Валерий Костко: Некая властная структура "заказала" Гайдукова, подставив КГБ 7

Андрея Гайдукова следует признать невиновным, а против авторов топорного "дела Гайдукова" провести расследование. Бывший подполковник КГБ Валерий Костка считает, что адвокаты должны довести дело Гайдукова до логического конца и выигрыть, о чем он заявил в интервью "Белорусскому партизану".

Валерий Костко: Некая властная структура "заказала" Гайдукова, подставив КГБ

- Сам факт, что суд отклонил претензии к Гайдукову по статье 356 – измена государству в форме проведения агентурной деятельности, означает, что не было деятельности, не было цели. И уж совершенно непонятно, как они умудрились перевести стрелки с «измены» на установление сотрудничества со спецслужбами. Установление сотрудничества – это и есть проведение агентурной деятельности, та же измена родине – через статью 14 («покушение на совершение преступления»).

Если не было измены государству, отсутствовал сам объект, защищаемый законом, на который покушался обвиняемый. Нет объекта – нет состава преступления. 

Вообще состав преступления состоит из четырех частей, каждая из них должна присутствовать. Должен быть объект преступления – то, на что направлено преступление; должен быть субъект, который совершает преступление; объективная сторона преступления: действие или бездействие, которые подпадают под определение уголовного преступления; должна присутствовать и субъективная сторона – преступник должен иметь цель, мотив, умысел. По материалам дела, просочившимся в прессу, не просматривается ни одна часть преступления; достаточно отсутствия одной части, чтобы преступление не было признано, а значит, не было и, соответственно, наказания.

Таким образом, очевидно, что дело рассыпалось. В этой ситуации суд должен был признавать Гайдукова невиновным и освобождать в зале суда. Естественная реакция защиты – обжаловать приговор суда, поскольку это дело полностью выигрышное.Правда, возникает один нюанс: если Гайдуков не виноват, то кто тогда виноват, что он просидел восемь месяцев в тюрьме? Если не виноват Гайдуков, значит, виноваты те, кто упрятал Гайдукова за решетку.

Дело изначально вызывало большие сомнения; особенно после сказок про закладку тайника. Сама закладка тайника не является преступлением. Передача информации с использованием тайника, интернета и есть действия, которые характеризуются как преступные. Более того, какую информацию оператор «Нафтана», не допущенный ни к каким секретам, молодой необученный парень мог собрать и передать иностранным спецслужбам?.. Объективная сторона практически отсутствует. Рабочий Гайдуков не мог представлять интереса для иностранных разведок. Субъективная сторона также очень слабая.

Спецслужбы пытаются показать обществу картинку, которая не соответствует действительности. Возможно, на примере Гайдукова они хотели запугать политически активную часть молодежи. Или здесь присутствует некий бытовой мотив.В любом случае, абсолютно очевидно, что некая властная структура "заказала" Гайдукова, а КГБ этот зак исполнил, но топорно. КГБ опять подставили. Нельзя допускать, чтобы власти использовали КГБ. За делом Гайдукова стоит даже не верховная политическая власть, в противном случае суд, прокуратура, КГБ вряд ли отыграли бы дело назад. 

Скорее всего, заказ поступил на местном уровне. Непрофессионально организовав это дело, КГБ сумел отыграть ситуацию назад, потому что ответственность за дальнейшую накрутку дела уже ложилась бы на руководство КГБ. 

Мне кажется, здесь как раз сложилась ситуация: усугублять ситуацию – вызывать еще больший общественный резонанс, пустой резонанс. Лучше остановиться. Но остановиться – значит, признать ошибки. Вот и получилось: в измене государству не обвинили, но из тюрьмы не выпустили, невиновным не признали.

Значит, либо был компромисс системы с Гайдуковым: большой срок давать не будем и скоро выпустим, взамен ты молчишь. А Гайдуков и счастлив, что вместо 15 лет получил полтора, и по УДО в ближайшее время может выйти на свободу. Но адвокатам в любом случае надо бороться, надо выигрывать это дело, за которым стоит судьба конкретного человека. 

Я все время повторяю: КГБ не должен заниматься внутриполитическими разборками, сведением личных счетов. У КГБ есть определенные законом задачи и функции, которыми он и должен заниматься. 

- Даже после закрытого суда общество так и не получило ответ на вопрос: в чем обвинили Гайдукова?

- Ситуация, связанная со статьей 356, со статьей 356-1, показывает полный непрофессионализм законодателей. Практически две одинаковых статьи, изложенные разными языками: измена государству в форме проведения агентурной деятельности и сотрудничество со спецслужбами. Агентурная деятельность и есть сотрудничество со спецслужбами. Раньше обвиняли в измене Родине, а Родина все-таки более широкое понятие (страна, народ), а тут – измена государству. Получается, обвиняют в измене власти, а не в измене народу. 

Большие претензии можно предъявить законодателям. Такие вещи надо четко расписывать, потому что сотрудничество подразумевает, что агент выполняет указания сотрудника спецслужбы. Кто может указать пальцем на конкретного представителя иностранного государства с дипломатическим иммунитетом или без, который является сотрудником спецслужбы? Даже если и догадываются, ведь ни один паспортный стол не даст справку, что сотрудник спецслужб сидит в посольстве, прикрываясь дипломатическим статусом. 

Если объективно подходить к делу, то Гайдукова надо признавать невиновным и проводить расследование в отношении лиц, которые накрутили это дело, причем сделали это очень непрофессионально

- Проведут ли спецслужбы такое расследование? Ведь проводить расследование – признать ошибки…

- Думаю, нет. Иначе придется признавать не ошибки, а вину. Самый главный вывод из дела Гайдукова – нельзя использовать спецслужбы в корыстных интересах властных элит. Но если сделают такой вывод – развалится вся политическая система, потому что не только спецслужбы, но и МВД, прокуратура, суды используются в интересах властных элит или группировок. Поэтому я уверен: никакого серьезного расследования не будет, возможно, внутри ведомства и дадут кому-то по шапке, но на публичный уровень эту проблему не вынесут. Это серьезная проблема всего нашего общества, ключевой момент которой – функции инструментов власти.

16:36 02/07/2013




Loading...
ссылки по теме
Кризис – это синдром болезни
Костко: Наступает непростой период, связанный с выборами
Политзаключенный Гайдуков встретился с родителями


загружаются комментарии