«Войну в Украине можно было остановить еще два года назад» 119

Белорус Валерий Седюков, бывший десантник, рассказал о том, как пытался остановить войну в Украине в 2015 году. Политики, на его взгляд, сделать это не в состоянии.

«Войну в Украине можно было остановить еще два года назад»
Белорус Валерий Седюков  входит в состав международной миссии ОБСЕ, которая занимается мониторингом ситуации на воюющем Востоке Украине.

До недавнего времени бывший десантник  Валерий Седюков также возглавлял ревизионную комиссию Международного Союза десантников, костяк которого составляют российские ветеранские организации. Однако после начала войны на Донбассе Валерий Анатольевич, заняв откровенно проукраинскую позицию, был вынужден покинуть эту должность.

Сейчас Седюков регулярно бывает в зоне АТО.  Он видит эту войну изнутри.  О своем видении конфликта на Востоке Украины он рассказывает «Белорусскому Партизану».

— Перед событиями на Донбассе я еще был в должности председателя комиссии Международного Союза десантников, — говорит Седюков. — После захвата Славянска пророссийскими силами стало понятно: организация должна как-то реагировать. Я приехал в Москву и задал прямой вопрос: что будем делать, как ко всему этому относиться?  А как в России могли отнестись к этому конфликту? Там на каждом углу, из каждого утюга доноситься: «Россия могучая, Россия великая…» Пропаганда и   накачка очень страшная. Российские десантники решили помогать своим, защищать Украину от пришедших к власти «бандеровцев». 

Несколько ветеранских организаций подписали совместное заявление,  в котором было написано: «На Востоке Украины разворачивается народное сопротивление фашиствующей «майданной власти», которая при помощи бомб и снарядов пытается установить в стране свои порядки. Развязана война против собственного народа. Мы не можем оставаться безучастными перед лицом этой трагедии». 

Документ подписали — от российского Союза ветеранов Афганистана полковник запаса Клинцевич, от Союза десантников России герой Советского Союза Востротин, от общественной организации «Офицеры России», ветеран группы «Альфы» Шевчук  и от общественной организации «Боевое братство» полковник запаса Шорохов.  Я до сих пор считаю, что именно с этого началась война в Украине. Точнее, началась она немного раньше, но в том числе и это заявление сыграло свою роль: это был своеобразный карт-бланш для участия членов этих организаций в войне.

В бою за Донецкий аэропорт погибло несколько десятков российских спецназовцев, как их тогда называли «отпускники». Сейчас в российском Сергиевом Посаде есть мемориальная доска с их именами. Её открывал упомянутый мной Франц Клинцевич. Смею предположить, что в Донецке погибли его люди…



 С момента подписания этого заявления прошло три года. И какой результат? И с той, и с другой стороны гибнут люди, молодые ребята, погибают мирные жители. И до сих пор нет ответа на вопрос: зачем все это, ради чего было затеяно? 

— Вы были на Востоке Украины с самого начала боевых действий, еще в 2014-м. Как вы для себя понимали, то, что там происходит?

— До событий на Донбассе я как представитель Международного Союза десантников попал в Крым. Если хотите, был там в качестве «арбитражного человека». Во-первых, то, что войны никто не хотел. Да и сами крымчане не верили, что русский будет стрелять в украинца и наоборот. Тем не менее, к  худшему готовились. Я собственными глазами видел, как на базе «Артек» в Симферополе была развернута база по приему беженцев.  Руководил приемом и размещением беженцев председатель Союза десантников Крыма Валерий Кузьменков. Я видел, что люди не хотят этой войны. Я видел также  и то, что тогда,  в 2014-м году украинская армия была небоеспособна. Вообще. Те воинские части, которые выходили из Крыма, выходили спокойно. Это я к чему говорю. Украинское государство было бессильно перед военной угрозой со стороны России. В первое время Украину спас всплеск патриотизма, армии помогали волонтеры. Отвечая на ваш вопрос, ради чего начались эти боевые действия… Я думаю, что даже сейчас, спустя три года с начала этих страшных событий, никто не понимает, зачем эта война…

— Украине эта война не нужна… Страна воюет за свою независимость…

— Украина, понятно, воюет за свою целостность… А россияне, которые приезжают на эту войну, во многом подвластны пропаганде. Хотя сейчас  и Донецк, и Луганск — фактически российские территории, хотя бы потому, что самая ходовая валюта там — российский рубль. Украинская гривна там не ходит.  Там работают российские банки, зарплата у людей — в российских рублях…

Если не брать политику и политиков, то простые люди, простые солдаты давно хотят мира. Но не знают, как его достичь.  Конфликт зашел настолько далеко, что кажется, никто не знает, как его остановить. Приведу простой пример. В качестве представителя ОБСЕ я был в расположении «ополченцев». Разговаривал с одним из них. Саша, назовем его так — снайпер. Я спросил у него прямо: «Ты зачем в украинских солдат стреляешь? Ведь у многих из них есть дети, они будут страдать…». Ответ был такой: «Ну и пусть дети страдают…». Я уверен, что и с украинской стороны у украинских военных похожие настроения. Войну затеяли политики, а погибают простые люди, обычные офицеры и солдаты. И, понимая это, мы еще в 2015-м году предприняли попытку остановить кровопролитие…

— Каким образом?

— Не политическим, потому что российские политики представляют украинцев, воюющих за свою землю – фашистами. Поэтому нужно было искать выход в другом. В том же Союзе десантников состоят и украинские, и российские и белорусские организации. Есть личные контакты руководителей этих организаций: украинцев с русскими и наоборот.   
В 2015-м году в украинском Днепре отмечалось 85-летие ВДВ. Туда съехались бывшие десантники со всего СНГ.  Я позвонил в Москву  Александру Маргелову — сыну легендарного Василия Маргелова. Позвонил и говорю: «Александр Васильевич, вам нужно приехать в Днепр». Я был убежден, что если он выступит с трибуны в Днепре и публично скажет, чтобы все российские «контрактники» и «отпускники», воюющие на Донбассе, покинули зону боевых действий, то эффект был бы покруче любых минских соглашений. Мой расчет был прост: если политики не могут остановить войну, то это может сделать человек, авторитет которого незыблем. Человек-глыба, человек-скала. Кандидатуры лучше, чем Александр Маргелов, было не найти. И он поначалу своё согласие дал. Мы со своей стороны гарантировали его полную безопасность в Украине, пообещали, что ни один волос не упадет с его головы. Стали ждать. Но в самый последний момент он перезвонил и ехать в Днепр отказался, сказав: «Как мне хочется быть с Вами на берегу Днепра, как мне хочется Вам многое сказать, но приехать не могу…  Это может «не понравиться людям в определенных кругах»…

— Он имел в виду круги политические?

— Скорее всего. Но я убежден, что на сегодняшний день политики не в силах остановить эту войну. Сколько раундов «минских переговоров» уже прошло — пятнадцать или двадцать? Эффект ведь нулевой. У меня иногда складывается такое впечатление, что «переговорщики» приезжают в Минск для того, чтобы сходить в казино, развеяться. За столом переговоров нет простых солдат. Людей, которые реально воюют.

— Но вы уверены, что эта война рано или поздно закончится?

— Уверен. Но тогда встанет другой болезненный вопрос: «Кто ответит за гибель людей?» Я лично знал семь человек, семерых солдат, которые погибли на этой войне — и с той, и с другой стороны. Взаимных упреков украинцам и русским не избежать на долгие годы вперед. Но я до сих пор уверен, что договариваться должны не политики, договариваться должны воюющие люди.



Наверное, не открою Вам секрета, если скажу, что и обмен пленными зачастую происходит благодаря личным контактам украинских и российских командиров. Когда  в плен в Славянске попали украинские десантники из 25-ой бригады, то переговоры по их освобождению вели бывший начальник разведки ВДВ России Павел Поповских и  ветеран ВДВ Украины Сергей Власенко. Люди, давно знающие друг друга. Поговорили, договорились. Наверное, нескромно говорить о себе, но и при моем участии в переговорах с российской стороной было освобождено шестеро украинских военных. Сыновья вернулись домой живыми, обняли матерей и жен…  На личном уровне, на уровне личных контактов и переговоров эта война и закончится…

— Вы — белорус, не боитесь, что нечто подобное может случиться в Беларуси?

— Как говорят, хочешь мира — готовься к войне. Сейчас мир видоизменятся, любая искра может спровоцировать конфликт. И я не уверен, что белорусская армия на сегодняшний день готова на 100% для его решения. Конфликт в Украине показал, например, что многие генералы — «паркетные военные», а не боевые. Война в Украине, особенно в первые месяцы, была народной. На защиту страны встал народ. А кадровая  армия на первых порах просто «потерялась». Это сейчас украинские военные — одни из самых подготовленных в Европе.  Дай Бог нам не узнать, насколько хорошо, или насколько плохо на сегодняшний день подготовлены наши военные…

21:41 10/03/2017









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...
ссылки по теме
Украина требует от ООН признать Россию агрессором
У Путина изменилось мнение насчет миротворцев на Донбассе
Bloomberg: Путин засылает в Украину "троянского коня" через предложение о миротворцах


загружаются комментарии