"Я не человек чрезвычайной воли, но выдержал…". Правила жизни за решеткой от Николая Дедка

Анархист, бывший политзаключенный, а сегодня журналист и студент ЕГУ Николай Дедок представил книгу "Краски параллельного мира" и рассказал, зачем ее написал.


"Я не человек чрезвычайной воли, но выдержал…". Правила жизни за решеткой от Николая Дедка
Книга состоит из 13 эссе, посвященных времени пребывания Дедка за решеткой. Николая арестовали в 2010-м году вместе с несколькими соратниками и обвинили в нескольких эпизодах, самый громкий из которых — поджог машины на территории посольства России. В результате Дедок получил 4,5 года заключения.

О книге, процессе ее написания, тюрьме как институте и правилах жизни в ней, Николай рассказал во время камерной презентаций издания в Гродно, передает Белсат.



Нужно поделиться… но с кем?

Тюрьма – это настолько специфическая ситуация для человека, который там не был, что невольно появляется неимоверное количество эмоций. Вместе с тем, появляется потребность ими поделиться. Если рядом люди, с которыми делиться ты не очень хочешь, остается только рефлексировать все внутри себя или — довериться бумаге.

Игорь Олиневич, который проходил со мной по одному делу, так и сделал — начал писать в тюрьме. Это рискованно, потому что все твои записи могут забрать в любой момент или на выходе. Я решил писать уже после освобождения, когда, вдобавок, смог взглянуть на свой тюремный опыт с расстояния. Так возникла книга.

Правда, но без крови и кишок

Многие спрашивают: «Как там?» Ждут, что есть какая-то инструкция или курс по выживанию в тюрьме.

Объяснить это все невозможно, только пережить, почувствовать лично. Если коротко, то тюрьма — что-то среднее между армией, по контролю, и психушкой, по степени иррациональности того, что видишь изнутри.

В книге нет моментов, которые бы вызвали шок: крови, кишок, насилия… Я специально решил не описывать наиболее брутальные эпизоды, ведь мы и так живем в запуганном обществе. Поднимать градус страха среди людей не в моих интересах.

Следователи не полубоги, их можно обыграть

Один из самых страшных моментов в тюрьме – перманентная атмосфера неизвестности. Человек, который туда попадает впервые, просто не представляет ни методов следствия, ни внутренних правил и опасностей, ни аспектов быта.

Этим удачно пользуются оперативники, чтобы «колоть» подследственных без применения насилия, просто пугая и нагнетая атмосферу… и люди «колются»! На самом деле, я очень хотел в книге снять сакральную завесу с методов следователей, показать, что они не полубоги, их методики довольно примитивные. Короче, мы можем их обыграть.

«Блатная романтика» и пищевая цепочка

В книге я также хотел поспособствовать деромантизации криминального мира. Дело в том, что бандиты у нас традиционно окружены романтическим ореолом: творцы от Гюго до Высоцкого с Кругом этому поспособствовали. Мол, уголовники злые, но живут «по-справедливости», каждый из них «немножко Робин Гуд» и т.д. На самом деле, все не так.

Вся выстроенная заключенными иерархия в тюрьмах напоминает пищевую цепочку, в которой чем выше у тебя статус, тем меньше у тебя моральных качеств: ты готов переступать через людей, подставлять, сдавать. Это своеобразный отрицательный отбор. Поэтому порядочных людей намного больше шансов встретить среди «мужиков», чем среди т.н. «блатных».

«Петуха» даже кулаком не бьют — или ногой, или табуретом

Тюрьма — это кастовая система. Есть, например, каста «петухов», к которым нельзя прикасаться, от которых нельзя ничего брать, на нары которых нельзя садиться. «Петухов» даже не бьют кулаками — только ногами или предметами мебели, табуретом, например. Их обязанности самые грязные, чистка туалетов в том числе.

Любой контакт с «петухом» переводит тебя в тот же статус. Я знаю о нескольких случаях, когда «политических» намеренно следователи пытались в этот статус перевести через своих агентов из числа заключенных. Это очень сильное давление. Если будет приказ следователей — туда, в «петушатню», могут забросить практически каждого… По мне, по-видимому, напрямую не было приказа.

Как сопротивляться? Три совета

Как сопротивляться всему этому? Как не продаться за условно-досрочное освобождение, звонок домой или лишнюю передачку? Я знаю несколько тактик.

Во-первых, следует оглашать любые факты насилия и бесчинств со стороны администрации. Ведь любой преступник делает свое дело в темноте, а их надо выводить на свет. Пусть ваша жалоба в прокуратуру даже не выйдет за пределы зоны, все равно они будут знать, что ты не собираешься молчать.

Во-вторых, не поддаваться страху. Страх — мощнейший инструмент контроля, так как в зоне не столько бьют, сколько зэки боятся быть побитыми. Зачем администрации применять насилие, если можно работать на создание атмосферы страха? Если ты поддался этому — ты сломлен, с тобой можно делать что угодно.

В-третьих, помнить о стоимости благополучия. У человека есть потребности: сон, еда, статус, безопасность, контакты с близкими и т.д. Все это за решеткой, как не удивительно, распределяют сотрудники администрации. Если будет приказ — тебя будут лишать каждого из этих пунктов: лишат перадачек с воли, свиданий с женой…

Главное, помнить о вещах выше благосостояния. Сегодня ты откажешься от передачки или спокойного сна, но сохранишь себя как личность — это стратегически важно.

Выдержать может каждый

Теперь за решеткой в Беларуси примерно 40-45 тысяч человек. Ничего, вернутся, пусть даже сильно испортив здоровье. На самом деле, выдержать может каждый. Я же не человек чрезвычайной воли, но выдержал. Смог я, значит, сможете и вы.

17:59 14/08/2017









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии