"На скромный Быковский музей денег нет, а на еще одну лукашенковскую резиденцию нашли" 6

Десять лет назад не стало Василя Быкова.  Лидер кампании "Говори правду!" Владимир Некляев рассказал о своих  отношениях с писателем  своем отношении к его памяти в Беларуси.  

"На скромный Быковский музей денег нет, а на еще одну лукашенковскую резиденцию нашли"

На годовщину смерти у его могилы я встретил Владимира Некляева – одного из немногих близких Быкову людей, с которыми Василь Быков захотел встретиться в последние дни жизни. Именно ему Быков высказал пожелание, чтобы на его могиле стоял камень из Финляндии - и финский камень на могиле Быкова стоит.

Об этом «Белорусский партизан» и задал первый вопрос Владимиру Некляеву: почему камень финский?

- Не знаю. Вернее, не имею однозначного ответа.

Быковский камень – словно последняя его повесть с очень сложной метафорой…

А самый простой ответ: полтора года, прожитые в Финляндии, он считал едва не самыми счастливыми в жизни.

- Опять-таки: почему?

- Потому что в Финляндии был только тем, кем хотел быть везде и всегда: писателем. Не гуру, к которому все лезли: «Скажи, как жить? Что делать?..» Не общественно-политическим деятелем, а тем более не политиком. Только писателем. Я тогда, надо признать, не во всем его понимал. В 2001 году даже уговаривал пойти на президентские выборы.

- Кандидатом в президенты?

- Да. Причем не один я уговаривал. Но он не уговорился. И теперь я понимаю его, видно, как никто.

- Вы жалеете, что в 2010 году дали себя уговорить?

- Я не сказал, что жалею. Я сказал, что понимаю Быкова.

- А как бы он расценил ваше участие в выборах, вообще в политике? Многие говорят: Некляев зря полез в политику, он – поэт.

- Многие – не Быков.

- И все же: если бы вы смогли с ним поговорить об этом, как думаете, что бы он вам сказал?

- Правду. Но это не означает, что ее знают те, кто выступает от его имени. Словно он что-то кому-то поручил. Быков никому ничего не поручал, все делал и все говорил сам.

Быков не рвался в политику, но и не избегал ее. Напомню, что во времена так называемой «перестройки» Василь Быков был депутатом Верховного Совета СССР. И меня поддержал при выдвижении кандидатом в депутаты. Дальше выдвижения я не пошел, но это уже другая история.

Наши отношения нельзя назвать простыми. По большому счету мы их окончательно выяснили только в долгом последнем разговоре. Во всех смыслах последнем… Об этом я написал приповесть “Чмель і вандроўнік” - и не хочу повторяться.

Скажу, пожалуй, только вот что. Быкова нет, но слава Богу, живы его друзья. Настоящие, а не самоназванные после его смерти. Те, кому он всю жизнь доверял также, как они доверяли ему. К сожалению, их осталось немного. Рыгор Бородулин, Геннадий Буравкин да еще несколько человек. Если кто и имеет права сказать нечто из того, что мог бы сказать Быков, - только ни.

Они как были, так и остаются не только друзьями Быкова, но и моими. Это едва не все, за исключением семьи, что у меня осталось. Никто из них не советовал мне идти в политику – это правда. Но правда и в том, что когда я сделал выбор, они меня поддержали. И до сих пор поддерживают. Их доверия и поддержки мне достаточно, чтобы совершенно не обращать внимания и на других и на другое, что считаю нужным делать.

- Сегодня не только сторонники, но даже и противники Василя Быкова согласны, что он не только самый известный белорусский литератор, творец, но и вообще самая заметная фигура в новейшей белорусской истории. Никак не хочет смириться с этим только историк Александр Лукашенко. Он даже улицу именем Быкова не позволяет назвать, хотя кампания «Говори правду», лидером которой вы являетесь, собрала за это 100 000 подписей. В то же время в ваших воспоминаниях про Быкова есть история, что Лукашенко собирался его обнять и даже просил вас, когда вы были председателем Союза писателей, организовать с ним встречу. Если бы она состоялась, каким бы мог оказаться результат?

- Трудно говорить о том, чего не произошло...
Лукашенко тогда заявил: "На президента нужно влиять. Если не хотите влиять вы, будут влиять другие".

Оно, в конце концов, так и получилось.

Та встреча могла состояться, если бы Лукашенко сам пришел к Быкову. Дверь перед ним Быков не закрыл бы - и шапка с Лукашенко не свалилась бы. Но ему нужно было, чтобы Быков пришел к нему. Чтобы признал, что он в шапке...

Этого до конца жизни Быков так и не признал. Поэтому нет ни улицы Быкова, хотя кампания "Говори правду" собрала за это 100 000 подписей, ни музея, хотя семья Быкова отдала государству Быковскую дачу.

- Но Лукашенко приказал создать на даче музей...
- Он приказал принять дачу в собственность государства. Такую милость сделал... Хотя должен был сказать: "Да что вы, это же ваше, живите! Мы найдем другую возможность создать музей". Не сказал...
Это более чем некрасиво. Ирина Михайловна, вдова Быкова, женщина благородная и самоотверженная, живет, мягко говоря, скромно. Не богачи и его сыновья. Дача с участком под Минском стоит немалые деньги. Семья могла его продать, но, чтобы сохранить наследие Быкова, отдала государству под музей. И вот теперь ни дачи, ни музея. Мол, средств не нашлось. На скромный Быковский музей не насобирали, а на еще одну лукашенковскую резиденцию в золоте и мраморе нашли. Придумали, что это не резиденция, а Дворец независимости. Зачем во Дворце независимости спальни? Чтобы сладко независимость проспать?..

Что касается музея на даче, то это, разумеется, дело родни Быкова, но как по мне - то лучше отказаться от "государственной благодати", вернуть дачу и сделать на ней частный музей. Убежден, что народ на это своих рублей не пожалел бы - благоустроили же могилу Быкова без всякой госпомощи. И музей был бы настоящим, быковским, народным.

- Василь Быков резко высказался про Лукашенко в "Народной газете" еще тогда, когда был депутатом. И как раз в связи с тем, что Лукашенко призвал обратно в СССР через объединение Беларуси и России. А теперь он, как и Быков, за независимость. Может быть, Быков на него все же повлиял?

- Независимость Быкова и независимость Лукашенко принципиально разные. У Быкова - это независимость для народа, государства, для движения Беларуси в сторону демократической европейской страны. У Лукашенко - это независимость только для самого себя во Дворце независимости.

- Чье влияние в обществе сегодня больше? Василя Быкова или Александра Лукашенко?

- Есть время - и есть временность. Во временности больше Лукашенко. Во времени - Быкова.

Во временном вообще больше мелкого, случайного - так всегда было. Временщики крутятся пылью и, как пыль, сметаются. Во времени остаются те, кто призван небом отвечать на земле за вечное. Быков и был, и остается таким призванным.

- Что вы еще можете сказать о Быкове сегодня?
- Ровно десять лет назад в день его смерти я записал: "К тому, что сделал для Беларуси, для чести ее и славы Василь Быков, нельзя ничего добавить, кроме бессмертия". Сегодня это еще более очевидно.

10:18 24/06/2013




Loading...
ссылки по теме
Статкевич: Белорусам пора избавиться от страха
Статкевич и Некляев уведомили власти об акции 24 ноября
Некляев: Ходить на их "суды" – себя не уважать


загружаются комментарии