«Портрет президента я повешу, но не раньше, чем все остальные его снимут»

Александр Ярошук, председатель Белорусского конгресса демократических профсоюзов, вспоминает, как портрет президента стал один из поводов снятия его с государственной должности. 


«Портрет президента я повешу, но не раньше, чем все остальные его снимут»
С момента назначения первым заместителем председателя Миноблисполкома в 1996 году я ждал, что неизбежно наступит день, когда в кабинетах чиновников будут вешать портреты президента.

И стал к нему готовиться – попросил своего друга Володю, художника-самоучку из Несвижа, мы с ним вместе служили в армии, чтобы он написал мне картину на сельскую тематику. Володя, даром что самоучка, с задачей справился блестяще, и вскоре стену в моем кабинете украшала копия картины русского художника Мясоедова, на которой была изображена крестьянская семья во время покоса.

Довольный собой, я уверенно смотрел в будущее. И оно наступило – однажды в кабинет вошел со свитой комендант здания, генерал в отставке, и хорошо поставленным командирским голосом произнес: «Александр Ильич, поступила команда – повесить портрет президента». Я ответил: «К сожалению, ничем не могу помочь. Место занято, портрет вешать негде». Однако наши генералы просто так не сдаются: «Раз нельзя повесить портрет у вас над головой, повесим на боковой стенке». Но и я был не лыком шит. «Во – первых, на боковой стенке не пристало висеть портрету президента. А, во-вторых, не делайте культ из молодого человека» – решительно бросил я и вышел из кабинета, чтобы отправиться повышать урожаи, надои и привесы на полях и фермах столичной области.

Утром, войдя в кабинет, я получил еще одно доказательство непобедимости наших генералов – на боковой стене висел-таки портрет Лукашенко. Мне ничего не оставалось, как нанести молниеносный контрудар. Одолев в несколько шагов расстояние до стены, я снял портрет и запрятал его в антресоль. Через полчаса в кабинет вихрем влетела секретарша Тамара и остановилась как вкопанная, словно натолкнулась на минное поле. «Ааа…где?…» – выдавила из себя Тамара. «Ааа… там…» – ответил я, указав глазами на антресоль. Тамара пулей вылетела из кабинета, чтобы через некоторое время вернуться с помощником Сережей. «Александр Ильич,» – в один голос горячо заговорили они – «это самоубийство, вы ставите на себе крест». «Почему?» – пожал я плечами и добавил. «Портрет я повешу, но не раньше, чем все остальные его снимут. Хоть сегодня готов сказать это президенту в глаза».

Спустя несколько месяцев пришлось разделить судьбу портрета – меня тоже сняли. Причины для этого были веские, и портрет, вероятно, был в их числе. Мой кабинет занял известный почитатель небожителей Константин Сумар и первым делом распорядился водрузить над головой портрет главы государства. Помощник Сережа никак не мог его отыскать и позвонил мне. Я указал точные координаты цели, и коменданту-генералу не составило труда исполнить, наконец, приказ, который возмутительным образом был саботирован. Со всеми последствиями для того, «кто не стрелял»…

10:07 07/10/2017









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии