Их опыт: какие референдумы прошли у соседей Беларуси по СНГ

Идея возможного референдума, вброшенная 1,5 года назад в белорусское информационное пространство, набирает силу. Все больше о ней заявляют представители власти, высказываются эксперты.

Их опыт: какие референдумы прошли у соседей Беларуси по СНГ
Однако никакой конкретики на этот счет до сих пор нет. Но Беларусь не единственная страна, которая любит побаловаться референдумами, поэтому Телеграф решил посмотреть, какие референдумы прошли у соседей нашей страны по СНГ.

Одной из первых о возможном референдуме заговорила еще в ноябре 2016 года Либерально-демократическая партия, которая себя относит к оппозиции и которую оппозиция относит к провластным партиям. Сделано это было после того, как глава ЛДП Сергей Гайдукевич, известный как спарринг-партнер на президентских выборах Александра Лукашенко, попал в верхнюю палату парламента, а его зам Анатолий Хищенко стал депутатом нижней.


Тогда либерал-демократы, в частности, предложили вынести на референдум три вопроса: переход на выборы депутатов всех уровней по пропорционально-мажоритарной системе, увеличение срока полномочий депутатов парламента и местных советов с четырех до пяти лет, срока полномочий президента - с пяти до семи лет. Провести референдум предлагалось в 2018 году одновременно с местными выборами. Но выборы прошли, а воз референдум и ныне там.

Тем не менее идея проведения очередного плебисцита никуда не делась. И в последнее время о ней стали говорить уже представители власти. Вот уже и глава Центризбиркома Лидия Ермошина рассказывает, за сколько – и в днях, и в деньгах – можно провести референдум. А председатель Конституционного суда Петр Миклашевич заявляет, что идет подготовка изменений в Конституцию, собираются разные мнения, учитывается международный опыт.

Да и сам президент отмечает, что со временем в Беларуси придут к обсуждению вопроса о внесении изменений в Конституцию. По его словам, судьи КС должны «взять лучшее из мирового опыта, но … не бежать следом за какими-то нормами какой-то конституции, чтобы кому-то угодить». Более того, он даже сам уже якобы готов поделиться своей властью. Правда, не до конца понятно с кем и какой. То глава государства говорит, что предстоит «Конституцию подкорректировать» и «какие-то функции от президента передать исполнительным органам власти, правительству, парламенту и тому подобное», то заявляет, что надо усилить роль исполнительной власти. И это при том, что он сам является представителем именно этой ветви. Хотя момент разделения полномочий, по его же словам, еще не наступил.

Сама идея проведения референдума в Беларуси не выглядит чем-то странным. За время президентства Александра Лукашенко их уже в нашей стране было три. И по результатам их всех президентская власть лишь укрепляла .

Результатом последнего референдума 2004 года стало то, что Александр Лукашенко больше не ограничен в возможностях избираться на высший пост в стране. Действующее до этого ограничение в два президентских срока было отменено, благодаря чему первый и пока единственный президент Беларуси смог переизбраться в 2006, 2010 и 2015 годах. Следующий рубеж нас ждет уже в 2019 или 2020 годах – власти пока не определились с датой.

Поэтому проведение очередного референдума не кажется в Беларуси чем-то нереалистичным. Хотя логика предыдущих плебисцитов подсказывает, что вероятность того, что глава государства не на словах, а на деле поделится властью хоть с кем-либо, не высока. Да и систематическое нежелание Минска идти на изменение избирательного законодательства (изменить порядок формирования избирательных комиссий и подсчета голосов, существенно сократить досрочное голосование и прочее), к чему призывают оппозиция и Запад, не говорит о росте плюрализма в будущем.

В целом же все предположения о возможных вопросах на возможном референудме больше напоминают гадание на кофейной гуще. Попытки же корреспондентов Телеграфа узнать подробности возможных изменений в КС и ЦИК ни к чему не привели – Фома кивает на Ерему, а тот валит на Фому.


Однако и в словах Миклашевича, и в словах Лукашенко прозвучала одна важная отсылка – «международный опыт». Постоянная же мантра официального Минска, что белорусы не готовы к радикальным реформам, подсказывает, что этот «международный опыт» следует искать не на Западе, а, например, на постсоветском пространстве, где местные лидеры также отметились в последние годы проведением референдумов. В чем же они заключались?
Лукашенко и Алиев

Так, в братском Азербайджане подобный плебисцит прошел в 2016 году. По его итогам, был увеличен срок полномочий президента (привет ЛДП!) с 5 до 7 лет, исключены положения о том, что президентом может быть избран гражданин от 35 лет и старше, введены должности вице-президентов и первого вице-президента, которому теперь будут передаваться полномочия при досрочном уходе президента с должности. Также глава государства получил право роспуска парламента и объявления внеочередных президентских выборов. А гражданам было предоставлено право избираться в парламент не с 25 лет, а с 18-и.

Частью своих полномочий Ильхам Алиев уже успел воспользоваться в этом году, когда назначил перевыборы себя на полгода раньше намеченного срока и переизбрался на новый, уже семилетний срок. Эти поправки открывают новые возможности, например, и для его сына – родившегося в 1997 году Гейдара, который теперь может и в парламент избраться, и президентом в случае чего стать. Напомним, что именно по наследству в 2003 году получил власть от своего умершего отца действующий президент, который незадолго перед этим стал премьер-министром (именно премьер до 2016 года получал президентские полномочия при досрочном уходе с должности президента). Теперь же новую должность первого вице-президента занимает первая леди страны Мехрибан Алиева (кажется, кто-то пересмотрел «Карточный домик»).

«Результаты референдума красноречиво свидетельствуют о высокой степени доверия азербайджанского общества к проводимому Вами политическому и экономическому курсу, направленному на сохранение стабильности, укрепление демократических ценностей, дальнейшее всестороннее развитие государства и прогресс», - говорилось в официальном поздравлении Александром Лукашенко Ильхама Алиева «по случаю убедительной поддержки гражданами Азербайджана предложенных конституционных изменений». Чем не намек?

Кстати, азербайджанский референдум прошел всего за два месяца до появления предложения ЛДП. А уже в нем было и продление полномочий, и их расширение, и даже разделение с исполнительной властью (вице-президенты – ведь тоже исполнительная власть), не говоря уже о том, чтобы создать трамплин во власть родственникам. Есть ли такие в Беларуси? Думаю, вопрос риторический.

Лукашенко и Рахмон

В том же году, что и в Азербайджане, состоялся референдум в Таджикистане. И снова здесь были схожие вопросы, касающиеся президентской власти. Так, президенту было разрешено баллотироваться на переизбрание неограниченное количество раз. Также был снижен минимальный возраст для кандидатов на пост президента страны - с 35 до 30 лет. И если первая поправка расширяла возможности Эмомали Рахмона, который правит страной, как и его белорусский коллега, с 1994 года, то вторая позволила стать президентом его сыну Рустаму, которому по случайному стечению обстоятельств в 2017 году исполнилось 30 лет.

В Армении конституционный референдум прошел в конце 2015 года. Согласно ему, президент страны отныне избирается не на 5 лет, а на 7 и не на прямых выборах, а депутатами и представителями органов местного самоуправления. Президент также теперь назначает премьер-министром кандидата от партии, победившей на парламентских выборах. А премьеру теперь подчиняются вооруженные силы, а сам он во время войны является верховным главнокомандующим.

Казалось бы, реформы ослабляют власть президента и дают более широкие полномочия правительству. Но тут есть один нюанс. Референдум проходил при президенте Серже Саргсяне, второй и последний срок полномочий которого истек в апреле 2018 года. Именно он является лидером правящей Республиканской партии, которая владеет более чем половиной мест в парламенте, и именно Саргсян является наиболее вероятным кандидатом на пост нового премьера, обладающего расширенными полномочиями при урезанных полномочиях президента. Такой вот относительно демократический вариант остаться у власти, не убирая ограничения на президентские сроки. Но в Беларуси таких ограничений нет, так что и смысла в подобных изменениях нет.

Президенты Саргсян, Лукашенко, Назарбаев, Путин, Атамбаев

Последний из недавних референдумов на постсоветском пространстве прошел в декабре 2016 года в Кыргызстане. Предложенные поправки фактически создали в стране новую систему управления, которую возглавил премьер-министр, получивший право лично назначать глав местной администрации, не консультируясь с местными советами, а также переводить судей с одного места работы на другое. Что-то похожее было в Беларуси в 1996 году, правда, в отношении полномочий президента.

Оппозиция заявляла, что цель нововведений - удержать власть в руках президента Алмазбека Атамбаева, если тот станет премьер-министром в 2017 году. Но премьером он так и не стал, хотя и президентский, и премьерский посты в стране продолжают занимать представители одной с ним Социал-демократической партии, которая таким образом точно расширила свои возможности. Да и сам Атамбаев от активной политической деятельности не отошел и продолжает встречаться и с народом, и с главами других стран.


Были расширены полномочия президента и урезаны полномочия парламента на референдуме 2017 года в дружественной Турции. В России в 2012 году для увеличения срока полномочий президента Владимиру Путину, согласно закону, референдум был не нужен, поэтому с этим заданием (увеличить срок полномочий в 1,5 раза) прекрасно справилась Госдума. Да и Компартия Китая в феврале 2018 года постановила отменить ограничения полномочий главы государства двумя пятилетними срокам, чему чрезвычайно был рад Си Цзиньпин, которому Александр Лукашенко регулярно передает «самые добрые поздравления и пожелания».

Так что в условиях, когда все твои друзья и единомышленники в президентских креслах только и делают, что продлевают свои полномочия, как можно белорусскому президенту пойти на урезание своих? Ну а поскольку многое из того, что было лишь недавно сделано в других странах, в Беларуси практикуется уже давно, то как здесь не последовать передовому азербайджанскому или таджикскому опыту, тем более что и смена подрастает?


08:44 14/04/2018






(0)
Загрузка...