Правозащитники признали Андрея Гайдукова политзаключенным 1

Осуждение Андрея Гайдукова является необоснованным и политически мотивированным. Об этом говорится в совместном заявлении Белорусского Хельсинкского комитета и закрытого властями правозащитного центра "Весна".

Правозащитники отмечают, что осуждение Гайдукова "в значительной степени преследовало цель повышения роли и значимости КГБ в государстве неприемлемыми в демократическом обществе методами, а лишение свободы было применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах, продолжительность лишения свободы явно непропорциональна (неадекватна) правонарушению, в котором лицо было признано виновным".

Авторы заявления требуют немедленно освободить Гайдукова, отменить незаконно вынесенный приговор и пересмотреть его при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство.

Напомним, Гайдуков был осужден 1 июля по части 1 статьи 14 и статье 356 прим. Уголовного кодекса Республики Беларусь (покушение на установление сотрудничества со специальной службой, органом безопасности или разведывательным органом иностранного государства). Витебский областной суд под председательством Галины Урбанович приговорил его к полутора годам лишения свободы.

Как отмечают правозащитники, уголовное преследование Гайдукова началось в ноябре 2012 года, когда он был задержан сотрудниками госбезопасности и помещен в следственный изолятор КГБ. 13 ноября 2012 года КГБ распространил информации о пресечении противоправной деятельности гражданина Республики Беларусь, занимавшегося по заданию иностранной разведки сбором и передачей информации политического и экономического характера. В отношении задержанного было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 356 УК (измена государству в форме проведения агентурной деятельности). Уже в ходе судебного разбирательства обвинение переквалифицировали.

Правозащитники также констатируют, что предварительное расследование и судебное разбирательство были полностью закрытыми и непрозрачными, несмотря на повышенный интерес к данному делу со стороны общественности и СМИ.

При этом компетентными органами не было дано никакого обоснования необходимости рассмотрения дела в закрытом судебном заседании. "С учетом того, что Гайдукову вначале вменялось совершение более тяжкого преступления (ст. 356 УК — измена государству), а в дальнейшем его действия были переквалифицированы на менее тяжкое преступление, можно предположить, что необходимость в рассмотрении данного дела в закрытом судебном разбирательстве была вызвана желанием скрыть от общественности незаконные методы расследования и провоцирование обвиняемого к совершению более тяжкого преступления", — сказано в заявлении.

По мнению правозащитников, такая квалификация содеянного судом показывает, что "КГБ ввел в заблуждение общественность в то время, как сотрудниками КГБ не было выявлено факта установления гражданином Республики Беларусь противоправного сотрудничества с органами иностранного государства". При установленных обстоятельствах сотрудники КГБ продолжали склонять Гайдукова к совершению более тяжкого преступления, т.е. совершили провокацию, подчеркивается в заявлении.

Авторы заявления также отмечают, что в ходе расследования нарушалось право Гайдукова на защиту, произвольно ограничивались его встречи с адвокатом. Контакты с родными были ограничены нерегулярной, жестко цензурируемой перепиской. Мерой воздействия на адвоката Гайдукова стало предупреждение об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования.

"Данная мера, чрезмерно широко применяемая на практике, серьезно ограничивает возможности адвоката отстаивать интересы своего подзащитного", — подчеркивается в заявлении.

Правозащитники обращают внимание на то, что статья 356 прим. была внесена в УК Беларуси в ноябре 2011 года. "Белорусские правозащитники уже тогда указывали на недопустимость использования в уголовном законе неконкретных определений, в том числе допускающих произвольное или расширительное их толкование", отмечается в заявлении.

В конце мая 2013 года из заявления председателя КГБ Валерия Вакульчика стало известно, что уголовное дело по обвинению Гайдукова направлено в суд, где будет рассмотрено в закрытом судебном заседании; предъявленное обвинение не менялось.

По мнению правозащитников, "такая чрезмерная активность главы КГБ, а не прокуратуры, поддерживающей обвинение в суде, в освещении деталей и перспектив судебного разбирательства свидетельствовала о возможном влиянии КГБ на выводы и процессуальные решения суда". "Характер обвинения с учетом общественной значимости дела не оставляет сомнений в том, что рассмотрение его в суде должно было пройти с соблюдением принципа гласности, поскольку предпосылок для его ограничения, предусмотренных законом, не существовало", — говорится в заявлении.

Правозащитные организации также отмечают, что деяние, за совершение которого осужден Гайдуков, относится к категории преступлений, не представляющих большой общественной опасности. К лицу, обвиняемому в его совершении, нельзя применить меру пресечения в виде заключения под стражу.

"Анализ имеющихся данных не позволяет сделать вывод о том, что назначенное судом наказание в виде лишения свободы является оправданным. На наш взгляд, факт признания судом Гайдукова виновным в покушении на совершение преступления, относящегося к категории не представляющего большой общественной опасности, ранее не судимого, не позволял суду применить к нему реальное лишение свободы. Таким образом, заключение под стражу и осуждение на лишение свободы является произвольным", — подчеркивается в заявлении белорусских правозащитников.

Оператор новополоцкого НПЗ "Нафтан", лидер незарегистрированного общественного объединения "Союз молодых интеллектуалов" Андрей Гайдуков был задержан 8 ноября 2012 года. По версии следствия — "в момент закладки тайника с интересующими иностранные спецслужбы сведениями".

Представители оппозиции и правозащитники связывают уголовное преследование Гайдукова с его активной общественной деятельностью.

Защита осужденного активиста намерена обжаловать приговор, передает БелаПАН.
16:54 01/07/2013




Loading...
ссылки по теме
Бывший политзэк Коваленко взял академический отпуск и работает на стройках Варшавы
При Чавесе такого не было
Узбекский политзаключенный на свободе после 23 лет тюрьмы


загружаются комментарии