Павел Усов: Пришло время снова вернуться к стратегии давления 13

Для Европы важно, чтобы из уст президентов авторитарных государств почаще звучало волшебное слово «демократия», даже если при этом она успешно подавляется. Пока белорусские политзаключенные не напишут прошение о помиловании, они будут гнить в тюрьме.

Павел Усов: Пришло время снова вернуться к стратегии давления
«Европа уже сделала достаточно много шагов навстречу белорусским властям, но, как мы видим, реакции не последовало. Пришло время снова вернуться к стратегии давления», - уверен доктор политических наук Павел Усов.

Итоги визита министра иностранных дел Владимира Макея в Брюссель комментирует Павел Усов.

- Как Вы оцениваете итоги визита Макея в Брюссель? Министр иностранных дел Литвы Линкявичус говорит, что Макей настроен на конструктивное сотрудничество. В чем конструктивное сотрудничество проявляется, на Ваш взгляд?

- Для белорусских властей это безусловный прорыв политической блокады, причем с наименьшими для себя имиджевыми потерями. ЕС постепенно, но уверенно смягчает свою позицию, тогда как со стороны режима таких уступок не наблюдается и не видно в перспективе.

Что же касается позиции европейских политиков насчет  конструктивности, то они видят только то, что хотят видеть; в свою очередь, белорусские дипломаты умеют говорить то, что от них хотят услышать. Возникает такое ощущение, что для Европы важно, чтобы из уст президентов авторитарных государств почаще звучало волшебное слово «демократия», даже если при этом она успешно подавляется. 

- Макей так и не ответил на вопрос о судьбе политзаключенных. "Мы обсудили все вопросы, которые, скажем так, были в планах нашего сотрудничества с Евросоюзом", - сказал он. Следует понимать, что судьба политзаключенных по-прежнему висит в воздухе? 

- Во-первых, Макей не уполномочен обсуждать эту тему. Во-вторых, европейцам уже давно следовало бы понять, что «игры с Западом» не приведут к реальной либерализации политической ситуации в стране. Это иллюзия, но Европа хочет в нее верить, просто потому, что ей так удобно, так проще и комфортнее, так как требует меньше усилий и напряжения политической воли.  Лукашенко это давно уже понял и делает то, что он хорошо умеет делать – ждет. Эта политика приносит определенный эффект. В-третьих, судьба политических заключенных, по крайней мере, ключевых – предрешена. Для белорусского тирана важна победа над их духом, их унижение и покорность в назидание будущим противникам. Для этого необходимо их ПРОШЕНИЕ о помиловании, и пока эта бумага не будет написана, оппозиционеры будут находиться в тюрьме. 

Я думаю, что Европа уже сделала достаточно много шагов навстречу белорусским властям, но, как мы видим, реакции не последовало. Пришло время снова вернуться к стратегии давления. Но, к сожалению, для ряда европейских стран символизм саммита «Восточного партнерства» имеет большее значение, чем политические реалии внутри Беларуси и других стран членов-партнерства. Европейский Союз стал заложником собственного проекта и готов закрыть глаза на проблемы со свободой и правами человека во имя продолжения существования этого «партнерства», которое даже партнерством назвать трудно. Этот проект скорее подпитывает диктатуры, чем их разрушает. Поэтому в преддверии саммита со стороны Евросоюза не будет  сколь-нибудь принципиальной позиции по вопросам, касающихся прав человека и демократии, в Беларуси и других странах-членах ВП.

- Действительно, Макей заявил о заинтересованности в "Восточном партнерстве", но нигде не фигурируют условия этого сотрудничества. Надо ли понимать, что Минск готов работать в "Восточном партнерстве", если там не будет представлена оппозиция? Такое условие Минск сформулировал еще  в начале года.

- Одно из условий участия в «Восточном партнерстве» – это изменение стратегии по отношению к членам. Макей заявил он недопустимости дискриминации отдельных участников, имея ввиду Беларусь, а это означает, что страну в Евронесте, например, должен представлять существующий парламент, а не оппозиция. Минск будет постоянно муссировать вопрос двойного подхода, и требовать, чтобы ЕС выстраивал свою политику к официальным белорусским властям так, как он это делает в отношении Армении и Азербайджана и других проблемных стран. Кстати, этот тезис был основным аргументом в дискуссии по вопросу о приемлемости санкций в отношении Беларуси.

- Представители ЕС не хотят видеть Лукашенко на Вильнюсском саммите. МСкорее всего, его заменит Макей. А что это меняет в принципе - официальный Минск в любом случае будет представлен на саммите.

- Решение об участии или неучастии в саммите Минск будет принимать в последний момент, в зависимости от того, насколько выгодным оно будет для власти. Для Лукашенко важно, чтобы его официально пригласили, хотя он может и не поехать на саммит. Но для него ПРИГЛАШЕНИЕ - это своего рода прошение политических заключенных. С одной стороны может показаться, что это пустая формальность, однако для белорусского правителя оно - символ победы и несгибаемости, превосходства и унижение противника.  Такой прецедент уже был в 2011 году, когда Беларусь отказалась от участия в саммите ВП в Варшаве, по причине нежелания ЕС приглашать Лукашенко.   

С другой стороны, отношения между Беларусью и Брюсселем не завязаны исключительно на участии или неучастии официального Минска в работе ВП. Неудача в этом направлении может быть компенсирована «диалогом для модернизации Беларуси», который может быть запущен в любой момент, достаточно режиму укрепить европейские иллюзии относительно «политической оттепели».

12:36 23/07/2013




Loading...
ссылки по теме
Ассамблея народных представителей: чего ждать от оппозиционной инициативы
Политолог Абрамова: Избирательная кампания показала кризис доверия к властям Беларуси
Лукашенко пока не чувствует необходимости запускать механизм передачи власти


загружаются комментарии