Островский: Белорусский национализм – святое дело для белорусов 163

Слова «белорусский национализм» у некоторых вызывают нервные судороги.  Но есть люди, которые свято верят в идею белорусского национализма как единственного пути выживания и самоопределения белорусов. О национализме с белорусским оттенком и его врагах «Белорусский партизан» поговорил с гродненским профессором, общественно-политическим деятелем Алесем Островским.

Островский: Белорусский национализм – святое дело для белорусов

- Что вы понимаете под национальной идеей?

- В 1999 году в Гродно прошла конференция под названием «Белорусская национальная идея». Фактически можно сказать, что белорусская национальная идея сформулирована еще в 20 веке лучшими представителями белорусской национальной элиты и интеллигенции. На конференции, материалы которой вошли в отдельную книгу, белорусская национальная идея была рассмотрена с самых разных позиций – исторической, философской, идеологической, психологической, экономической, кибернетической и даже биологической. В общем все свелось к одному – белорусы имеют полное право на существование собственного государства, с какой точки зрения не посмотри – история, экономика, культура, философия. Это и есть первая составляющая белорусской национальной идеи.

Вторая составляющая – это идея о том, каким этому государству быть. Конечно, было бы хорошо организовать ряд конференций, посвященных этой теме. Но ресурсов на это нет, поэтому с 2006 года начал свою работу сайт «Беларусь – наша земля», где мы собираем все идеи, связанные с этим вопросом. Нужно широко смотреть на мир, поэтому мы обязаны, говоря о белорусской национальной идее, анализировать глобальную ситуацию в мире.

Белорусская национальная идея и белорусская демократия – это понятия-синонимы. Если говорить более конкретно о содержании этих понятий, то можно выделить несколько пунктов. Во-первых, белорусский народ имеет свою этническую территорию, на которой он вправе быть полным хозяином. Эта территория известна, она описана в 3 статутовой грамоте БНР, она выделена тремя независимыми этнографами на границе 19-20 веков. Есть карты, экономические издания, которые описывают эту территорию. Наши предки жили на этой земле около 10 тысяч лет, мы – коренная нация в самом сердце географической Европы.

Во-вторых, белорусы в границах своей этнической территории должны строить своё белорусское государство, со своей экономикой, культурой и политической системой. Государство в современных условиях – единственный механизм, посредством которого белорусский народ может выполнить свою историческую миссию. В-третьих, белорусы должны выбирать во власть наилучших представителей своего народа.

Эти три компонента вместе образуют основу и белорусского государства, и белорусс й содержательной демократии, и реализации белорусской национальной идеи, направленной в будущее. Если выбросить один из элементов – мы не получим положительного результата в итоге. На сегодняшний день у нас нет двух элементов: белорусы живут в современной Беларуси, которая по территории в два-два с половиной раза меньше нашей этнической территории. Российская империя раздала части нашей территории пяти соседним народам, забрав самую большую часть себе. Естественно, при этом там уничтожались белорусская культура, язык, самосознание, история. Нашими этническими территориями в Польше является Белосточчина, в Литве – Виленщина, в Латвии – небольшая часть юга страны, на территории России – вся Смоленщина, больше половины Брянщины и юг Псковщины, на территории Украины – Черниговщина. Это все задокументировано, изучено, есть конкретные издания, доказывающее наше право на эти территории. Белорусы объективно, законно должны владеть своими территориями, мы не претендуем ни на что чужое. Ни один народ в мире не может высказать нам претензий в плане того, что мы кого-то захватили, подчинили, эксплуатировали, живем за чей-то счет. Это наша стратегическая историческая ценность.

У нас вроде есть государство, но у власти далеко не лучшие представители белорусского народа. Руководство нам поставила Москва во времена Ельцина, делала она это вместе с Вашингтоном. Лукашенко 20 лет держится во власти, потому что и Россия, и Запад его поддерживают. А поддерживают, потому что Лукашенко уничтожает генофонд нашего народа, реализует политику этноцида, дискриминирует белорусов по национальному признаку, раздает наши богатства, в первую очередь экономические, направо и налево разбрасывается нашими предприятиями, только бы это позволило ему и дальше оставаться у власти.

Происходит имитация борьбы за свержение Лукашенко, это все игры, никакой реальной борьбы не происходит, никакой реальной помощи нет. Поэтому до той идеальной Беларуси, о которой мы мечтаем, которую объективно должны иметь как белорусы-литвины, нам еще далеко.

- В чем разница между национализмом и национальной идеей? Некоторые считают национализм опасным явлением, которое может привести к фашизму и тоталитарному режиму.

- Наша мечта – иметь национальное государство, национальное руководство – не имеет отношения к национализму в том понимании, которое культивируется на западе или культивировалось в советское время. Дело в том, что понятие национализма на Западе и в коммунистической системе использовали неадекватно. На самом деле мы имели дело с шовинизмом, империализмом, нацизмом, а эти вещи называли национализмом. Было выгодно выставить национализм как конструктивную деятельность, дискредитировать его, хотя он подразумевал за собой борьбу народов за свое освобождение, полноценную достойную жизнь. Подменяя понятия, национализмом называли разные пакости. Если национализм приравнять к империализму, шовинизму и тем более к нацизму, то белорусская национальная идея к такому национализму не имеет никакого отношения.

Мы не претендуем ни на какие чужие территории, это совсем не соответствует белорусскому мировоззрению. Наше мировоззрение основано на уважении к собственному труду, на любви к работе, на понимании того, что смысл твоей жизни в созидательной деятельности, что именно так ты должен строить свое благополучие и добывать счастье. Это легко просматривается: если обобщить сущность белорусского фольклора, то там прославляется труд, там все – и светлая жизнь, и любовь – начинается с труда и связано с ним. Например, даже в песне «Касіў Ясь канюшыну» сначала парень косит, а только потом - девушка и счастливая жизнь. В русском, польском фольклоре вы такого не найдете. Мы не претендуем на чужие земли, поэтому наш национализм не имеет никакого отношения к империализму – захватить чужое, подчинить кого-то.

Наш национализм не имеет никакого отношения к шовинизму. Вы нигде не найдете, ни в пословицах, ни в каких-либо других элементах фольклора, чтобы белорус унижал, высмеивал или неуважительно относился к представителям любой другой национальности. Понятия «чурки», «черноспинные» и тому подобное – это все с востока. Это все абсолютно не наше, никаких элементов шовинизма в белорусском духе и близко нет.

Мы находились под давлением и под контролем советского, польского империализма, и этот империализм никуда не пропал и продолжает действовать. Самым ярким проявлением польского империализма в наше время является карта поляка, навязанная белорусам. Многие белорусы из-за экономических выгод переписываются в поляки, потому что им создаются условия: перепишитесь – будет легче жить. И многие идут на это предательство. Польский империализм проявляется и через католицизм, действия костела, который заявляет, что если ты католик, значит – поляк. То есть, испанцы, итальянцы-католики – они тоже поляки? Баварские немцы-католики – поляки? Имеет место и российский империализм, элементы глобального финансового империализма. Поэтому белорусское общество сегодня находится в угнетенном положении, под настоящим прессом. Правда, не в таком положении, как в советское время – дышать все-таки легче.

Для того чтобы ликвидировать всю эту несправедливость и дать народу развиваться, строить светлое будущее, нам, всем белорусам-литвинам, нужно объединиться, осознать величие своей истории, культуры, мировоззрения, чтобы росло ощущение хозяина на своей земле, чувство нашего единства. Для подчеркивания этого мы должны использовать соответствующие лозунги. Нам могут сказать, что мы националисты. Но мы представители такого национализма, под которым понимается борьба за освобождение, который является частью белорусской национально идеи. Это национализм со знаком плюс. Это освободительный национализм, элемент борьбы за светлое будущее нашего народа, который по существу является святым делом.

- Какую роль в формировании нации играет национализм?

- Если мы будем использовать термин национализм в том значении, которое нам преподносят с экранов телевизоров как явление негативное, подменяя понятия, то конечно, это явление негативное. Но если речь идет про борьбу за светлое будущее белорусского народа, за то, чтобы на своей земле добиться достойной, справедливой, культурной, цивилизованной жизни, то это явление абсолютно позитивное. Люди, которые осуществляют эту борьбу, должны понимать, что они сражаются за великую цель, не только за свои личные интересы, а за интересы своих детей, потомков, за уважение к своему народу, хорошее материальное состояние своего народа, за господство справедливости.

- Что, на ваш взгляд, может консолидировать белорусскую нацию?

- Общая великая цель. Белорусская национальная идея и есть этой великой целью. Против нее идет мощное противостояние, которое проявляется в самых разных формах, в том числе дискредитации и давлении на реальных носителей национальной идеи. Национальная идея базируется на том, что мы должны построить нормальное, европейское, цивилизованное, белорусское государство во главе с лучшими представителями нашего народа. Эти люди должны прийти к власти и обеспечить на территории Беларуси справедливость, порядок, возможность самореализации каждого человека в созидательном труде, достижение его жизненных целей, обеспечить стабильную полноценную жизнь. Но проблема не в том, что это может быть непонятно, проблема в том, как это все организовать. Для того чтобы это организовать, нужен доступ к умам масс. Первый путь – СМИ, но телевидение и радио в нашей стране охраняются чуть ли не как базы с ядерными ракетами, туда не прорваться.

Другой путь – белорусская оппозиция. Она получает деньги из западных грантов и часто ее цели не совпадают с белорусской национальной идеей. Они пытаются накинуть белорусам понимание либерализма под видом демократии. Современный либерализм не является никакой демократией. Этот либерализм никак не выглядит альтернативой диктатуре, потому что тут нет прогресса, роста, близко нет того, что объективно хочет общество. Это становится элементом подыгрывания режиму. Западным либералам нужно превратить Беларусь в терра инкогнито – ничейную землю, а для этого нужно уничтожить белорусский народ, в первую очередь вычистить в их головах понимание того, что они законные потомки своих предков, находятся на своей земле и объективно только они являются хозяевами Беларуси. Делают они это, предлагая либеральную идею оппозиции, проплачивая все это гигантскими деньгами, а деньги получают только те, кто готов служить этой идее. А эти идеи либеральных ценностей не проходят у белорусского общества, поэтому диктатор остается управлять Беларусью. Лукашенко поддерживают и в России, и на Западе, поскольку он уничтожает фундамент белорусской демократии. Западные политики не ставят задачи победы демократии в Беларуси, им нужна очищенная от белорусского сознания земля. Они все выродились в циников, ставящих циничные цели использовать нас и урвать лишний кусок, пользуясь нашей болью, трагедией, нашим подневольным состоянием.

- Кого вы можете назвать главными врагами белорусского национализма?

- Политику в Беларуси следует объяснять с глобальных позиций, поэтому на ситуацию влияют глобальные силы. Под номером один – российский империализм. Конкретный субъект – российская имперская бюрократия, куда входят генералитет, руководители основных партий, губернаторы и их окружение, министры, главные кремлевцы. Они паразитируют на всей территории Российской империи. Они представляют собой стаю преступников, которые эксплуатируют идею величия России.

Под номером два – польские империалисты. Регулярно мы слышим «крессы всходние». Что такое «крессы всходние»? Это западная половина Беларуси, отданная самым великим террористом 20 века Лениным полякам, чтобы они остановили свое наступление на Москву и дали ему возможность сохранить власть (в 1921 году подписано Рижское соглашение, узаконившее это преступление). На территории Беларуси, как известно, Пилсудский, который был этническим белорусом, но себя таковым не считал, проводил польскую имперскую политику. После подобного давления многие белорусы пришли к выводу, что любая власть будет лучше, даже московская, только не польская, поэтому с радостью приветствовали советские войска в 1939.

Очень опасной силой является китайский империализм, который набирает все большую силу. И вроде Китай от нас далеко, но китайская коммунистическая империя стала белорусской злободневностью. Мы знаем, как развиваются отношения между Беларусью и Китаем, о планах строительства для китайцев и отдачи им большого участка земли в Минске.

Нам угрожает исламизм. Современный исламизм приобретает черты глобального идеологического империализма. Во имя Аллаха предлагается завоевывать новые территории, строить халифат не только в границах исламских стран, но и превращать Европу, а затем и весь мир, в один глобальный халифат. Европа сдается. В ближайшие десятилетия многие европейские страны станут исламискими.

Есть еще один субъект, который стоит над всеми – это глобальные финансовые олигархи.

В первую очередь я говорю о владельцах федеральной резервной системы США. Это группа частных банков, в основном еврейских, которые имеют право печатать доллары, дают в долг правительству США и всему миру. Имея такой инструмент как неограниченные финансовые ресурсы, они действуют по всему миру в своих интересах. Такую привилегию они получили в 1913 году при президенте Уилсоне и пользуются ей вот уже сто лет. Поэтому многие события происходят в интересах этой социопаразитарной группы.

Мы находимся под прессингом всех этих сил. Лукашенко, чтобы удержаться у власти, пытается удовлетворить всех. Он торгует нашим, тем, что ему не принадлежит, чтобы как и раньше удержаться в президентском кресле. Народ это пока не замечает, потому что это происходит постепенно, а иногда и тайно. Ситуация чрезвычайно серьезная. Спасти белорусский народ от физического уничтожения может только то руководство, которое будет придерживаться белорусской национальной идеи. Да и вообще все человечество выживет только тогда, когда будет жить по законам так называемого системного гуманизма: человечество представляет собой систему наций-государств, нет ни одной империи, ни одна страна не имеет права иметь территорию больше одного миллиона км и население больше 100 млн человек.

Сегодня идет война, при этом используется не классическое оружие, а такие виды оружия как информация, деньги, алкоголь, наркотики, демографический фактор. Последним очень активно пользуется Китай. Вы хотите размножаться – ну и размножайтесь, но только в пределах своей территории. Вот стало вас миллиард, покажите, как вам хорошо живется, какие у вас реки чистые, как хорошо у вас с экологией, как хорошо у вас панды живут. Но нет, китайцы размножаются, как саранча, все выедают до пылевых бурь, а все свои проблемы перекидывают на другие народы.

Возьмем исламские страны. Вы хотите жить по Корану – ну и живите, покажите пример, что в результате такой жизни у вас будет чистый воздух, заповедники, высокоразвитая культура, свободные довольные женщины, но только в границах ваших стран. Вы запрещаете использовать презервативы, делать аборты, исламские женщины не имеют вообще никакого права голоса, так покажите, что это прогрессивно! Но нет, они перекидывают свои проблемы на Европу. Вымерять, что прогрессивно, а что нет, нужно исходя из того, как оно согласуется с другими народами. А вы придумали себе какие-то принципы, поставили преступные задачи, достигаете их, а все проблемы, которые от этого возникают, экспортируете другим. Это настоящее преступление.

Мы можем выйти из этой ситуации, только если у нас будет президент, который интересы белорусов будут считать своими собственными. А тот, кто будет потихоньку отдавать наши ценности, только чтобы сохранить власть, приведет нас к гибели.

Первый признак культуры народа – это то, какая площадь страны этого народа отдана под заповедники. Мы как культурные люди осознаем, что на этой территории рядом с нами должны жить животные и растения, для которых она тоже родная. Поэтому мы становимся культурной высокоцивилизованной в этом плане нацией. Без такого подхода – экологичности – невозможно выжить всему человечеству.

К нам приезжают, и мы должны показать, как мы сохранили нашу уникальную, невероятную ценность – язык, как сохранили историю, культуру, какая у нас справедливость. Все народы на своих этнических территориях должны соревноваться между собой за право быть культурным по объективным причинам. Руководить тем, что мы имеем на своей этнической территории, на территории своего государства, в какой степени то, что мы делаем, соответствует интересам всего человечества.

- Как вы относитесь к русскоязычному белорусскому национализму? Есть много людей, которые говорят по-русски и при этом считают себя патриотами Беларуси и ее независимости.

- Отношусь я к ним отлично, но как к еще не созревшим. Как к людям, которые немного уступили, сдались, людям, которые покинули первый окоп и перебежали в другой, что подальше. Да, они спину прикрывают, но все равно стреляют-то все по мне, человеку в первом окопе. Но они все равно на линии фронта. Некоторые же делают вид, что войны вообще нет, что язык – это не ценность, и патриотизм им не нужен, и они думают, что они выживут, найдут себе место на земле. Шиш вы найдете! Куда вы поедите? С каждым интервалом времени возрастает вероятность того, что вы не найдете лучшего места, чем тут, на своей земле. Самое выгодное для белорусского народа – собраться вместе, организоваться и решить свои проблемы в границах своего государства. Это самый перспективный способ решения жизненных проблем. Но многие отчаиваются и начинают искать в мире. Под этим социопаразитарном прессом наилучшие молодые люди вытесняются из страны, мы все больше деградируем.

- Считаете ли вы 90-е годы эпохой белорусского национализма?

- Только до Лукашенко. Это было просто невероятное счастье. Даже люди были другими. Идешь по Гродно – люди здороваются, улыбаются, никто не боялся высказывать свое мнение вслух. Люди ощущали себя свободными. У нас была вера в то, что будет еще лучше, что мы еще покажем пример другим. Все это было обломано Лукашенко, при этом в самой жесткой форме. Он сыграл на том, на чем сыграли коммунисты в 1917 году – на халяве. А технология простая: вам ничего не нужно делать, я вам все дам, я вам все верну, будет счастье, будет все как в Советском Союзе. Он как параноик сам верил в то, что сделает все это, а народу главное обещать. Вот он 20 лет и обещает, попутно уничтожая язык, самосознание, распродавая наши ценности.

В 90-е годя мы только-только вышли из Советского Союза и не знали, что такое политика, политтехнологи, массовое сознание, пиар. Например, несколько раз в городе в разных местах наблюдал картину: стоит очередь, и вдруг один выскакивает и начинает кричать «Лукашенко надо выбирать! Он наведет порядок!» Одна и та же фраза, в разных местах города, на протяжении двух недель. Российская имперская бюрократия выбрала этого человека с отклонениями в психике с расчетом, что он наломает здесь дров.

Человечество должно жить по программе, которая обеспечит жизнь в ближайшие 4-5 млрд лет, пока светит солнце. Нужно жить, сохраняя все ценности, которые у нас сформировались за все время, разнообразие всех живых существ, чистоту природы, разнообразие всех народов, их культур. Создать такие законы существования людской цивилизации, которые не поставят человечество на грань смерти в результате какого-нибудь конфликта. Мы уже не единожды были на самом краю, тот же Карибский кризис – не единственный случай. Нельзя жить по той программе, по которой сегодня движется мир. Если одна из империй захватит власть, все превратиться в единый концлагерь с ужасной деградацией и уничтожением людей. Нельзя жить, уничтожая живую природу, мы зависим от нее. Количество людей должно быть ограничено. Каждому государству нужно выделить лимит. У нас же все конкурируют – у кого больше людей, тот лучше. Лукашенко заявил, что ему мало 10 млн, мы прокормим 30, а то и 70, но с какой кстати? А может, нам хватит 5 млн? А остальную территорию – под заповедники, где преимущество будет иметь живая природа? Может, эта цель более великая? Если бы по такому принципу жили все, сохранились бы и бразильские леса, и Сибирь, и африканские саванны. Сегодня же все уничтожается. Все пути, которые могут привести человечество к гибели, должны быть исключены.

Я предлагаю свой подход – «модель роста сосны». Растет сосна, одна ветка растет вверх, а те, что отклоняются от вертикального направления, направления вверх, к прогрессу, сначала росли хорошо, а потом захирели, засохли и отвалились. Это былые идеологии, идеи, цели, пути развития. Время расставило все по местам – осталась только та ветвь, что росла вверх и дала основу другим ветвям. Все предложенные модели развития (консерватизм, либерализм, коммунизм, капитализм) – ерунда, сучки, которые со временем засохнут и отвалятся. А по-настоящему востребован системный гуманизм как единая идеология, которая обеспечит выживание людской цивилизации. Нужно ставить цель выживания нашей цивилизации. Любые причины, которые могут угрожать этой цели – это преступление. А те, кто продвигает подобные методы – преступники, которые должны быть устранены.

Неограниченное существование и на его фоне задача следующего уровня – неограниченный прогресс. Нарастает разнообразие, дифференциация, мир обогащается, происходит интеграция этого разнообразия на более высоком уровне, мир становится более высокоразвитым, прогрессивным. Но нет, приходят ограниченные уроды, которые видят только себя, пекутся только о своем благосостоянии и с этой целью не только уничтожают все вокруг, но и ставят под угрозу существование человеческой цивилизации. А мы терпим. Все люди должны объединиться, сформировать целостную концепцию развития и начать действовать. Имеет значение только настоящий системный гуманизм, имеет значение правда, справедливость, красота, неограниченное прогрессивное светлое будущее всего человечества и всего живого на земле. Через страдания и страшные потери все равно к этому придем. Но я против этих потерь.

Для меня главное, чтобы моя совесть была чиста, чтобы я мог сказать, что сделал все, что мог. У нас нет ни денег, ни СМИ, у нас есть только хорошие идеи и светлые цели. А это уже очень большой ресурс.

- Возможны ли в белорусском обществе межнациональные конфликты? Что может подтолкнуть белорусов к бунтам, как, например, в России?

- То, что белорусы толерантный народ – это полная чушь, придуманная форма пропаганды. Белорусы толерантные и спокойные в той степени, в которой возможно, когда вас посадили в клетку, когда вы сидите в тюрьме. Вы же не путайте ситуацию на кладбище, где все придушенные и мертвые, и ситуацию, когда поставить все народы в равные условия, в одинаковой степени над ними поиздеваться и потом посмотреть, как кто реагирует. Белорусы будут не хуже других, я вам гарантирую. Просто у нас пока нет таких межнациональных проблем, но они приближаются. Лучше профилактика, чем лечение болезни. Нам специально злоумышленно внедряют эту болезнь, и за эти злоумышленные действия будем судить, когда придем к власти.

 - Вы критикуете существующую власть и являетесь ярым националистом. Как вам при этом удается столько лет сохранять работу в университете?

- Мои взгляды не радикальные, я все время демонстрирую такое понятие как «норма». В медицинском университете три года учат тому, что такое нормальный здоровый организм человека, а потом начинают изучать болезни. Мы сравниваем больного человека со здоровым по определенным критериям и выявляем, что такое болезнь. Так должно быть и с обществоведческими знаниями, мы должны представлять, что такое здоровое общество.

Нормальное общество – это то, которое живет в условиях содержательной демократии под влиянием белорусской национальной идеи. На уровне человечества – системный гуманизм. Но ни одно обучение, ни политологическое, ни социологическое, вам не сформулирует, что такое норма. Вам сразу будут давать варианты: вот государства с таким укладом, вот есть такое идеологии. А какая из них правильная? Никто не отвечает. Но на самом деле правильная есть. И время все расставит по местам. И в обществе, и в государстве есть понятие нормы, и я как медик взялся разрабатывать его, определить, что такое здоровый общественный организм, здоровый организм человеческой цивилизации.

Пользуясь принципами медицинского образования, я очень легко вижу отклонения и просто открыто про это говорю. Я же не призываю убивать, резать и т.д. Я говорю «Люди, вас ждет плохое будущее, будут большие трагедии, потери». Я это знаю, предвижу, я обязан про это говорить. Многие сразу понимают, что я прав, некоторые через года понимают, что я прав. Несмотря на мой «радикализм», уважение ко мне растет. А за что? За то, что я призываю «Люди, давайте жить нормально».

Я говорю студентам, что буду преподавать на белорусском языке, что, возможно, выгляжу в их глазах чудаком. Мы психологически подготовлены к тому, что отличаем норму от не нормы по тому, как делают все. Но вопрос языка – это же не вопрос нашего быта, как картошку чистить – с какого конца и какой рукой. Это вопрос государственной политики, внутригосударственного устройства. Президент должен обращаться к своему народу на белорусском языке, студенты должны учиться на белорусском языке. Хорошо, будем делать как все, но давайте сначала посмотрим на соседние народы. В Польше как? А в Литве? Латвии? В России русские по-китайски разговаривают? Оказывается, там не как у нас. А если вы выйдете на центральную площадь в Варшаве и скажите «Поляки, вы здесь все националисты, вы и ваш президент разговариваете в Польше на польском языке», вам быстро объяснят, что такое норма, а что нет. Можно посмотреть и более широко: Германия, Турция, Финляндия, Фарнция, Армения, Монголия, Китай, Япония и другие. Оказывается, во всех странах ситуация такова, как я говорю. Значит, я – норма. А остальные? Для многих это открытие, но это же правда.

Мне, конечно, потихоньку пакостят, но сказать напрямую, что я экстремист, радикал или террорист, шовинист или националист, не могут. Технология дискриминации на работе, причем образцово-показательная, есть, но с другой стороны, я не в лагере, не расстрелян, как в сталинские времена. Я думаю, нормального интеллигентного человека это должно вполне удовлетворять –это совсем небольшие жертвы за правду и справедливость, в сравнении с тем, что было в Беларуси в 20-30 годы прошлого века.

11:00 13/11/2013




ссылки по теме
Макей призвал не бояться "белорусского национализма"
Белорусские идеологи попытались сформулировать национальную идею
"За Свободу" поможет белорусам обрести национальную идею


загружаются комментарии



facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать belaruspartisan.org в Facebook