Юрий Глушаков: "Многоглавая" президентская кампания получилась ярче "двухглавых" 19

Политик из Гомеля Юрий Глушаков "сверкнул" на политическом небосклоне Беларуси во время президентской кампании-2010. Он представляет партию Зеленых, которую толком никто не знает.

Юрий Глушаков: "Многоглавая" президентская кампания получилась ярче "двухглавых"
Не собрав 100 тысяч подписей, необходимых для регистрации кандидатом в президенты, Юрий Глушаков получил утешительный приз в виде звания "самый честный политик года" и исчез.

Отыскав Юрия Глушакова, "Белорусский партизан" решил оживить в памяти события 2010 года и поинтересовался дальнейшей судьбой молодого политика. 

"Абсолютно "единого" кандидата от оппозиции, по сути дела, никогда и не было"

- Ваша политическая карьера (общенационального плана) оказалась сколь искрометной, столь и быстротечной. Несколько месяцев накануне президентской кампании 2010 года Вы провели, что называется, в свету юпитеров, но получив приз самого честного политика, ушли в тень. Как сложилась Ваша судьба после? 

- Говорить о "политической карьере" я могу только в кавычках. Даже в странах «развитой демократии» профессия "политик",  на мой взгляд, является весьма специфической работой. В условиях Беларуси – вдвойне.  

Мое участие в президентской кампании 2010 года изначально не носило характера карьерного трамплина.  Я принял участие в этих квазивыборах не ради личного пиара или раскрутки. Но прежде всего для того, что бы показать людям, что  и  системе бюрократического капитализма «от власти», и ультрарыночной  модели от "оппозиции" есть  альтернатива - социально и экологически защищенное общество, социализм XXI века. Кстати говоря, сегодня  правительство   реализует многие экономические положения либерально-оппозиционных  кандидатов. 

Сейчас я работаю, продолжаю, как и прежде, заниматься общественной деятельностью в своем регионе. 

- Ваше признание, что Вы не собрали 100 тысяч подписей для регистрации кандидатом в президенты, дало Вам титул самого честного политика, но известности в политике не принесло. Не подтверждает ли это старую истину, что политика – дело грязное? Тем более, в Беларуси эпохи правления Лукашенко.

- Политика происходит от греческого "управления полисом" (городом). Как эколог, я за чистый город, как  социалист -  за чистое, прозрачное управление им. К искусственно раздутой известности я не стремился, хотя она и не является самым грязным элементом в современной политике…

- Как Вы пришли к тому, чтобы в 2010 выдвигаться кандидатом в президенты? Судя по всему, такое решение приняли  после отказа лидера движения "За Свободу" и лидера блока "Беларускі незалежніцкі блок" Александра Милинкевича идти в президенты. Потому от БНБ пошли в президенты и Григорий Костусев, и Алесь Михалевич, и Вы.

- Никоим образом мы  не принимали  решения  с оглядкой на поведение лидеров  других блоков и движений, тем более правоцентристской  направленности. Первоначально наша партия решила участвовать в выборах именно для того, что бы составить альтернативу либералам и консерваторам. В ходе последующих обсуждений остановились на моей кандидатуре как на партийном  кандидате. Просто я имел несколько больше опыта участия в избирательных кампаниях, чем другие товарищи, в 2003-2007 годах был  депутатом Гомельского городского Совета депутатов.

- Вы не считаете ошибкой такой массовый  поход за президентством?

- Не считаю. По многим причинам "многоглавая" кампания получилась гораздо ярче и интересней, чем предшествующие ей  "двухглавые" кампании.  Это было видно даже по количеству людей, приходивших  и на встречи с кандидатами, и явившихся  потом  на Площадь. Каждый кандидат привел сюда свою группу электората. В 2006 году такого не было. 

На самом деле, тактика "единого" кандидата довольно спорна и может работать только в таком упрощенно  организованном обществе, как белорусское.  На самом деле, интересы различных социальных групп  всегда требуют своего непосредственного представительства. Извините, ну не может  кандидат, выступающий в поддержку крупного бизнеса, одновременно защищать интересы рабочих – как правило, они противоположны. Или политик,  ориентированный на иностранные или  транснациональные компании, не станет на деле отстаивать интересы местных предпринимателей. Тезис же о том, что сначала "установим демократию", а потом разберемся – это от лукавого.  После того, как вся страна будет распродана, "разбираться" будет поздно…

Поэтому я полагаю, что  на прошлых президентских выборах политическая организация  белорусского общества несколько  дифференцировалась и усложнилась, и это хорошо.

- Почему девять кандидатов оппозиционеров не смогли договориться о едином кандидате либо сняться с президентской гонки?

- По нескольким причинам. Во-первых – "кризис верхов". Не открою Америки, если скажу, что существенную роль сыграли  личные амбиции  кандидатов и групповые интересы партий, их выдвинувших. Между прочим, в политике – это  вещь совершенно нормальная.  

Во-вторых, "кризис низов" - многие избиратели также больше не хотели видеть только одного альтернативного кандидата. Тем более, что абсолютно "единого" кандидата от оппозиции, по сути дела, никогда и не было – в том же 2006 году на политической сцене тоже был "дуэт" Милинкевич-Козулин.  

В третьих,  глобальный  экономический кризис.  Не стоит забывать, что выборы проходили именно на этом фоне. И фактор рецессии, так или иначе, но сказывался на позиции Запада. Если в 2006 году Европа, которая, как говорил Остап Бендер,  "нам поможет", в доступных ей формах посылала сигнал белорусской  оппозиции о необходимости выхода на "единого"кандидата, то в 2010 году она, насколько мне известно, таких посланий не делала. И более того, начала проводить политику так называемого "диалога" с действующей властью.  По сути, отведя оппозиции привычную роль создателей нужной ей "картинки"…

-После выхода из президентской гонки Вы заявили: "Беларусь будет другая после этих выборов, что произойдут серьезные изменения, в том числе и в политической сфере". Могли ли Вы представить весь масштаб падения страны после этой кампании?

- Я думаю, что я не ошибся. Более того, Белорусская партия "Зеленые" и Оргкомитет Белорусского социального движения "Разам!" предупреждали  о том, в каком именно направлении в нашей стране будут происходить изменения  и к каким социально-экономическим последствиям  это может привести.  

Мы не пророки - просто как левые, применяем классический анализ…  Ведь  совсем не сложно заметить, что каждую пятилетку  после президентских выборов наша страна меняется. Просто большинство ангажированных известным образом   аналитиков  не желают  замечать общую направленность этих изменений.  

Вспомните Беларусь после 1994 года – налицо начались  серьезные трансформации после хаотичного "переходного периода" начала 90-х. Постепенно вырабатывались  новые правила игры, начала  устанавливаться  государственно-частная экономическая система, стабилизировать которую и была призвана президентская республика. 

После выборов 2001 года система бюрократического капитализма окончательно заработала, а после 2006 года в ней все более  отчетливо проявились новые тенденции – к жесткой рыночной политике по рецептам МВФ.  

После 2010 года эти неолиберальные акценты значительно усилились – именно либерализации цен, в совокупности с другими факторами, привели к приснопамятному обвалу национальной валюты весной 2011 года. Между прочим, та девальвация, значительно ударив по реальному сектору, привела к извлечению сверхприбылей в ряде сегментов экспортных, торгово-посреднических и банковских отраслей. Согласитесь, после 3-4 кратного падения покупательной способности населения в 2011 году действительно можно говорить о том, что "в стране произошли серьезные изменения".  

Что касается политических изменений, то их общая направленность, начиная с установления президентской формой правления по Конституции 1994 года, и заканчивая сегодняшним днем – абсолютно  аналогична изменениям, происходящим в экономике. Как ни странно это прозвучит, но  их можно назвать одним словом – "десоветизация".  Обществу первоначального накопления капитала должна соответствовать и подходящая политическая система. У нас на смену даже формальной советской демократии  приходит авторитарное корпоративное государство.

Подготовленный в этом году проект упразднения сельских и поселковых Советов – как раз означает продолжение движения в этом направлении.  Все эти меры  оптимально отвечают интересам белорусской номенклатуры  в новых рыночных условиях. 

Из последних "ноу-хау" этой же серии – пресловутый Декрет № 9, в духе корпоративной практики рыночных "тигров" Юго-Восточной Азии искусственно понижающий  стоимость труда наемных работников целой отрасли. Есть опасения, что намеченная в 2013 году масштабная "модернизация" экономики  может быть сведена белорусской бюрократией вкупе с доморощенным и "импортным" неолиберальным менеджментом  к массовым сокращениям и дальнейшему ухудшению положения работников.

Вопреки широко культивируемому в оппозиции мифу о чуть ли не "коммунистической Беларуси" у нас сегодня происходит  полный разрыв с социалистической идеей и практикой. И в смысле упразднения последних остатков социальных гарантий, и идеологически. В частности, происходит стремительная  клерикализация общества.

- Два года налаживания отношений с Евросоюзом – и на тебе! – 19 декабря 2010 года белорусский режим похоронил перспективу европейского вектора. С тех пор, похоже, ситуация только усугубляется…

- Не думаю. Мне кажется, что в последнее время игра на внешнеполитическом поле даже несколько  активизировалась. При этом нет оснований представлять здесь непоследовательной  только белорусскую официальную сторону. Дело в том, что бизнес  стран Запада уже давно тысячами нитей завязан на Беларусь. И сколько бы там не говорили про "злачынны рэжым", коммерческие интересы для них – превыше всего. Поэтому вялотекущий диалог будет продолжаться еще очень долго…   

- А Россия шаг за шагом поглощает экономический суверенитет и не намерена отступать. Как далеко в своих имперских амбициях она готова пойти?

- Я разделил бы понятия -  Россия как великая и дружественная нам страна, в братском союзе с  которой мы выиграли вторую мировую войну и остановили  угрозу почти тотального уничтожения белорусов в составе  германского рейха, и российскую олигархию. Последнее действительно, как ненасытная саранча или раковая опухоль,  готова все пожрать на своем пути. Именно  это она уже сделала и с российским народом, обескровив его и превратив страну в "сырьевой придаток" продающих углеводородное сырье корпораций. Однако имперских амбиций в полном смысле этого слова у России сегодня нет. Сегодня в мире существуют  гораздо более влиятельные империалистические силы. Кровавые трагедии ряда стран Ближнего и Среднего Востока – тому свидетельство.

Глубоко убежден, что избавить нас от угроз "дружественного" и недружественного поглощения, откуда бы они не исходили, может только отказ от логики капитализма и порождаемой им вражды и конкуренции между людьми, странами и народами.  Попытки же выдать одну современную империю за якобы более "демократичную" и "правовую", чем другую, представляются мне высшим и утонченным  проявлением империализма XXI века. Просто сегодня бомбы и танки заменяют информационные войны в  интернете, гуманитарные посылы и экономические интервенции. Или, по крайней мере, предваряют их…

"Кошачьи не читают интернет и понятия не имеют, что вокруг творится…"

- Отойдем от политики. В августе 2010 года журналистки "Нашай нивы" подарили Вам двух котят: Бублика и Пуфика. Первого Вы благополучно "сплавили" в благотворительную организацию, а как поживает Пуфик? Жизнью доволен?

- У меня  еще до этой журналисткой "энимал-провокации" жила кошка Амурка. Она и сейчас дома, жизнью своей вполне довольна. Видимо, потому что кошачьи не читают интернет и понятия не имеют, что вокруг творится… 

- Чем Вы занимаетесь сейчас? Чем зарабатываете на жизнь?

- У меня растет дочка, которая родилась в 2010 году, незадолго до выборов. Я работаю –  как-то привык зарабатывать себе на жизнь собственным трудом. Что касается профессии, то  по образованию, да и по призванию, я историк. Однако в силу сложившихся обстоятельств, университетская кафедра сегодня – не для меня. Сейчас я работаю журналистом.

- Вы ушли из политики или остались?

- Как уже говорил, я никогда не относил себя к профессиональным политикам. Я являюсь общественным активистом,  участвую в тех кампаниях, которые считаю наиболее  актуальными. Сегодня для меня это – вопросы социальной справедливости, защиты окружающей среды и нашей исторической памяти.

11:54 27/03/2013




Loading...
ссылки по теме
Глава избиркома из Бреста может пойти под суд за фальсификации
Лидер "Зеленых": На этих выборах власть подстраховалась дважды
Ермошина отреагировала на заявление о фальсификации подписей Короткевич


загружаются комментарии