Санников: Не работайте с диктатором и не пытайтесь его воспитывать 2

Андрей Санников высказал своё мнение относительно программы "Восточного партнёрства", президентских выборов в Беларуси и отношений Беларуси с ЕС и Россией.

Лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь», кандидат в президенты на выборах 2010 года Андрей Санников дал интервью телеканалу «Белсат».

Политик отказался обсуждать и комментировать судьбу политзаключённых и рассуждать на тему, выпустят ли Николая Статкевича и других политзаключённых из тюрьмы. "Судьба политзаключенных - не объект для какого-то тотализатора, который иногда организуют в медиа. Знаю, как больно это воспринимается за решеткой", - подчеркнул Санников.

Он подчёркивает, что довольно скептически относится к тому, что происходит в рамках программы "Восточное партнёрство". "Но это была заявка на то, что Евросоюз будет уделять внимание нашим странам. Поэтому нельзя говорить, что Беларусь передали в сферу влияния Москвы. Это действительно происходило в начале нашей независимости, когда и Соединенные Штаты, и Европа руководствовались принципом: прежде всего Россия, а потом - все остальные. Другое дело, что Евросоюз пока что не нашел инструментов, чтобы эффективно противостоять наступлению диктатуры в большом регионе бывшего СССР. Именно это наступление сегодня поддерживает Кремль", - отмечает политик.

На вопрос о том, какое было первое ощущение, когда в 1994-м году выбрали Лукашенко, Санников ответил, что первым ощущением стало то, что это будет кошмар для страны. "Хотя один мой друг, который входил в штаб Лукашенко, уверял меня, что все будет под контролем, не волнуйтесь: мы будем управлять, а не он. Насколько я знаю, на это рассчитывал и Виктор Гончар", - говорит политик.

Андрей Санников отмечает, что в 1996 году был наиболее удобный момент, чтобы сдержать Лукашенко и направить историю Беларуси совсем в другое русло. "Евросоюз заморозил отношения с Беларусью и все. Надо было проводить более активную политику. Тогда уже появлялись политзаключенные - это были Ходыко и Сивчик. Что можно было сделать? Было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Беларусью (Partnership and Cooperation Agreement with Belarus), и подписал его Лукашенко. Это был инструмент, чтобы воздействовать на белорусскую ситуацию. Нужно было требовать более серьезного наблюдения на выборах. Было понятно, что будут фальсификации, потому что с нарушениями уже прошли два референдума. Действовал Верховный Совет. И его признавала - это был уникальный факт - Парламентская Ассамблея ОБСЕ, куда входит не только Евросоюз, но и Россия. Можно было действовать через него", - рассказывает политик.

Он вспоминает и 1999 год - "трагический в нашей истории". "После этого могла бы быть более жесткая реакция со стороны Европы. Но доклад по пропавшим появился только в 2004-м... Не было оснований начинать процедуру признания лукашенковской «палатки» после выборов 2000 года. Я знаю, что бойкот тогда состоялся. Я даже помню, как по белорусскому телевидению говорили, что в регионах - в Гомеле, в Витебске - не состоялись выборы. А потом утром все изменилось, и дикторы начали говорить, что выборы состоялись", - говорит Санников.

Лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь» отмечает, что перед выборами 2010 года появились сигналы от президента России, которым в то время был Дмитрий Медведев, по поводу стратегии и политики модернизации. "Они были не очень четкие, но в нескольких своих выступлениях он говорил об общей модернизации - не только экономической, не только технологической, но и политической. Это то, о чем можно было вести разговоры с россиянами, потому что модернизация - это Запад и Европа. Я не наивный и не думал, что это станет стратегической линией России, но определенные надежды были.

Никакой добровольной демократизации в ближайшее время в России ожидать нельзя. Но строить отношения нам придеться. И даже сейчас нужно подчеркивать то, что уже очевидно всем, очень простые вещи: что Беларуси нужны перемены, что Лукашенко для вас - такой же непредсказуемый партнер, как и для Евросоюза, проще говоря - вообще не партнер. Никакие договоренности с ним не работают", - подчёркивает политик.

Он отмечает, что у России нет политики в отношении Беларуси, которая направлена в будущее. "Нельзя было надеяться, что Москва займет сторону оппозиции. И все-таки определенные возможности мы создали, чтобы начались какие-то разговоры. Но Кремль использовал эти возможности, чтобы увеличить давление на Лукашенко, чтобы опять-таки выжать соглашения по торгово-экономическим делам и оказаться в той ситуации, в которой они уже были ранее: диктатор ничего не будет выполнять", - говорит Санников.

Экс-кандидат в президенты считает, что был момент, один из наиболее критических, была благоприятная ситуация, чтобы что-то изменилось в Беларуси, - "когда мы сидели за решеткой". "Давайте вспомним, что восемь месяцев Россия фактически не имела никаких отношений с Лукашенко, не давала никаких кредитов. Если бы Европа заняла более активную позицию, может быть, и ситуация поменялась бы. Был политический кризис в Беларуси, была сложная ситуация для режима. Европа могла бы более жестко поставить вопрос о легитимности Лукашенко. Тогда бы и Россия стала по-другому смотреть на ситуацию. Но Евросоюз не смог принять соответствующее решение", - констатирует политик.

Он заявляет, что России не нужен в Беларуси демократический лидер. "Давайте вспомним, что Россия сделала, когда снимали Шушкевича? Ничего. А тогда был демократ Ельцин. Я даже знаю, что он умышленно этого не сделал, не поддержал, так как в России есть стереотип, что кто ни придет в Беларуси, он сразу пойдет на Запад вступать в НАТО и будет угрожать ей. Это логика прошлого века, совковая логика", - отмечает Андрей Санников.

На вопрос о том, что, возможно, близким к политикам европейским бизнесменам удобнее работать с белорусским режимом, чем с демократической Беларусью, Санников ответил, что такие люди есть, но они не составляют большинства. "Большая часть бизнесменов просто не идет в Беларусь. Я разговариваю с европейскими предпринимателями, и заинтересованность Беларусью очень велика. Но крупный бизнес не рискует входить в Беларусь. Другое дело - тот бизнес, который готов нарушать закон. Диктатура - это быстрые деньги. Но не зря же сейчас разгораются эти скандалы с офшорами, с банками, с рейдерским захватом. Такие схемы будут все чаще вскрываться, и это ударит по западному бизнесу. Следует ожидать судебных процессов над бизнесменами, которые работали в Беларуси и в России, нарушая законы своих же стран.

После приговора Навальному начались отрицательные тенденции на биржах. Это показатель того, что наступление на демократию очень сильно влияет на торгово-экономические отношения. А Россия больше связана с Западом, более заинтересована в том, чтобы не обрывать этих отношений. И Запад имеет больше влияния на Россию. Пока, к сожалению, он не использует этого, игнорирует те моменты, по которым нужно не только делать заявления, но и принимать меры.

При этом я уверен, что в первую очередь нужно решать белорусский вопрос, тогда можно надеяться на скорое разрешение ситуации в России", - подчёркивает политик.

Решение он видит в открытии Европы для граждан Беларуси, избавление людей от необходимости платить большие деньги за визы. "Не работайте с диктатором и не пытайтесь его воспитывать. Он уже 19 лет доказывает, что это невозможно. Санкции против бизнеса дали свои результаты, благодаря им были освобождены я и мой друг Дмитрий Бондаренко. Российский бизнес начал по-другому смотреть на нашу ситуацию: зачем нам захватывать белорусские предприятия, если они окажутся под санкциями?", - говорит политик.

Андрей Санников считает, что 2010 год - это самая удачная избирательная кампания оппозиции, именно потому, что было несколько кандидатов. "Мы сумели продемонстрировать, что Лукашенко никак не набирал 50% в первом туре. А планировать... Если мы вернемся в 2001 и 2006 годы, там были попытки планирования, но, как выяснилось, штабы единых кандидатов хорошо контролировались спецслужбами.

В 2010-м также были те, кто сознательно работал на КГБ, но это почти не мешало вести кампанию. Потом на допросах я убедился, что они не знали, чего ожидать. Нами был сделан упор на то, чтобы продемонстрировать желание народа поддерживать альтернативного кандидата. Это получилось уже на этапе сбора подписей. Я был разочарован тем, что большинство европейцев не рассчитывали на то, что оппозиция бросит такой сильный вызов диктатору. Они рассчитывали, что Лукашенко не будет применять силу, и готовы были его сразу признать. Надеялся я и на международных наблюдателей, которые в частных беседах обещали охватить больше участков при подсчете голосов. Ни на одном из тех, где они смогли наблюдать, Лукашенко не побеждал", - отмечает политик.

Он подчёркивает, что если бы состоялся второй тур выборов, сегодняшнего режима уже не было бы.
"Когда люди видят, что оппозиция, альтернатива побеждает - все. Так же было с Лукашенко в 1994 году, кстати. Он это прекрасно знает. Поэтому то, что он не допустит второго тура, было очевидно", - подытоживает Андрей Санников.

09:11 30/07/2013




Loading...
ссылки по теме
Как бренды в Беларуси продвигаются через ЗОЖ - успешные кейсы
Завершена сделка по покупке "Атлант Телекома"
Лукашенко "Внешэкономбанку": Для вас Беларусь должна быть как Россия


загружаются комментарии