Александр Класковский: Оппозиция в лучшем случае может исполнять роль лягушки в сметане 19

"Народный референдум" правых вызвал нервную реакцию второго крыла белорусской оппозиции.

Александр Класковский: Оппозиция в лучшем случае может исполнять роль лягушки в сметане
«Отбеливатели режима» — не самый жесткий эпитет, отпущенный по адресу авторов идеи.

Зачем белорусской оппозиции «Народный референдум»? Сможет ли эта идея примирить «бойкотистов» и «доконечников»? Воспримет ли белорус идею «Народного референдума»?

"Белорусский партизан" попытался найти ответы на вопросы вместе с политическим обозревателем Александром Класковским.

"Оппозиция должна подавать признаки жизни"

— Движение «За свободу», Партия БНФ и «Говори правду» дали старт кампании «Народный референдум». Почему появилась эта  инициатива?

— Оппозиционным структурам надо подавать признаки жизни, иначе не будет элементарной подпитки. Сегодня ни у кого в оппозиции нет патентованного плана победы над режимом; более того, его и быть не может: ситуация такова, что плетью обуха не перешибешь.

Практически невозможно свалить консолидированный авторитарный режим, который пока достаточно прочно держится экономически, в первую очередь — за счет российской подпитки. Она в ближайшее время, очевидно, не исчезнет (Москва вынуждена проплачивать свои интересы на белорусском направлении), а состояние общества — дремотное. В этой ситуации говорить о чудодейственном рецепте победы над режимом может лишь политический шарлатан.

Другое дело, что персоналистский режим, замкнутый на одного человека, может рухнуть в одночасье. Но ждать такого случая, подарка небес для недругов нынешней власти — тоже смешно. 

Стратегический союз «тройки» (движение «За свободу», Партия БНФ, «Говори правду») рассчитан на три кампании: местные, президентские и последующие парламентские выборы. Если вдуматься, по умолчанию имеется в виду, что президентская кампания закончится предсказуемо, следовательно, инициаторы «Народного референдума» не надеются, что в обозримом будущем ситуация в Беларуси изменится кардинальным образом. 

"Политическая эмиграция не вписывается в диалог Запада с официальным Минском"

— Очевидно, что «Народный референдум» не сможет объединить непримиримые крылья оппозиции. "Тройка" подтверждает свою репутацию сторонников "легитимной диктатуры", «диагностировал» Андрей Санников. Есть ли основания говорить, что «Народный референдум» направлен на «отбеливание» режима?

— По замыслу «Народный референдум» — это как раз таки попытка навязать властям свою игру, причем на поле режима. В принципе «Народный референдум» — это метафора: инициаторы прекрасно понимают, что шансов на проведение плебисцита нет. А если даже предположить невозможное, то известно — кто и как у нас считает голоса.

Фишка в том, чтобы публично ставить вопросы, на которые у власти нет убедительных ответов. Другое дело, насколько это получится? 

Что касается заявления Санникова, то я удивился бы, услышав: «Молодцы, ребята!», «Так держать!», «Я к вам присоединяюсь и, как могу, поддержу из-за границы». Между оппозицией внутри страны и политической эмиграцией объективно существует глубокий раскол, который, по-моему, будет углубляться. Это объясняется борьбой за влияние на западных политиков, чиновников, фонды, соответственно — борьбой за ресурсы. 

Политическая эмиграция не вписывается в диалог Запада с официальным Минском — в этом случае она остается не у дел. А часть внутренней оппозиции, напротив, считает, что выиграет от разрядки в отношениях между Брюсселем и Минском и, соответственно, некоторой оттепели внутри страны.

Таким образом, между различными группировками оппозиции налицо антагонизм интересов. Поэтому война с наклеиванием ярлыков будет продолжаться. Стоит отметить, что по части ярлыков усердствует одна из сторон, вторая предпочитает «не замечать» язвительных атак.

"Лебедько потому и пиарит праймериз, что надеется победить в них"

— Анатолий Лебедько высказался еще резче: «Если вы хотите дистанцироваться от остальных, предложите им присоединиться к вам!» Похоже на признание, что «непримиримым» не по пути с «легитимизаторами» в принципе.

— Анатолий Лебедько — известный мастер афоризмов, хотя этот афоризм можно повернуть и против него. Предложив другим политикам присоединяться к своей идее праймериз, он в итоге оказался в одиночестве. Так что этот словесный бумеранг бьет и по самому автору.

Если же серьезно, по сути, то ситуация в оппозиционной среде усугубляется тем, что и внутри страны де-факто не преодолен раскол между «бойкотистами» и «доконечниками» (по терминологии парламентской кампании 2012 года). Или, иначе говоря, между более радикальным и более умеренным крыльями. 

На мой взгляд, дело усугубляют и личные амбиции. Лебедько потому и пиарит праймериз, что видит в этом шанс на свою победу (в самом этом состязании, естественно, наши политики не столь наивны, чтобы всерьез мечтать о победе на выборах президента в нынешних условиях). Если же лидер ОГП примкнет к тройке «Милинкевич — Некляев — Янукевич», ему ничего в состязании за звание единого кандидата не светит. Соответственно, Милинкевич и Некляев, считая себя тяжеловесами, обстрелянными в предыдущих президентских кампаниях, не хотят играть, как они считают,  в детской песочнице — «праймериз».

"Не политика, а поза"

— Отрицая озвученную тройкой идею, своей альтернативы «непримиримые» не предлагают. Почему?

— Нужно уточнить: есть более радикальное крыло внутри страны,  и есть, как вы говорите, «непримиримые» в эмиграции. Если внутри страны достаточно опасно взывать к санкциям (некоторые оппозиционные политики уже поплатились за это), то политические эмигранты призывают к широкомасштабным экономическим санкциям открыто, делая ставку на удушение режима руками Запада. Это и есть, собственно, их главная идея.

Здесь возникает закономерный вопрос: а почему Европа должна жертвовать своими экономическими интересами и ложиться костьми за демократию для белорусов, в то время как народ спит, а оппозиция не в состоянии его разбудить? Получается: завоюйте светлое будущее нам за нас, потому что у самих кишка тонка!

Далее, было много дискуссий на тему — способны ли жесткие санкции привести к победе демократии в Беларуси? По крайней мере, ответ не однозначен. И в случае неудачи эксперимента — страну может охватить хаос, разруха, может воплотиться губительный для ее независимости кремлевский сценарий. После провала такого эксперимента чесать затылок на руинах страны и плакаться, что стратегия не сработала, было бы просто дико — речь идет о судьбе нации и государства.

Наконец, политика — искусство возможного. Понятно, что Европа никогда не пойдет на экономическую блокаду Беларуси. Поэтому в случае псевдореволюционной риторики уместнее говорить не о политике, а об эффектной радикальной позе, которая позволяет, с одной стороны, вешать собак на Европу (расчетливая, подлая, изменяет принципам!), а с другой стороны, умывать руки и говорить: наш гениальный план похоронили всякие ренегаты и предатели. 

Это не политика, а поза.

"Оппозиция в лучшем случае может исполнять роль лягушки в сметане"

— Можно ли реализовать идею «Народного референдума» в белорусских условиях?

— Ежу понятно, что провести референдум власть не даст — все предыдущие попытки закончились крахом. Это для инициаторов просто рамка, чтобы формулировать свою позитивную программу. 

Другое дело: насколько совпадает видение преобразований, будущего Беларуси у масс  и политических сил, составляющих «тройку»? Тем более что и сама «тройка» является идеологически разношерстной.  Народ хотел бы жить как в самых богатых странах Европы (с этой точки зрения у нас все европейцы, никто не хочет прозябать в нищей бескультурной Азиопе), но с другой стороны, население не хотело бы ничем жертвовать, не хотело бы влезать в полосу дискомфорта, проходить через муки трансформации. Как подать народу радикальные реформы, без которых Беларусь не обойдется, но упаковать это привлекательно — большая проблема.

Отдельная проблема — как убедительно донести идею до народа? В эпоху интернета проблемы распространения альтернативной информации нет (есть сайты у партий, есть возможности у политиков выступать в блогах, в соцсетях, на независимых ресурсах), но из этих искр все никак не возгорится пламя. Не то говорят? Не так говорят? Или просто время не то? Пока я не вижу, чтобы над этим особо задумывались, каждый крутит свою шарманку.

— Воспримет ли аполитичный белорус идею, исходящую от разобщенной и слабой оппозиции?

— Да, и здесь закавыка. Если «тройка» будет пиарить свой проект, то другим оппозиционным силам — в противовес — надо выдвигать нечто свое и педалировать некую, по сути, альтернативную программу. Опять может получиться какофония. А обыватель в таких случаях реагирует отстраненностью.

Если говорить в целом, то лучше делать что-то, чем ничего. Сегодня оппозиция в лучшем случае может исполнять роль лягушки в сметане — трепыхаться, не уповая на чудо. Но если есть план, есть некая степень консолидации,  это может сработать при стечении исторических обстоятельств. Если режим покачнется, поплывет, если сложится ситуация, благоприятная для перемен, то и нынешняя оппозиция встрепенется, и неизбежно выйдут на арену другие персоны и другие силы.

Вопрос в том — какие?

16:20 21/05/2013




Loading...
ссылки по теме
Разозлит ли Москву визит Лукашенко в Баку?
Все дороги ведут Лукашенко в Москву
Сможет ли Лукашенко снова обменять поцелуи на нефть?


загружаются комментарии