, в том числе при их конкретном участии и содействии или бездействии.

— Санкции должны иметь место. Рано или поздно ситуация в стране изменится, и тогда можно будет говорить о сужении круга тех, кто подвергся визовым санкциям. Но сегодня это остается реальным инструментом воздействия как на власти в целом, так и на конкретных чиновников, — резюмирует Гарри Погоняйло, отмечая, что уже сегодня можно было бы разрабатывать законодательство о люстрации, которое будет применимо в будущем демократическом государстве.

— Но о нем должны знать нынешние чиновники, поскольку в этих проектах будут содержаться, а затем, когда они будут приняты, применяться те санкции, которые там будут указаны, в том числе, против чиновников, допустивших грубые нарушения прав человека в современной Беларуси, — подчеркивает юрист. – Тот произвол, те незаконные осуждения, пытки, незаконные превентивные задержания людей, изъятие имущества и так далее.

Лидеры оппозиции не должны говорить о санкциях

Оценивая заявление лидера ОГП о расширении визовых санкций, Павлюк Быковский отмечает, что лидерам оппозиции вряд ли имеет смысл говорить об этом, поскольку так "они могут привлечь на себя негативные оценки со стороны избирателей, поскольку получается так, что именно они призывают к санкциям". Как подчеркивает эксперт, достаточно долго оппозиция, по крайней мере, "не подписывалась под тем, что она является инициатором санкций". 
10:40 27/03/2013




Loading...
ссылки по теме
Конституционный суд Украины хочет отменить люстрацию
В Минске прошла презентация "Люстрации для Беларуси"
Журналистам показали материалы об агенте Валенсе-"Болеке"


загружаются комментарии