Александр Федута: Гарантией безопасности Лукашенко в будущем является демократия 15

Не важно, кто станет преемником Лукашенко. Важно, какую систему нынешний президент оставит после себя. Сегодняшнюю модель, идеально отлаженную для современной диктатуры, Лукашенко не будет оставлять своим преемникам. Он может еще запустить демократический процесс, но сделает это за год-два до своего ухода. Единственное, что ему может помешать, это его собственный страх.

Александр Федута: Гарантией безопасности Лукашенко в будущем является демократия

Рано или поздно, Беларусь столкнется с вопросом транзита власти. Для страны, которой более 20 лет правит один человек, эта проблема звучит актуально: не приведет ли это к коллапсу государства и каким образом может произойти смена власти в Беларуси? Об этом "Белорусский партизан" поговорил с известным политологом и публицистом Александром Федутой.

- Сейчас много говорят о необходимости политических перемен и «транзите власти». Что понимать под «транзитом власти»? Это смена высшего руководящего лица или же всей политической системы?

- Транзит власти - это смена общей системы отношений между властью и личностью. Нужно говорить не о транзите власти, а о трансформации власти, потому что транзит предполагает изменение персонального состава, переход власти от элиты к контрэлите, а если мы говорим о трансформации власти, то имеем в виду изменение курса. 

Я убежден в том, что начало перемен может быть связно еще с действующей властью. Как начало перемен в Советском Союзе было связано с деятельностью КПСС времен Горбачева, начало перемен в Польше было связано с деятельностью Войцеха Ярузельского, без которого демократизация была бы не возможна. Напомню, что делегацию власти на круглом столе тогда возглавлял тот самый генерал Чеслав Кищак, который ранее был причастен к расстрелу рабочих. 

Поэтому вопрос не в том, чтобы изменить лицо, сидящее во главе стола, а в том, чтобы изменилась система взаимоотношений между властью и личностью. Власть должна стать демократической, человек должен стать свободным в выборе. Если это произойдет, значит, все было не зря.

- Почему вы думаете, что эпоха Лукашенко может завершиться реформами?

- Мне рассказывали об эпизоде во время двухчасовой встречи Александра Лукашенко с руководителем консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в Минске послом Хансом Георгом Виком, которого переводил тогдашний министр иностранных дел Антонович. Посол тогда сказал Лукашенко: вы понимаете, что ваша Конституция опасно прежде всего для вас самого в тот момент, когда власть перейдет к вашим наследникам? На что тот ответил - а вы уверены, что я оставлю им эту Конституцию? 

Я убежден, что нынешнюю модель, идеально отлаженную для современной диктатуры, Лукашенко не будет оставлять своим преемникам. Гарантией его безопасности в будущем является демократия. Он имеет еще шанс запустить этот демократический процесс. Но сделает он это за год-два до своего ухода.

- Что стоит за разговорами президента о смене Конституции? Он действительно готовит почву для преемника, или хочет еще больше упрочить свою власть?

- Он просто готовится изменить общие рамки полномочий главы государства, правительства, для т о чтобы ни у кого не возникало соблазнов беспрепятственно свести с ним счеты. Если он решит этот вопрос, он поступит правильно. Стране нужна демократизация, он в состоянии сделать это достаточно мягко, при нынешнем кадровом составе и контроле за исполнительной властью. Дай Бог, чтобы ему хватило мужества это сделать, потому что единственное, что ему может помешать, это его собственный страх. Страх перед будущим – все-таки у него еще маленький сын, у него есть внуки, скорей всего, он доживет до правнуков. Страх за их будущее может заставить его сделать какие-то глупости. Но именно поэтому ему нужно добиться мирной передачи власти.

- В стране, где долгое время правит один человек, какие существуют механизмы передачи власти, чтобы избежать кризисных ситуаций, войны?

- Человек, который придет к власти после Лукашенко, не должен быть чересчур идеологизированным идиотом. Приведу в пример Украину. С моей точки зрения, в 2014 году партия «Свобода», когда инициировала немедленное изменение статуса русского языка как языка регионального общения, дестабилизировала ситуацию в стране. Понятно, не было бы этого повода - Россия могла бы найти другой, но это не значит, что нужно быть идиотом и давать такой лежащий на поверхности повод самим. 

Я надеюсь, что новая белорусская власть, кто бы ни пришел, будет достаточно умной, что она не станет заниматься избиением инакомыслящих, не будет преследовать самого Лукашенко и его ближайшее окружение, в первую очередь – семью. С моей точки зрения, рейтинг Лукашенко в момент его ухода все еще будет значительно выше, чем рейтинг любого другого политика. И это является достаточной гарантией, чтобы избежать возможных катаклизмов.

- Кто наиболее вероятный кандидат, чтобы стать преемником Лукашенко? Звучат разные версии. При этом сам Лукашенко в ряде своих интервью отвергал возможность азербайджанского сценария – передачи власти по наследству.

- Здесь важна не персоналия, важна система, полномочия. Лукашенко же тоже не сразу стал диктатором. Были времена – первоначально, во всяком случае, – когда на заседаниях правительства ему открыто возражали члены правительства, председатель Нацбанка. Узурпация – это процесс. 

В данном случае, абсолютно безразлично, кто будет преемником. Вопрос в том, что этот человек должен занять четкую позицию, и Лукашенко должен поверить, что этот человек сдержит слово, которое даст публично, не кулуарно, не при наличии какого-то компромата. Лукашенко должен поверить, что этот человек действительно гарантирует ему и его семье безопасность.

- А с какого момента Лукашенко стал диктатором?

- Апрель 1995 года, так называемая «эвакуация» депутатов накануне майского референдума. Тогда он перешел черту.

- В последнее время российские СМИ активно обсуждают варианты, кто бы мог заменить Александра Лукашенко на посту.

- У Александра Григорьевича крепкие нервы, чтобы перенести этот лай. К тому же, он точно знает: та собака, которая гавкает, она боится укусить.

- Как вы думаете, на фоне обострения отношений с Россией в Кремле могут всерьез рассматривать варианты смещения Лукашенко и замены его на более лояльного к РФ политика?

- К сожалению, в своем время большую глупость совершила белорусская оппозиция, обвиняя Лукашенко в том, что его поставил Кремль. Лукашенко был избран в 1994 году белорусским народом. Кремль к этому не имел никакого отношения. Все, что последовало потом, было результатом различных технологических приемов вплоть до прямого насилия над волеизъявлением народа. Но это делала белорусская, а не спустившаяся с неба или из Кремля власть.

- То есть вы вообще не рассматриваете силовой вариант смены власти в Беларуси?

- Послушайте, даже в маленькой Черногории это не прошло! Я не верю в военный переворот в Беларуси, не верю в дворцовый переворот, не верю в революцию. Я верю в то, что может быть трансформация, могут быть переговоры между элитами, по примеру польского круглого стола, когда те, кто стрелял и сажал, садятся за стол переговоров с теми, кого они сажали.

- Научиться говорить друг с другом – пожалуй, самое тяжелое.

- Но я не вижу другой реальной альтернативы. Это важно, это то, что мы можем действительно сделать.


17:47 17/02/2017









Уважаемые посетители сайта.  Для вашего удобства мы подключились к самому популярному в мире стороннему сервису комментирования Disqus
Он позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее о всех плюсах и минусах Disqus читайте здесь.
Из уважения к Ветеранам нашего Клуба Партизан, мы также оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...
ссылки по теме
Юрист РЭП: Беларуси нужен собственный Нюрнбергский процесс
Павел Усов: За все, что происходит в стране, отвечает лично Лукашенко
Творцы призраков


загружаются комментарии