Пропагандисты Regnum могут пополнить список белорусских политзаключенных

В списке политзаключенных правозащитного центра «Весна» сейчас два человека: Полиенко и Жемчужный. Но политзаключенными могут назвать и фигуранта «дела патриотов» Андрея Белявского и трех авторов шрвинистического российского ресурса Regnum.

Сколько в конце 2017 года в Беларуси политзаключенных?

На сайте правозащитной организации «Весна» в разделе «Список политических заключенных» можно найти сведения о двух политзаключенных, которых признали белорусские правозащитники. Это общественный активист Дмитрий Полиенко и правозащитник, бывший преподаватель Михаил Жемчужный, передает радио "Свабода".

Юрист «Весны» Валентин Стефанович подчеркивает, что это решение не только «Весны», а общее, и перечисляет партнеров - «Белорусский Хельсинкский комитет, Ассамблея неправительственных организаций, Дом прав человека имени Звоскова, БАЖ и другие, которые признали Полиенко и Жемчужного политзаключенными. 

Больше, по мнению правозащитников, в Беларуси политзаключенных нет.

«Дело так называемых антифашистов, в котором фигурирует Илья Воловик с друзьями, для нас однозначно хулиганское. Доказательств, что там какое-то политическое преследование, кроме определенных заявлений, нет никаких», - говорит правозащитник.

Дмитрий Полиенко

Социальный активист, бывший работник МТЗ Дмитрий Полиенко отбывает 2,5 года лишения свободы по обвинению в нападении на милиционера и распространении в интернете порнографии. Вина в этом он не признал и пояснил свое дело преследованием за политические взгляды. Правозащитники с этим согласились.

В прошлом году Полиенко уже был в списке политзаключенных, который на несколько месяцев оставлял. Это произошло после суда над активистом в октябре 2016 года. К тому моменту Полиенко отбыл почти 5 месяцев за решеткой после ареста в ходе уличной акции «Критическая масса» в мае 2016 года, когда он якобы порвал сотруднику ГАИ одежду. Пока Полиенко сидел на «Володарке» во время следствия, его признали политзаключенным и потребовали освободить.

Стефанович считает, что это сработало, потому что в итоге суд хотя и признал вину активиста доказанной и дал ему 2,5 года лишения свободы, но с отсрочкой. Активиста освободили в зале суда. Вскоре правозащитники исключили его из списка политзаключенных, но - ненадолго. 

Уже через полгода, после Дня Воли, активиста снова арестовали и судили за нарушение условий отбывания наказания. Условия он нарушил тем, что ходил на уличные акции и в Куропаты и громко протестовал в суде против несправедливых приговоров. Так условное наказание стало для Полиенко реальным.

Сейчас Полиенко сидит в Бобруйской колонии, где его уже несколько раз помещали в карцер. На свободу активиста выпустят лишь в будущем октябре.

«Если еще не "прицепят" ему 411 статью», - добавляет Стефанович.

Правозащитник напомнил, что известная правозащитная организация «Международная амнистия» недавно также признала Полиенко узником совести и готовит международную кампанию солидарности с ним.

Михаил Жемчужный

Бывший преподаватель из Витебска, один из основателей правозащитной организации «Платформа» Михаил Жемчужный отбывает 6,5 года заключения за якобы попытку приобрести засекреченную информацию о милиции и попытку дать милиционеру взятку. Это вторая отсидка Жемчужного. Белорусские правозащитники убеждены, что дело Михаила Жемчужного сфальсифицировано и что сделано это для того, чтобы отомстить ему за правозащитную деятельность.

«Это была провокация КГБ, однозначно», - говорит Стефанович.

По мнению правозащитников, ситуация с Жемчужном еще более сложная, чем с Полиенко. Свобода Жемчужному «светит» только через 3 года, причем ему также грозит 411 статья, которую применяют за «неподчинение законным требованиям администрации» и так добавляют к сроку год. У Жемчужного уже несколько взысканий, которые он пытается оспорить, но пока тщетно. 

К тому же на него оказывают давление, как когда-то на Андрея Бондаренко - пытаются перевести в разряд «заключенных с низким статусом». Но если за Полиенко покровительствуют международные правозащитники, то за Жемчужного - пока только белорусские.

«Его дело для иностранцев достаточно специфическое. Им трудно доказать, что Жемчужный реализовывал свое право, когда пытался приобрести за деньги у милиционеров их служебную информацию. Для нас - да, это точно понятно, что была провокация спецслужб, причем многократная. Так как его предложения приобрести информацию могли сразу остановить, но намеренно не прекращали, чтобы дать больший срок», - полагает Стефанович.

4 кандидата: 1 «легионер» и 3 «регнумовца»

«Посмотрим, что будет на процессе авторов "Регнума" и доведут ли до суда дело о патроне Белявского. От этого зависит, увеличится ли список политзаключенных. Пока на вступление в список 4 кандидата», - говорит Стефанович.

Правозащитник подразумевает уголовное дело о разжигании межнациональной розни, заведенное на белорусских авторов российского интернет-агентства Regnum Юрия Павловца, Дмитрия Алимкина и Сергея Шиптенко. Процесс над авторами, которых называют «белорусофоб», начнется 18 декабря в Минском городском суде.

«Нужно будет ответить на вопрос, это подпадает под допустимое ограничение свободы выражения убеждений или не подпадает. Если не подпадает, то это будет считаться политическим преследованием. Нам могут не нравиться их идеи, мы можем их абсолютно не поддерживать, но это не означает, что за них надо сажать в тюрьму», - говорит Стефанович.

Правозащитник обращает внимание и на то, что авторы агентства «Регнум» находятся под стражей уже более года, при этом официальные российские СМИ ведут в Беларуси свою пропаганду без каких-либо препятствий.

«Как это сопоставить? Возможно, они стали некой разменной монетой в играх нашего руководства с российским», - не исключает Стефанович.

Андрей Белявский

Четвертым кандидатом в список политзаключенных Стефанович считает бывшего фигуранта дела «Белого легиона» Андрея Белявского, которому на днях предъявили обвинение в хранении патрона. Если дойдет до лишения свободы по приговору, это однозначно приведет к признанию Белявского политзаключенным, предупреждает Стефанович. Однако в такой результат правозащитник почти не верит и ссылается на решение Следственного комитета по делу «Белого легиона».

«Если уж по нему признали, что якобы преступление было, но малозначительное, и дело закрыли, так что говорить об одном патроне, который хранился как сувенир? К тому же у нас уже есть пример дела несчастного француза, который 4 месяца провел в СИЗО за такой же патрон, но в итоге суд его оправдал. Будем следить. Думаю, и в деле Белявского результат будет такой же», - говорит Стефанович.

Экс-политзаключенные

В течение 2017 года в списке политзаключенных был активист Вячеслав Косинеров, которого обвиняли в порче скульптуры милиционера в Минске. Суд ограничился штрафом, после чего правозащитники вычеркнули Вячеслава Касинерава из списка политзаключенных.

В прошлом году так же оставил список политзаключенных блогер Эдуард Пальчиса, который до суда отбыл несколько месяцев за решеткой.

По словам Валентина Стефановича, совместные заявления правозащитников относительно признания того или иного активиста политзаключенным в последние годы действуют: «Либо освобождали вскоре, либо не сажали - но действительно часто помогало».

15:36 14/12/2017






Загрузка...
Loading...