Политики и журналисты все еще в одной лодке 1

Белорусская ассоциация журналистов попросила демократических политиков дать оценку работы независимых СМИ.

Взаимоотношения белорусских журналистов и политиков обсуждаются уже не первый год.

В 2008 году прошел даже специальный круглый стол на эту тему, который, однако не решил острых вопросов - скорее, просто прояснил позиции участников, пишет пресс-служба БАЖ.

Периодически кто-то из общественных деятелей актуализирует тему: то Сергей Калякин, то Александр Ярошук, то Владимир Мацкевич, то Виталий Рымашевский. Кстати, господин Рымашевский уверен, что пришло время для новой встречи за круглым столом.

Даст ли что-нибудь очередная публичная дискуссия? Возможно ли и нужно ли вообще, чтобы демократические политики и журналисты искали консенсус, даже с учетом неблагоприятной для них ситуации?

Анатолий Лебедько, председатель Объединенной гражданской партии:

«Негосударственные белорусские СМИ - это фронтовая передовая. Работа журналистов в Беларуси - это не обычная, довольно комфортная ситуация, которую мы наблюдаем в европейских странах, а борьба за выживание и попытка донести альтернативную информацию до общественности.

От журналистов в Беларуси требуются не только профессиональные качества - хорошо писать, размышлять, искать информацию, - но и определенное мужество, определенный героизм. Ведь очень часто при профессиональной работе он подставляет под удар не только себя, но и своих родных, близких. На это нужно обязательно делать поправку.

Вместе с тем, после президентской кампании почти в каждом издании, независимо от того, какое оно - бумажное или в интернете, - появился, как я говорю, «заместитель редактора по самоцензуре». У кого-то в большей степени, у кого-то - в меньшей.

Мне лично не хватает хорошей фундаментальной аналитики, а не просто пересказа событий, пусть и с какой-то авторской мыслью. Хотя есть и хорошие аналитики, которых я сам с удовольствием читаю.

Есть где-то около шести информационных ресурсов, которые у меня в закладках. Я ежедневно если не читаю, то обязательно их просматриваю.

Чего мне не хватает? Пресса очень быстро реагирует на то, у чего есть вкус скандала. Скажем, пинок одного политика другому - это супер расходится.

А мы генерируем то, что называем «позитивной альтернативой»: антикризисная программа, программа «Миллион рабочих мест». И у нас постоянно стоит задача: как это «продать» медиа? Это непросто».

Владимир Некляев, лидер гражданской кампании «Говори правду»:

«Не дело политика оценивать прессу. Журналистика существует, чтобы делать это в отношении политиков и политики, а не наоборот. Поэтому это на уровне детских обид - мол, он не то написал, он что-то перевернул. Так ты скажи ясно и понятно, чтобы не переворачивали то, что ты сказал!

Короче, у меня нет претензий к работе наших независимых журналистов - особенно в тех условиях, в которых они работают, когда их начали арестовывать также, как политиков, за то, что они занимаются журналистикой. Спасибо за ту работу, которую они делают.

А если случается что-то не то или не так понимают - так бывают и между близкими людьми в одной семье недоразумения.

Все у нас соответствует общему состоянию дел в нашей стране. И независимая журналистика не является каким-то отдельным сегментом: она живет в том же мире, что и все, и поэтому ей присущи все недостатки нашего сегодняшнего общества»

Алексей Янукевич, председатель Партии БНФ:

«Само существование в Беларуси независимой прессы - это чрезвычайно важно и в какой-то степени уникально, потому что условия очень сложные. Сегодня белорусским независимым журналистам приходится сильно рисковать во время выполнения своих профессиональных обязанностей.

Поэтому первое, что нравится, - это смелость белорусских независимых журналистов. Смелость во время уличных акций, смелость браться за такие темы, за которые даже оппозиционные политики не всегда рискуют браться.

Еще один из плюсов - оперативность. Особенно в последнее время многие редакции стали вести онлайн-репортажи и даже трансляции с интересных и важных событий, в том числе и тех, что проводят демократические организации.

Также большой плюс - то, что независимые журналисты на самом деле способны добывать такую интересную информацию, которую добыть, казалось бы, невозможно.

Если говорить о минусах - на самом деле их немного и они значительно меньше, чем плюсы. Мне даже пришлось немного подумать перед тем, как что-то вспомнить. Вот во время интервью иногда задают вопросы, а позже, во время публикации или эфира, этот вопрос не идет в эфир. И иногда выглядит, что ты говорил об одном, а потом - о чем-то другом, что никоим образом не связано с предварительно сказанным. И аудитории непонятно, с чего бы это политик заговорил на эту тему?

Еще один отрицательный момент - иногда независимые СМИ в определенной степени способствуют усложнению отношений между демократическими организациями, когда акцентируют внимание на сложных «моментах» между ними.

Хотя, может быть, это функция любой прессы? Я не могу сказать, что это непрофессионально. Но с моей точки зрения как демократического политика, это — непродуктивно»

Виталий Рымашевский, сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия»:

«Я хочу сказать, что в условиях сегодняшней Беларуси, особенно развития интернета, нельзя недооценить независимые средства массовой информации. Мне кажется, что и аналитики, и сами журналисты или редакции недооценивают свое влияние.

Я могу засвидетельствовать, что во время последней кампании бойкота, когда мы встречались с людьми на улицах в пикетах, и вообще - во время любых встреч с простыми гражданами - упоминаются самые разные сайты. Я могу сказать, что, конечно, чаще всего упоминается «Хартия'97», но также и другие сайты независимых СМИ, а в регионах - иногда печатные издания. Я считаю, что за последнее время независимая пресса увеличила свое влияние.

Мне кажется, самое опасное, что может сейчас быть (и некоторые тенденции уже сейчас наблюдаются) - это думать или делать вид, что в современной Беларуси существует строгое разделение на не зависящее ни от кого журналистское сообщество и не зависящие ни от кого политическое сообщество, гражданское общество и так далее. Будто бы мы живем не при авторитарном режиме, а уже в демократическом обществе.

Мне кажется, иногда более адекватное чувство действительности возникает тогда, когда после акции задерживают и журналистов, и общественных активистов. И мне кажется, что не хватает - не только у журналистов, но и у политических партий, общественных организаций - ощущения солидарности.

Нельзя все же говорить, что пресса в этом мире может быть 100-процентно объективной, беспристрастной. Понятно, что, если ты - сторонник демократических ценностей в Беларуси, то ты уже в жесткой оппозиции к власти, где бы ты ни находился — особенно, если ты работаешь журналистом.

Мне кажется, что не хватает коммуникации, ощущения, что мы сегодня - в одной лодке. А на самом деле это так. Все те, кто выступает за демократию в Беларуси, воспринимаются режимом как политические оппоненты, не важно кто это - пресса, политические партии или общественные активисты.

Ну, а что касается замечаний по сайтам или по работе независимых СМИ - безусловно, они есть. Но в общем я бы говорить не стал, потому что есть разные СМИ, абсолютно разная политика и подходы в СМИ ...

Могу сказать только, что в целом независимые СМИ - это наша поддержка и защита: и политиков, и общественных активистов. Власть боится публичности, и независимая пресса - это то, чего она боится, возможно, не менее, чем оппозицию.

Мы можем делать вид политической неангажированности. Но, когда доходит до практики - все иначе. И между СМИ уже есть, можно сказать, начало настоящих конфликтов: есть случаи, когда одни редакции позволяют себе оскорбительные статьи в отношении редакторов других вебсайтов или других независимых СМИ. С одной стороны, делается вид, что СМИ такие политически неангажированные, а с другой - можно сказать, что они сейчас ангажированы на поддержку той или иной отдельно взятой оппозиционной политической силы больше, чем когда бы то ни было».

Александр Милинкевич, лидер движения «За свободу»:

«Сложно так по всему сразу сказать... Во-первых, несмотря на сложные условия, я считаю, что их работа достаточно эффективна, если брать в среднем. Освещают довольно широкий круг событий, есть разнообразные СМИ, особенно в интернете. Думаю, что в них работате довольно много профессиональных журналистов. В среднем я бы хорошую четверку поставил.

Но что меня смущает - это то, что часть СМИ становится своеобразными органами контрпропаганды и таким образом сами становятся пропагандистскими средствами. И дискуссии о том, как сохранить объективность, часто превращаются в изречение «на войне как на войне», и «все методы хороши».

Я считаю, что очень важно сохранять правдивость, объективность, независимо от того, в каких условиях мы находимся. Нельзя, чтобы СМИ, которое называют независимым, демократическим, свободным, превращалось в орган пропаганды. Сохранить чистоту лица - это очень важно».

Сергей Калякин, Белорусская партия объединенных левых «Справедливый мир»:

«Самое главное - что они (независимые СМИ) существуют. Это уже хорошо. И хорошо, что они разные, что по-разному оценивают те события, которые освещают.

Вместе с тем, к сожалению, их становится меньше - особенно это касается печатных СМИ.

Есть просто пожелание. Не всегда в погоне за сенсационным и быстрым освещением каких-то событий получается качественная информация. К сожалению, бывают случаи, когда то, что сообщается, мягко говоря, неточно.

А в целом я считаю, что независимые СМИ сегодня выполняют свою функцию. Главное - чтобы они не становились такими же предвзятыми, как государственные. Они должны стараться объективно отражать события».

00:27 29/05/2013




Loading...
ссылки по теме
RT: В Беларуси "всё как до Майдана"
Директор "Белсата" ответит на вопросы о канале на встрече в Минске
Малишевский: Блогеры помогают «Советской Белоруссии»


загружаются комментарии