Андрей Кравченко: «Все время пил воду из святого источника»

В отличие от ряда отечественных спортивных звезд, так и не сумевших раскрыть свой потенциал в Пекине, десятиборцу Андрею КРАВЧЕНКО это удалось. А ведь гомельчанину всего-то 22 года, да и завоевал он олимпийское «серебро» в тяжелейшей борьбе на последних метрах заключительного вида – кросс на 1500 метров.

— Андрей, перед бегом тебя и двух ближайших конкурентов разделяли 13 очков, сколь велико это преимущество в секундах?
— Всего 2 секунды. К тому же кубинец Суареш имел личный рекорд в этой дисциплине, на 10 секунд превосходящий мой. Но мне удалось «через не могу» финишным спуртом обойти его. Атлет очень сильный, на год меня младше. Но как он сам потом мне признался, пекинское  десятиборье его просто вымотало.
— У чемпиона американца Клея преимущество перед тобой, похоже, было не только в очках?
— За Клея в Пекине болели его бабушки, дедушка, мать, отец и брат. А помогали ему в достижении этого результата три тренера, массажист, медик и психолог. Мне бы такую группу поддержки!
— На предыдущих крупных турнирах, за исключением чемпионата мира в Осаке, ты, как правило, перекрывал свои личные рекорды сразу в 3—5 дисциплинах?
— А сейчас отличился только в трех. Очень тяжело было бросать копье, так как на шесте сорвал мозоли на обеих руках. И опасался еще больше поранить руку. По сравнению со своими лучшими достижениями ухудшение в Пекине в семи видах. В общей сложности недобрал около 300 очков. Иначе бы смог потягаться с Клеем. Два дня накануне выступления не спал. Не прошел акклиматизацию, не хватало адреналина, внутренних сил. Иногда чуть не терял сознание. Наверное, сказалось и то, что четыре месяца болел бронхитом и не мог тренироваться в полную силу.
— Елена Викторовна как напутствовала в дальнюю дорогу?
— Мама дала воду из святого источника. Пил на протяжении  турнира. Вообще-то, я суеверный человек. Перед международными соревнованиями стараюсь быть ангелом. Ничего плохого не делать, никого не обижать. Избегаю всякого негатива.  
— Доводилось ли выступать в более экстремальных условиях, нежели в Пекине?
— Нет, это мой самый трудный старт за три года вы-ступления на высоком уровне. А легкой атлетикой занимаюсь семь лет. Очень благодарен своему наставнику Ивану Петровичу Гордиенко, который меня и вывел в люди. Огромное спасибо главному тренеру сборной Анатолию Ивановичу Бадуеву за его содействие и советы и многим другим специалистам, которые приняли посильное участие в моем восхождении на Олимп.
— Осака пошла тебе впрок. Тогда ты был дисквалифицирован на планетарном первенстве из-за двух фальстартов в спринте?
— Очевидно. Набираюсь опыта.  
— Многоборцы — своеобразная семья, согласен?
— Мы все друзья. Француз Барош мне, как брат. Двукратный олимпийский чемпион из Чехии Шербле, как отец. Все атлеты очень доброжелательны, естественны, без подвохов. Помогают, советуют. Наверное, потому, что у нас тяжелейший вид спорта.  
— Какими качествами, прежде всего, должен обладать многоборец?
— Упорство, трудолюбие, а главное — желание. Два дня терпеть этот изнурительный состязательный марафон, в каждом виде стараться прыгнуть выше головы не каждый сможет. А в конце, когда уже, кажется, отдал все силы без остатка, — тяжелейший кросс.
08:29 27/08/2008




Loading...


загружаются комментарии