"Милиционеры не должны жаловаться". Бывший начальник РУВД о работе правоохранительных органов 1

Сержант, который в новогоднюю ночь выстрелил в пьяного минчанина, пришел в милицию, окончив полугодовые курсы.

"Милиционеры не должны жаловаться". Бывший начальник РУВД о работе правоохранительных органов

Сотрудник милиции выстрелил в пьяного человека, в Борисове милиционеры отказались выходить на работу, Витебляне жалуются на брутальное задержание ОМОНом. Кажется, что в последнее время все чаще появляются новости, в которых звучат претензии в адрес силовиков. В интервью TUT.BY бывший сотрудник милиции Олег Гайдукевич рассказал о том, как работают правоохранительные органы и почему участковый не может требовать фиксированный рабочий день.


Сейчас Олег Гайдукевич первый зампред Либерально-демократической партии, а до этого почти 20 лет проработал в милиции. Последняя должность — начальник Фрунзенского РУВД Минска. 


И тогда, и сейчас Гайдукевич готов обсуждать любую проблему, которая касается правоохранительных органов. Бывших милиционеров, считает, не бывает.

— Когда читал интервью сотрудников Борисовского РУВД, где они жаловались на жизнь, чуть не прослезился. После этой истории (в Борисове участковые месяц отказывались выходить на работу, позже их уволили. — Прим. TUT.BY) возникло двоякое чувство. Первое — с ними все-таки недоработало руководство, может, их упустили еще во время учебы. Второе — они, наверное, ожидали чего-то другого от своей службы. Потому что нагрузка в Борисове не сравнима с Минском. Какие серьезные преступления происходят в Борисове или Кричеве, где милиционеры тоже оказались недовольными? Ну, курицу или корову раз в месяц украли. Что тогда должны говорить участковые инспектора из Фрунзенского или Партизанского РУВД Минска, где нагрузка в 10 раз больше, чем в Борисове или Кричеве? В столице больше жителей, больше правонарушений и преступлений. Посмотрите, как строится Каменная Горка или Сухарево. Дома растут как грибы, а количество участковых остается прежним. Оперативная обстановка совершено другая, в сводке каждый день может быть по 15−20 преступлений.

Мое мнение — офицеры не должны бегать по СМИ, лить слезы и рассказывать, как им плохо. Ты к министру на прием сходил? Нет. В милиции есть с кем разговаривать, к кому обратиться за помощью, не бывает так, что все плохие и только ты один хороший.


— Но ведь и подчиненные в глазах руководства стали плохими после этих скандалов.

— Если в коллективе что-то происходит, вс да есть вина руководства. По-другому быть не может. В этой ситуации я бы всех на несколько дней перевел работать в Минск, пусть бы увидели, что такое настоящая нагрузка, сравнили бы со своей. Когда милиционер из провинции жалуется, что его 20 раз за год перевели на усиленный вариант несения службы, я могу ответить — в Минске каждый день усиленная нагрузка.

«Милиционер не может уйти домой в 6 вечера, потому что он не работает, а служит»

— В Борисове парни проработали участковыми инспекторами всего два года и уже «эмоционально выгорели». Понятно, что в милиции нет штатных психологов, но есть ли какая-то система, которая помогает избежать этого?


— Обычно за каждым молодым сотрудником, согласно приказу министра, закрепляется наставник. И тут очень важно: этот человек авторитет для нового сотрудника или нет. Имеет значение все: кто начальник РУВД, кто его заместители. Как и в любой профессии, важно, в какой коллектив ты попадаешь. Например, мне в свое время повезло. Я пришел в ОБЭП Фрунзенского РУВД, это был сильнейший коллектив. Старшие оперуполномоченный задерживали серьезных должностных лиц, мне было с кого брать пример. Я видел их заряд на работу, они сутками сидели в РУВД. К примеру, если работали по громкому делу, могли три дня не выходить из кабинета. И как ты уйдешь домой, глядя на них? Сразу проникаешься уважением и тоже остаешься на работе. Но есть и другие примеры. Можно попасть в коллектив, где бездельники и тунеядцы. И ты сразу проникнешься этой атмосферой и станешь таким.

Самое важное — в милиции невозможно работать, не любя эту профессию. Я всегда это говорил и буду говорить. Эту профессию нужно любить точно так же, как и профессию врача и учителя. Почему? Потому что здесь никогда не было и не будет фиксированного рабочего дня. Это невозможно. Милиционеры не работают, а служат. И это существенная разница. Сотрудник милиции не может прийти в 9 утра, а уйти домой в 6. Нужно морально быть готовым к тому, что служишь столько, сколько надо.


— Выходит, про выходные можно забыть?

— У милиционера никогда не было фиксированного выходного, он не может знать заранее: сможет отдохнуть в ближайшую субботу или нет. Ведь может случиться что угодно. Готовы ли все к этому психологически? Например, ты только собрался домой в 8 вечера, но вдруг раздается звонок из дежурной части: кого-то убили или избили. Соответственно, все остаются на работе. Когда у меня родился первый ребенок, я его не видел, дочка выросла без меня. Уходил, она еще спала, приходил — уже спала. Иногда виделись по воскресеньям.

Поэтому служба заключается в том, чтобы милиционер постоянно находился на работе. Предполагается: 25 лет он отрабатывает в другом, более напряженном режиме. Милиционеры не должны жаловаться. У них хорошая зарплата и достойная пенсия. Ты офицер, который носит погоны, и этим ты отличаешься от других.


«Палочной системы давно нет»

Сотрудников милиции проверяют на стрессоустойчивость? Или берут всех желающих, а уже в работе становится понятно, кто готов морально служить в правоохранительных органах, а кто нет?


— Есть психологическое тестирование при поступлении в Академию МВД, при назначении на должность. Все это хорошо, но очень важна работа непосредственного начальника и того коллектива, куда он попал. Однако любая система не застрахована от ошибок, никто не может гарантировать, что все 100% молодых сотрудников — это стрессоустойчивые люди.


— Еще одна из основных претензий борисовских милиционеров — с них требовали показатели. К примеру, в ЛТП нужно было отправить определенное количество людей.

— Когда я пришел в милицию, палочная система действительно была. Она досталась нам с советских времен, когда раскрываемость преступлений была почти 100%. Это были сумасшедшие цифры, которых не могло быть в реальной жизни. Мы, молодые сотрудники, не понимали, что происходит. Когда министром стал Владимир Наумов, он стал жестко с этим бороться, вплоть до возбуждения уголовных дел в отношении милиционеров, которые подтасовывали статистику.


— Разве сейчас раскрываемость не под 100%?

— Нет, к примеру, краж — около 20%, это мировая статистика. Что касается убийств — гораздо выше. Это объяснимо. В 90-е годы было много заказных убийств, сейчас почти все бытовые.


— Вы хотите сказать, что сейчас палочной системы нет? Но ведь сами милиционеры говорят, что от них требуют показатели.

— Давайте не путать палочную систему с требованием результатов у сотрудников. Может, милиционер хочет, чтобы у него не спрашивали результат в конце месяца? Извините, а чем он занимался? Тогда мы должны признать, что у нас алкоголиков, наркоманов не стало, правонарушений и преступлений нет. Только в этом случае не нужно требовать результат. Но откроем сводку — все есть, пьяные устраивают дебоши, дерутся, воруют, не дают жизни соседям. Логично, что начальник требует работать с такими лицами, чтобы не совершились более тяжкие преступления. К примеру, если мужа отправляют в ЛТП, то женщины благодарят сотрудников милиции, потому что полгода семья отдыхает от мерзавца. И в ЛТП непросто направить, нужно составить три административных протокола, необходимо желание родственников, решение суда. Так должен ли начальник РУВД спрашивать: «Какая работа проводится по направлению в ЛТП?». Должен. На заводе же спрашивают у рабочих, сколько гаек они отточили. Поверьте, это сказки, что любой ценой нужно составить определенное количество протоколов.


«Участковый должен работать мозгами, а не кулаком и дубинкой»

— Насколько правильно отправлять молодых сотрудников, которые только-только окончили академию, идти работать участковыми? Они морально и физически готовы к такой нагрузке?

— Омоложение сотрудников идет не только в аппарате МВД, но и всех госорганах. Посмотрите, сколько молодых людей работает в исполкомах. Это логично: время изменилось, демографическая ситуация стала другой, на место поколения советских сотрудников пришло новое. Что касается вопроса, готовы или не готовы: если милиционер окончил академию МВД, то он на 100% должен быть готов. Потому что, перед тем, как стать курсантом, он принимал присягу и сразу начал служить. Со второго курса будущие милиционеры уже участвуют в охране общественного порядка.

Другое дело, что есть сотрудники, которые приходят из гражданских вузов. Они полгода проходят стажировку, обучение и начинают работать в РУВД. Возможно, это небольшой срок. Но если не принимать на работу их, то можно вообще столкнуться с некомплектом штата.


Раз уж мы затронули эту тему. Сержант, который в новогоднюю ночь выстрелил в пьяного минчанина, пришел в милицию, окончив полугодовые курсы. Потом министр внутренних дел признал: подчиненному сотруднику не хватило физической и моральной подготовки.


— Сержанту действительно не хватило профессиональных качеств, и этого отрицать нельзя. Но самая большая ошибка в том, что он пошел один. Если же брать закон «О милиции», то сотрудник действовал правильно, выстрелив в пьяного дебошира.


— Так ведь не было предупредительного выстрела. Первая пуля пошла в ногу.

— В законе прописано: если сотрудник не может по объективным причинам сделать предупредительный, он его не делает. Уверен, если бы сержант был с напарником, этой ситуации можно было избежать. Тут простая психология: пьяный парень открывает дверь, перед ним стоит молодой невысокий милиционер в форме, где-то подсознательно это провоцирует хулигана. Нельзя нарушать приказ министра, где четко указано: на вызов нужно ходить вдвоем. Может, ему показалось, что шум в квартире — это ерунда и он сам справится с ситуацией. Нас всегда учили: ты идешь в квартиру, а там может сидеть рецидивист с пистолетом, поэтому ты не знаешь, куда и к кому ты идешь. Всегда нужно страховаться.

После этой истории возникает и другой вопрос. Участковые милиционеры должны быть больше интеллектуалами или крепкими парнями? Мне кажется, более актуальным первый вариант. Участковый должен быть образованным человеком, который работает мозгами, а не кулаком и дубинкой. Но физическую подготовку никто не отменял. Сержант действовал законно, но не профессионально.


«Не нужно выносить приговор всей системе из-за одного нерадивого сотрудника»


— Что касается применения огнестрельного оружия на законодательном уровне, то у нас оно мягкое, во всем мире гораздо жестче. К примеру, в США, если ты не положил руки на руль, полицейский имеет право применять оружие. У наших милиционеров нет особых полномочий. Думаю, их необходимо расширить именно на вызовах. Приведу простой пример. Множество людей страдает от шумных соседей, алкоголиков, дебоширов, наркоманов. Люди годами пишут заявления, вызывают милицию. Наряд приезжает, дверь закрыта, часто на этом все заканчивается. Нужно действовать иначе: на законодательном уровне закрепить, что если правонарушитель дважды не открывает дверь, милиционер имеет право ее взломать и увезти дебошира в изолятор. Мы думаем о каких-то правах, но не думаем о правах людей, которые страдают. Такая система работает во всем мире. Вы не будете безнаказанно шуметь в Германии или Австрии, даже в собственной квартире. А у нас все идет с советских времен, где самое главное — это профилактика. От этих бесконечных бесед в коллективе нужно давно отходить, они ничего не дают. Ни один алкоголик не бросит пить, потому что его прилюдно учат жизни. Сколько сил, времени на это тратится, а результат почти нулевой.

— Олег, как считаете, почему в истории с новогодней стрельбой многие читатели встали на сторону осужденного парня, а не потерпевшего милиционера?


— Во-первых, те, кто занял такую позицию, наверное, не попадали в ситуацию, когда им мешали жить соседи. Во-вторых, во всем мире милиция или полиция — это карательный орган. Она вынужденно общается с теми, кто совершает преступления. Милиционеры редко приходят к хорошим людям, только тогда, когда у них что-то случилось. В основном, приходится наказывать, и во всем мире есть некое психологическое отношение к полиции.

— Негативное?

— Не совсем, более критическое: «Вот опять незаконно привлекли». Надо признать, МВД тут недорабатывает, нужно больше работать над имиджем, рассказывать о героях, хороших и достойный сотрудниках. Недавно простой прапорщик выскочил на дорогу и спас ребенка. Для меня он герой. Думаю, для других тоже. Если возвращаться к стрельбе в новогоднюю ночь, то люди думают: «Почему этой ситуации нельзя было избежать?». Сержант законно применил оружие, но лучше, чтобы этого вообще не было.


Почему в последнее время так много скандальных историй, связанных с милицией? То сотрудники ворвутся в троллейбус, задерживая людей, то применяют силу в РУВД.


— Я не думаю, что их много. Просто с учетом того, как быстро развивается интернет, каждый человек может стать ньюсмейкером. Все события предаются огласке, детальному разбору. Однако давайте не будем забывать, что в милиции много делается хорошего. Милиционеры раскрывают преступления, спасают людей, помогают им. Хотя я всегда повторяю: в любой сфере есть негодяи и мерзавцы. Есть плохие сотрудники МВД, но есть плохие учителя, врачи, сотрудники на заводе. Но не нужно сразу выносить приговор всей системе из-за одного нерадивого сотрудника.


Но если посмотреть на проходные баллы в академию МВД, кажется, что уровень милиции становится ниже.

— Мне тоже не понравился в этом году конкурс в академию. Когда я поступал туда в 1994 году, это был один из самых престижных вузов, куда было сложно попасть. Конкурс был, как в БГУ. Сегодняшнее поколение больше думает о деньгах, о зарплате. Престиж госслужбы оставляет желать лучшего, это проблема всей страны. Кто из выпускников вуза хочет идти работать в госаппарат? Желающих мало. А люди должны хотеть служить в милиции, понимая, что обеспечит их жизнь, жизнь их детей.


Разве сейчас сотрудники милиции мало зарабатывают?

— По сравнению с другими — достаточно. Но зарплата должна расти у всех, одним стражам порядка повышать нельзя. Да, сейчас у милиции есть хороший соцпакет: медицинское обслуживание в поликлинике и больнице МВД, ведомственные садики, служебное жилье, есть возможность построить квартиру. С учетом этого согласитесь, что сотрудники милиции из Кричева и Борисова не самые несчастные и бедные люди.


Сейчас в МВД идет сокращение штата, который непосредственно не связан с оперативной работой. Мое мнение — это правильный путь. За счет этого можно увеличить зарплату участковым инспекторам, оперативным сотрудникам, в том числе повысить имидж правоохранительных органов. На мой взгляд, большинство милиционеров любит свою работу, готовы многим пожертвовать ради нее. И на таких профессионалах держится МВД.


10:16 12/08/2017









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...
ссылки по теме
Олег Гайдукевич будет участвовать на очередных президентских выборах
Зампред ЛДПБ: Бело-красно-белый флаг носили предатели и фашисты
Ольга Карач жалуется на Олега Гайдукевича администрации Фейсбука


загружаются комментарии