Отца Абельской осудили на 25 лет за "антисоветскую деятельность" 12

Жестокий приговор разбросал семью Постоялко по всему Союзу.

Отца Абельской осудили на 25 лет за "антисоветскую деятельность"

Людмила Андреевна в 2002-2005 была министром здравоохранения Беларуси, потом возглавляла комиссию совета республики. Ее дочь Ирину Абельскую, красивую молодую женщину, в 1994 выбрали на ответственную должность - быть личной врачом первого президента Беларуси. Затем Александр Лукашенко назначил ее управлять Лечкомиссией - больницей в центре столицы для номенклатурной элиты. После смерти Постоялко неожиданно надолго исчезла и ее дочь. Ходили самые страшные слухи о судьбе "любимого доктора президента", которая родила ему сына Колю.


В то же время их отец, Степан Постоялко, оставался без внимания. Имя его полного тезки мы вдруг случайно встретили в списке жертв сталинских репрессий: «Степан Постоялко, деревня Батарея Березовского района, осужден на 25 лет за «антисоветскую деятельность», реабилитирован».

Он ли это? А если именно он, что скрывается за этими короткими строками, которые сухо описывают человеческую судьбу, сломанную советской диктатурой?

Корреспонденты «Нашай нівы» отправились в Батарею, чтобы проверить сведения и узнать от местных жителей подробности тех трагических событий.

«Антисоветская деятельность»

В январе-марте 1952 в Березовском районе органы МГБ проводят массовые аресты крестьян, схвачено 11 человек.

Заводится уголовное дело. 31 марта 1952 выносится приговор. Семье Драгун из Лявошек приписывают измену родине - участие в Организации украинских националистов. Остальных - семью Пуховского и Николая Демидовича из Великого Междулесья, а также семью Постоялко из деревни Батарея - обвиняют в антисоветской деятельности.

Девять человек получают стандартный приговор - 25 лет исправительных лагерей с конфискацией имущества. Позже срок сокращают до 10 лет.

Совсем скоро осужденных разбрасывают по всему СССР. Кто-то отбывает наказание в Архангельской области, кого-то забрасывают в Карагандинскую область, а кого-то аж в Магадан...

Довольно частая история для Западной Беларуси 1940-1950-х, где продолжается борьба белорусов, украинцев и поляк с советской властью. На Брестчине сильнейшим было украинское подполье. Именно ему помогали и Постоялко.

1952 год был временем, когда спецслужбы добивали последние подпольные группы, которые продержались дольше всех.

Лучший дом - у Постоялко

Деревня недалеко от Березы растянулась на несколько километров, но жителей здесь немного.

Осталось не более 40 человек. Преимущественно это одинокие старики. Есть только шесть семей, где живут дед с бабой... Многие дома пустуют, но еще в 1970-е здесь жили более 200 человек.

Узнав, что мы ищем Степана Постоялко или хотя бы его родственников, сельчане направляют нас к кирпичному дому - лучшему в Батарее. Здесь живет вместе с мужем Мария, сестра Степана.

Она подтверждает, что трагедия случилась именно с ее семьей, и с горечью рассказывает о тяжелой судьбе своих родителей и братьев.

Трое своих и трое чужих

Ее отец, Николай Лукашевич Постоялко, родился и жил в Батарее с начала века. «Земли у нас было немного, поэтому родители с радостью записались в колхоз», - вспоминает Мария.

Николай во время Второй мировой войны дошел до Германии, был дважды ранен, однако на этот факт советский суд после даже не посмотрел. Его жена Анна была ровесницей мужа - они родились в 1903.

Старший Анатолий, средний Степан и младшая Мария были родными детьми. Но, помимо них, в семье росли еще трое племянников. В войну Анна уговорила немцев отдать детей ей, когда их родителей расстреляли в монастыре в Березе.

Гости, от которых не откажешься

Беда пришла в дом Постоялко в январе 1952 у виде сотрудников госбезопасности. «Забрали всех, - вспоминает трагический год Мария. - Сначала арестовали старшего брата Анатолия. Через пять дней - папу и Степана, а в марте еще и маму.

Была страшная метель, такая, что машина не могла проехать. Так за мамой на конях прискакали и забрали».

На свободе осталась только 14-летняя Мария.

Постоялко, как и жителей соседних деревень, обвиняли в помощи партизанам.

В чем была помощь? Кто-то поддерживал подпольщиков из принципа, потому что был против советской власти и за независимость. Кто-то просто не рисковал отказывать людям с оружием.


Дом, из которого спецслужбы забрали всю семью, теперь стоит пустой

Почему советские власти наказали именно семью Постоялко и почему партизаны пришли именно к ним? Ответ на этот вопрос надо искать в архивах КГБ. Дай Бог, чтобы и Степан Постоялко оставил воспоминания о том времени.

«Братья учились в Березе в десятилетке. Где-то там их друзья познакомили с украинцами, - рассказывает Мария. - И те затем пришли к нам на пару дней.

Мама с папой боялись, чтобы никто не увидел, потому что это же верная смерть была бы... После этих украинцев где-то поймали. Те и выдали, где останавливались. Не всех, но о некоторых рассказали. Парней по деревням сразу и поарестовывали», - вспоминает она.

Кто виноват?

«Оставили меня малую одну, только тетя немного помогала. В доме не осталось ничего - забрали и корову, и швейную машинку, - даже через 60 лет не может сдержать слез Мария. - И это все за то, что украинцы у нас несколько дней пробыли... Они даже не ночевали, а днем отдыхали».


Украинские партизаны ходили по лесам до начала 1950-х

«Самостійна Украіна», «самостійна Украіна»... Чтоб те политиканы пропали до того, как к нам пришли! - плачет Мария - Сколько мы из-за них намаялись, и здоровье потеряли... Братьев на допросах били, чтобы признались».

«Это все делали Сталин и Берия. Сколько видных людей перестреляли, ученых...» - рассуждает ее муж Владимир.

А жена обвиняет самих партизан. «Все жили тихо, спокойно... А они пришли с ружьями, вот и случилась беда».

Разбросанное гнездо

Отца отправили в концлагерь в Омскую область, его жену - в Карагандинскую область.

Даже с каторги они старались помочь дочке, которая осталась одна. «Папа присылал деньги, а мама собирала посылки», - вспоминает Мария.

Что случилось с неродными детьми? Взрослый уехал в Ленинград, среднего забрали другие родственники, а меньший остался на ней, 14-летней... Через некоторое время маленького пришлось отдать в приют. Впоследствии он станет военным.

Долгая дорога домой

Сталину остается жить недолго, но освобождение осужденных сельчан-политзаключенных растягивается на долгие четыре года. Семью Постоялко отпускают летом 1956. Однако на родину возвращаются не все.

Старший сын Анатолий, который отбывал свой срок в Нижнеилимске Иркутской области, для безопасности решает там и остаться. Тогда помнили, как в сталинские времена освобожденных заключенных на родине арестовывали снова и снова. Он родился в 1930, а перед арестом успел закончить Мижлескую среднюю школу, вступить в комсомол и поработать бухгалтером.

В Нижнеилимску Анатолий нашел работу, а потом и женился. Возвращение домой растянулось для него более чем на 30 лет.

Умерла жена сибирячка, и он вернулся в Батарею, поселившись около отчего дома. Детей у пары не было. Несколько лет Анатолий пожил один, а потом женился на другой «политической», Марие Пуховской. В начале 1950-х их обвиняли по одному «антисоветскому» делу.

Судьба Марии также была готовым сюжетом для многосерийной мелодрамы. Девушка во время следствия едва успела стать совершеннолетней, поэтому тоже получила жесткий приговор - 25 лет. После амнистии решила остаться в Казахстане, где и отбывала наказание. И только когда муж умер, она оставила взрослых сына и дочь и уехала на малую родину.

Здесь они и решили жить вместе с Анатолием. Когда он умер, ослабевшая Мария уехала в Казахстан - к детям, да и осталась там.

Что в обвинении?

Степан в 1952 году закончил Березовскую среднюю школу, вступил в комсомол и стал жить отдельно от семьи в райцентре.

Судили парня вместе с родителями и братом. 19-летнего юношу отправили в концлагерь в Норильске.

В его приговоре указаны статьи 63-1 и 76 Уголовного кодекса 1928.

Первая из них означает «измену родине, т.е.. действия, совершенные ... в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории».

Статья 76 имеет более широкую трактовку. Он предусматривает участие в организации или подготовке любых «контрреволюционных» действий - от шпионажа до помощи мировой буржуазии.

Украинская невеста

Степан вернулся в Беларусь самым первым. Он поселился в Бресте и начал работать на «Брестэнерго».Дослужился до руководящих должностей.

Постоялко были реабилитированы 29 июля 1992 года решением президиума Брестского областного суда. Тогда уже развалился Советский Союз, против которого они и боролись в молодости.

Мария рассказывает историю любви Степана с будущим министром. Его друг учился в Киеве. Степан приехал к нему в гости и познакомился со студенткой Киевского медицинского института Людмилой. Она была простой деревенской - родилась на Полтавщине.

Путь в министры

Получив образование, в 1964 Людмила переезжает в Брест и становится участковым педиатром в детской поликлинике. Через девять лет ее перевели в областную больницу. В этом заведении она работала вплоть до 2001, дойдя до должности главного врача.


Затем Александр Лукашенко вызывает Людмилу в Минск - руководить министерством. Вместе с ней переезжает и муж, тогда уже пенсионер. После смерти жены он остался в столице - там и дети, и внуки. Но в Батарею ежегодно приезжает. «Как здоровье позволяет», - признается его сестра.

Мария достает альбомы со снимками родственников. По странному совпадению, находятся фото всех, кроме Степана. Еще раз посмотрев на съемки родителей и расплакавшись, Мария просит не печатать их - мол, не надо тревожить мертвых. Страх и через 60 лет не отпускает жертв.

...Мы хотели дать слово и самому Степану Постоялко. Однако и он решил не вспоминать прошлое. На наш звонок на мобильный телефон он вежливо, но настойчиво произнес: «Что было, то было», - да положил трубку.


16:48 28/05/2013




Loading...
ссылки по теме
Лебедько оштрафован за участие в акции памяти жертв советских репрессий
Правоцентристы изменили формат акции 7 ноября
Оппозиция хочет провести 7 ноября шествие по проспекту Независимости


загружаются комментарии



Клавиатура Asus 0KNB0-612DRU00
nbparts18.ru