"Шпионское" дело разваливается даже в закрытом суде 2

Громкое "шпионское" дело, инициированное КГБ, разваливается.

Обвинение в шпионаже, предъявленное 22-летнему слесарю белорусского нефтеперерабатывающего завода «Нафтан», рассыпается даже в условиях закрытого суда, пишет российское издание Газета.ру

Один из самых громких «шпионских процессов» в Беларуси может закончиться конфузом для КГБ, отрапортовавшего в прошлом году о поимке «изменника». Им оказался слесарь из Новополоцка, который, по мнению чекистов, сотрудничал с иностранной разведкой.

12 июня Витебский областной суд в закрытом режиме начал рассмотрение уголовного дела Андрея Гайдукова, обвиняемого в измене государству. Гайдуков был активистом нескольких незарегистрированных оппозиционных организаций и участвовал в акциях протеста. КГБ Белоруссии в ноябре прошлого года арестовал Гайдукова по подозрению в сборе информации по заданию иностранной разведки и государственной измене. Ему было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 14 (покушение на преступление) и по ч. 1 ст. 356 (измена государству) Уголовного кодекса Белоруссии. Санкция статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 15 лет.

Однако неделю спустя, 19 июня, председатель КГБ Беларуси Валерий Вакульчик выступил со странным заявлением. По его словам, в ходе процесса будет изменена статья, по которой обвиняется Гайдуков. Говоря о возможном наказании обвиняемого, Вакульчик сказал: «Это может решить только суд. (…) Не факт, что это будет статья 356 — измена государству. (…) Шпион — это не обязательно гражданин Беларуси».

Гайдуков же гражданин Беларуси. Получается, уже в суде выяснилось, что шпионил на самом деле не подсудимый, а кто-то другой.

Белорусский правозащитник Олег Волчек, комментируя ситуацию, заявил, что дело Гайдукова было настолько некачественно собрано, что развалилось даже в закрытом суде: «Основная часть процесса уже прошла. Судья послушала обвинение, заслушала некоторых свидетелей со стороны обвинения, смогла ознакомиться с материалами дела. И

Вакульчик заговорил о его переквалификации не зря — потому что состава преступления по «измене родины» там нет. Нет там никакого шпионажа, а поэтому дело будет переквалифицировано на другие, более мягкие статьи».

По мнению Волчека, Гайдукову могут предъявить только две статьи УК: «Это будет либо часть 2 статьи 361 УК (призывы к действиям, направленным в ущерб внешней безопасности Республики Беларусь, ее суверенитету, территориальной неприкосновенности, национальной безопасности и обороноспособности, обращенные к иностранному государству) — наказание по ней арест на шесть месяцев или лишение свободы до трех лет. Либо еще ни разу не применявшаяся на деле статья 369-1 (дискредитация Республики Беларусь). По ней выносилось много предупреждений, но ни разу никого не судили. Ее санкции — арест на срок до шести месяцев или лишение свободы до двух лет».

То, что Гайдукову могут переквалифицировать обвинение, Волчек объясняет двумя факторами. Первый — внешнеполитический. 24 июня должен решаться вопрос о том, чтобы министру иностранных дел Белоруссии Владимиру Макею разрешили въезд в Евросоюз. «Кроме этого Лукашенко все-таки ждет приглашения в Вильнюс на саммит «Восточного партнерства». Новые политзаключенные в Беларуси сейчас не в тему», — говорит Волчек.

Второй момент — это волна солидарности, которая проявилась в обществе после начала процесса над Гайдуковым.

«Правозащитники, СМИ, просто неравнодушные граждане задают власти неудобные вопросы. Почему суд закрытый? За что Гайдукова судят? В чем его обвиняют?

И множество других. Власти ответить на них не могут, но оценивают общественное мнение. И, видя, что это мнение не в их пользу, пытаются «сменить пластинку», считает правозащитник.

Эта история началась 8 ноября 2012 года, когда КГБ Беларуси тайно арестовал Гайдукова в Витебске. Гайдуков сразу был отправлен в Минск, в следственный изолятор КГБ (печально знаменитая «Американка»). Через три дня главная белорусская спецслужба торжественно заявила о поимке очередного иностранного шпиона. «Комитетом государственной безопасности пресечена противоправная деятельность гражданина Республики Беларусь Андрея Гайдукова, занимавшегося по заданию иностранной разведки сбором и передачей информации политического и экономического характера», — сообщили тогда журналистам в центре информации и общественных связей КГБ.

«Указанный гражданин задержан сотрудниками КГБ в момент закладки тайника с интересующими зарубежные спецслужбы сведениями», — сказал руководитель ЦИОС КГБ Александр Антонович. Из неофициальных источников стало известно, что под зарубежными спецслужбами подразумевается ЦРУ.

На момент задержания Гайдуков работал слесарем на новополоцком нефтеперерабатывающем заводе «Нафтан». По словам матери задержанного Ольги Гайдуковой, 8 ноября у них дома прошел обыск. Конфисковали компьютеры, телефоны. 12 ноября она ездила в Минск, чтобы передать сыну необходимые вещи.

В отношении Гайдукова было возбуждено дело по ч. 1 ст. 356 уголовного кодекса (измена государству в форме проведения агентурной деятельности). Представители КГБ регулярно сообщали, что «проводится комплекс оперативно-разыскных и следственных мероприятий, направленных на выявление других эпизодов его противоправной деятельности». Ст. 356 уголовного кодекса Белоруссии предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы по части 1 и вплоть до смертной казни по части 2 (измена государству, сопряженная с убийством).

В фокусе общественного внимания это дело оказалось еще и потому, что «за шпионаж» власти привлекали представителя оппозиции, которую Лукашенко публично называет «пятой колонной» и «врагами народа».

Гайдуков — участник оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия». Впрочем, по свидетельству однопартийцев, активного участия в деятельности оргкомитета он не принимал.

Гайдуков также замруководителя молодежной группы «Союз молодых интеллектуалов». Про эту оппозиционную группу известно немного. Союз, по словам его руководителя Евгения Константинова, был создан четыре года назад, а летом 2011-го его активисты участвовали в акциях «Революция через социальные сети» (так называемые молчаливые протесты). Члены союза называют свою организацию прежде всего общественно-культурной. В конце 2012 года Константинов назвал обвинения против Гайдукова абсурдными.

«Это бред. Он не ученый, не военный, не разведчик. Он даже не знает английского языка, в школе изучал немецкий».

Когда следствие было окончено, 30 мая 2013 года, Вакульчик рассказал депутатам парламента, что суд над Гайдуковым пройдет за закрытыми дверями. Однако остается непонятным, в чем конкретно обвиняют Гайдукова. В КГБ отделываются общими фразами о сотрудничестве с иностранными разведками.

Именно поэтому, а также из-за закрытости процесса «дело шпиона Гайдукова» в белорусском обществе воспринималось однозначно — как откровенная глупость властей. В то, что простой слесарь мог воровать с нефтеперерабатывающего завода секретную информацию, не верил никто. Главный вопрос в том, почему КГБ задержал Гайдукова, но не стал охотиться на тех, кому он якобы передавал секретные сведения. В КГБ по этому поводу молчали.

«Белорусский КГБ последние несколько лет стабильно теряет финансирование, кадры и благосклонность Лукашенко — и то, и другое, и третье перетекает в новые, «молодые» спецслужбы вроде следственного комитета или оперативно-аналитического центра при президенте. Отсюда и многочисленные скандалы в руководстве КГБ, и частая смена руководителей ведомства, и странные теракты вроде попытки взрыва местного управления КГБ в Витебске, — говорит политолог Виктор Демидов. — Попытки показать всем успехи в деле разоблачения шпионов из того же ряда. Но примета кризиса в КГБ Беларуси как раз тот вопиющий, очевидный всем непрофессионализм, который сопровождает все дело Гайдукова».

По его словам, эта попытка «судить шпиона» вызывает у людей только грустный смех. «Смех из-за того, насколько все неразумно и по-бутафорски сделано. Грустный — потому что жалко парня, попавшего в жернова, из которых невредимыми люди не выходят. Перевод дела в другую плоскость показал: доводы чекистов не убедили даже закрытый и полностью подконтрольный властям суд (всех белорусских судей назначает и снимает лично Лукашенко). Фактически дело развалилось, но белорусский КГБ никогда не признает свои ошибки — отсюда и переквалификация обвинения на более мягкие статьи», — говорит эксперт.
17:06 20/06/2013




Loading...
ссылки по теме
Привлекут ли ОГП за поступок лидера партии?
В Беларуси создают Университет правоохранительных органов
К приезду Лукашенко на "Могилевхимволокна" чекистов переодели в рабочих


загружаются комментарии