Являются ли Павловец и Алимкин политзаключенными? 45

Учитывая, что причиной возбуждения уголовного дела против Юрия Павловца и Дмитрия Алимкина с последующим взятием под стражу стала их политическая публицистика, значит ли это, что их можно считать политзаключенными?

Являются ли Павловец и Алимкин политзаключенными?
В документах авторитетной международной  неправительственной организации "Международная амнистия" ("Amnesty International") термин "политический заключенный" определяется следующим образом: 

"Политическим заключенным называется любой заключенный, в деле которого присутствует весомый политический элемент. Таковым могут быть: мотивация действий заключенного, сами действия либо причины, побудившие властей отправить его за решетку".

Впрочем, "Международная амнистия" не считает, что сам факт политической составляющей в уголовном деле наделяет заключенного особым статусом и не требует в этом случае незамедлительного и безоговорочного освобождения. 

В отличие от тех случаев, когда заключенный признается "узником совести". 

Узник совести — человек, физическая свобода которого ограничена тюремным заключением или иным способом из-за его политических, религиозных или иных убеждений, а также этнического происхождения, пола, расы, языка, национального или социального происхождения, родственных отношений, имущественного статуса, сексуальной ориентации и других характеристик личности. 

При этом узниками совести не считаются люди, прибегающие к насилию или пропагандирующие насилие и вражду.

Если ориентироваться на терминологию "Международной амнистии", то Павловец и Алимкин, безусловно, являются политическими заключенными. Поскольку мотивация их собственных действий, равно как и мотивация действий властей носят политический характер. 

Однако, против Павловца и Алимкина уголовное дело возбуждено за пропаганду вражды. Материалы, за которые они были взяты под стражу, находятся в открытом доступе, каждый сам может оценить, пропагандируют ли они вражду и сделать вывод, можно ли отнести Павловца и Алимкина в категорию "узников совести".

А что об их деле думают белорусские политические эксперты?

Руководитель Международного Центра гражданских инициатив "Наш Дом" Ольга Карач убеждена, что эти аресты имеют своей целью политический торг с Россией и проводит параллель с делом Анджея Почобута.

"Напомню, что в свое время была аналогичная ситуация с белорусским журналистом Анджеем Почобутом, которого белорусские власти пытались использовать в торговле с Польшей во время обострения белорусско-польских отношений... У Александра Лукашенко есть богатый опыт торговли политзаключенными с Западом. Сейчас, во время обострения белорусско-российски тношений, опять использован проверенный вариант, только в этот раз задержан журналист, из-за которого будет такой же отчаянный торг, но уже с Россией. На мой взгляд, Юрий Павловец, как в свое время Анджей Почобут, является безусловным политическим заключенным, и это политическое дело", — сказала она в комментарии для EADaily. 

Анджей Почобут, журналист Gazeta Wyborcza, на своей странице в Facebook возразил, назвав аналогию "скользкой" и попросил его такими сравнениями не обижать. 

"Я понимаю, что и там и там зарубежные медиа, и там и там вроде что-то печатают, и это что-то не нравится властям РБ. Но при этом Gazeta Wyborcza это СМИ, а Regnum это пропагандистский ресурс, который занимается в том числе и дезинформацией, разжиганием вражды, например, в отношении Украины", —  написал Почобут. 

При этом журналист не считает, что в материалах Павловцева и Алимкина "есть что-то, чтобы тянуло на от 5 до 12 лет лишения свободы". Он также призывает не слишком радоваться этому задержанию, считая, что она может повлечь за собой "посадку кого-то из национал-патриотов". 

На взгляд Почобута, белорусские власти в этом отношении перенимают опыт казахских коллег. 

"Интересно, что практически одновременно с белорусским делом Regnum  в Казахстане дали пять c половиной лет лишения свободы за разжигание межнациональной вражды чудаку, который оскорблял в соцсетях казахов и покушался на территориальную целостность Казахстана. Такое чувство, что в Минске тупо дождались казахского приговора. Посмотрели на никакую реакцию Москвы. И потом лупанули по белоруским адептам Regnum..."— написал журналист.

Политика казахских властей известна тем, что они всегда стараются "сбалансировать" уголовное преследование пророссийских активистов. 

 "Тем, кто сильно радуется. Да будет вам известно, что Александр Григорьевич, называет Нурсултана Абишевича не только своим другом, но и учителем. Так, вот, в Казахстане посадка кого-то из проросийских активистов, обычно через какое-то время влечет за собой посадку кого-то из национал-патриотов. Типа вот, Владимир Владимирович, вы не думайте. Мы всех экстремистов к ногтю прижимаем...", — написал Почобут.

Политик, кандидат в президенты Беларуси в 2015 году, лидер кампании "Говори Правду" Татьяна Короткевич, оговариваясь, что не разделяет взгляды Павловцева и Алимкина, все же считает, что их статьи не выходят за рамки представлений о свободе слова и праве на высказывания и оценки. 

"Арест этих публицистов, конечно, стал очень неприятной новостью. Юрия Павловца я знаю лично, для меня это человек, который на разных площадках просто высказывал свое мнение, всего лишь пытался размышлять вслух. Я считаю, что очень неправильно, когда власть арестовывает людей за то, что они думают вслух, высказывают свою позицию. Считаю это, конечно, некорректным... По большому счету, это всего лишь мнение авторов. Достаточно резкое и грубое, но пока что все то, что я видела, находится в рамках понятий о свободе слова, прав на высказывания и оценки, хотя, конечно, очень дискуссионные", — сказала Короткевич в комментарии для EADaily.

Политолог, один из основателей кампании "Говори правду", бывший политзаключенный Александр Федута возразил Татьяне Короткевич на своей странице в Facebook. 

На его взгляд, ряд высказываний задержанных публицистов выходят за рамки мнения, переходя в разряд оскорбления национального достоинства беларусов. Например, выраженное в грубой и категоричной форме отрицание существования белорусского языка. 

"Если Татьяна Николаевна не считает это национальным оскорблением, лично мне ее жаль: барьер чувствительности у нее весьма низок", — пишет Федута.

Однако, политолог высказывает мнение, что деятельность Павловца и Алимкина несоразмерна избранной мере пресечения. На его взгляд, их не следовало заключать под стражу, ограничившись домашним арестом. 

"Сейчас же сами белорусские правоохранительные органы создают ситуацию, при которой этих господ очень просто будет объявить политзаключенными. И вот это как раз плохо. Если такой прецедент будет создан, делу государственной информационной безопасности Республики Беларусь он нанесет очень серьезный вред. Потому что уж тогда международные правозащитные организации и будут ориентироваться на него в случаях разжигания национальной розни в Беларуси", — пишет политолог.

Александр Федута также подчеркнул, что политика самого белорусского государства во многом антинациональна и что измения нужны прежде всего в этом отношении.

"Из этой ситуации вообще есть два выхода — либо она станет началом реальной борьбы государства за уважение к своему народу, его культуре, его истории, либо она сведется к очередной кампании и ограничится судом над двумя не слишком умными и не слишком грамотными доморощенными публицистами. Причем во втором случае им зачтут проведенное в заключении время, выпустят (у них явно будут хорошие адвокаты), они уедут из Беларуси, а в самой нашей стране ровным счетом ничего не изменится. А хотелось бы, чтобы изменилось", — пишет Федута. 

Категоричен в своих оценках дела Павловца и Алимчика корреспондент БелГазеты Дмитрий Растаев. Он сравнивает задержанных публицистов с Юлиусом Штрейхером, идеологом расизма в нацистской Германии, казненным по приговору Нюрнбергского трибунала за антисемитскую пропаганду и призывы к геноциду. 

На его взгляд, сейчас идет война и ставка в этой войне — наша страна. 

"Высказывание позиции — это Алексиевич, Федута, Мартинович, Класковский, Мацкевич и многие другие, умеющие артикулировать свои мысли тонко и интеллигентно. Да пусть даже Чергинец с Давыдько! Не тонко, не интеллигентно, но это — их позиция, на которую они имеют право, пока та не противоречит законам. Державным и общечеловеческим.

А вот "обезумевшее недогосударство" (выражение, использованное в одной из статей Дмитрием Алимкиным относительно Беларуси — прим. БП) в контексте текущей ситуации — это уже не позиция. Это уже Штрейхер. Как можно не догонять это после всего, что случилось в Украине, которую тоже сначала сочли "недогосударством", а потом залили кровью — загадка.
 

Ребята, да поймите же: идет война! Холодная, гибридная, информационная — называйте как хотите. Не мы ее развязали, но мы в нее втянуты. И ставка в этой войне — наша страна.
Можно, конечно, вздыхать и цитировать Вольтера, сдувая пылинки со своих принципов, но подумайте вот о чем: чего будут стоить ваши принципы, когда по улицам Могилева и Гомеля, Витебска и Минска пойдут рассекать "зеленые человечки" с георгиевским бантом на шомполе АКМ? Да ногтя ломаного стоить не будут", — написал Дмитрий Растаев на своей странице в Facebook. 

Любопытно, что от задержанных отрекся Алексей Дзермант, главный редактор IMHOclub.by, экспертного клуба, членом которого был и Юрий Павловец. 

Клуб является российским проектом, инструментом российской экспансии с помощью "мягкой силы", однако его белорусская версия занимает довольно сдержанную позицию, отстаивая суверенитет Беларуси, хоть и в рамках "русского мира". 

Дзермант поставил на одну доску Юрия Павловца и Эдуарда Пальчиса. 

"Павловец много и грязно писал о Беларуси, на мой взгляд, реально разжигал вражду между русскими и белорусами, хотя в основе квалификации его действий и слов будут не субъективные впечатления, а юридическая оценка: есть ли состав преступления, где и в чем конкретно это выражалось.
И да, на мой взгляд, и Павловец и Пальчис —  разжигатели межнациональной вражды. Вроде бы работают на разные силы, но что-то мне подсказывает, что в итоге на одну.
Деяния Пальчиса были квалифицированы как уголовное преступление, он преступник и должен таковым считаться. Если в действиях Павловца тоже найдут состав преступления, то и он будет таковым. Надеюсь, он все же раскается, наказание не будет суровым и он останется на свободе", — написал Дзермант на своей странице в Facebook.

Дзермант также цитирует на своей странице Ивана Лизана, обозревателя издания "Однако.Евразия" из Донецка, который пишет об имперской политике России по отношению к Беларуси, полностью соглашаясь с ним. 

"Политика РФ по отношению к РБ вполне империалистична: с одной стороны, дружба, а с другой стороны демонстрируется всяческое желание облапошить своего соседа. При этом против РБ регулярно проводятся информационные кампании рядом изданий: ежегодно муссируется тема с запретом георгиевских лент, вечно обсуждается воображаемое заигрывание Минска с Западом.
Арест публицистов, которые всячески вредили РБ и работали в интересах российского капитала – ответ Минска на антибелорусские информационные кампании. И раскручивание этой темы ни к чему хорошему не приведёт.
Москва уже потеряла Украину и лишилась влияния на ее информационное пространство. Теперь, похоже, наступил черёед Беларуси – не стоит создавать на ровном месте проблемы и выискивать врагов там, где их нет", — пишет Лизан. 

Эдуард Пальчис, редактор сайта 1863x.com, в комментарии "Белорусскому Партизану" сказал, что не считает Павловца и Алимкина политзаключенными, каковым недавно был он сам.

"Их мотивы были корыстными, они работали за деньги по заказу Юрия Баранчика, известной личности в медиасфере, которая занимается производством антибеларуских тем и статей. Цель всей этой деятельности — ментальная подготовка к тому, что "Беларусь — не государство", "Беларусы — не нация". К чему это ведет, мы знаем — пример Украины рядом. Я не считаю, что можно сквозь пальцы смотреть на то, как твою страну готовят к оккупации. Что касается меня, я в меру своих сил и по собственный инициативе работал на защиту белорусского суверенитета. Как нас можно сравнивать?", — сказал Эдуард Пальчис. 

Дмитрий Галко, журналист, который последние два года был военным корреспондентом в Украине, считает, что в некотором смысле Павловец и Алимкин политзаключенными все же являются. Также, на его взгляд, их задержание не ставит своей целью нанести удар по позициям "русского мира" в нашей стране.  

Своим мнением он поделился с "Белорусским Партизаном".

"В наших реалиях политзаключенный — это человек, кого либо сажают совсем не за то, в чем обвиняют, как в случае Алесем Беляцким. Либо сажают за очевидно правое дело в угоду политической конъюнктуре, как в случае с Эдуардом Пальчисом. В эти категории Павловец и Алимкин не попадают. Как мне кажется, их посадили именно за то, в чем сейчас обвиняют — за разжигание. А точнее, за настойчивые попытки выставить беларусов потенциальными врагами России, еще точнее, выставить таковыми белорусские власти. То есть не столько за пропаганду идей "русского мира", сколько за сомнения в том, что Беларусь этим идеям верна. Нет у нас тут никакой русофобии, чего они все врут, как бы хотят сказать белорусские власти. В своей обычной, не очень элегантной манере", — говорит Дмитрий Галко.

"И все же в большинстве случаев политзаключенным в нашей стране становился политический оппонент власти, ее критик. К ним Павловец и Алимчик как раз относятся. Их деятельность заключалась в критике власти с пророссийских позиций. Более пророссийских, чем у этой власти. Но делали они это с очень уж радикальных и деструктивных позиций, фактически отрицая право Беларуси на самостоятельное существование. Страна, которой не угрожает потенциальная аннексия, могла бы и стерпеть — пусть говорят. Беларусь находится в иной ситуации. Поэтому, чем бы ни были вызваны эти аресты, их стоит поприветствовать, как сигнал радикальным адептам "русского мира": не влезай, убьет!", — сказал журналист. 

23:26 09/12/2016




Загрузка...
Загрузка...
ссылки по теме
Геращенко: Убийца Вороненкова прошел подготовку в школе диверсантов в РФ
"В критической ситуации на помощь Лукашенко придет Россия"
Кремль начал операцию по "усмирению" Беларуси


загружаются комментарии