Черная полоса Максима Мирного

Максима Мирного в Нью–Йорке знают и любят. Настолько, что количество желающих сфотографироваться, взять автограф или просто пройти рядом с белорусом те 200 метров, которые отделяют корт от пресс–центра, не поддается исчислению. И это несмотря на то, что результатами в нынешнем сезоне Макс не блещет. Вот и на US Open черная полоса продолжилась. Об одиночном разряде мы уже и не заикаемся, но даже в паре, где Максим со своим недавним партнером Йонасом Бьоркманом какой–то год назад считался первым в мире, нынче дела идут хуже некуда. На кортах Нью–Йорка Мирный в паре с Джейми Мюрреем зачехлили ракетки на ранней стадии, подтвердив факт, что «не все в порядке в Датском королевстве...»

Черная полоса Максима Мирного

— Признаться, даже и не знаю, что сказать, — Мирный устало прислоняется к стене коридора, «автоматическим» жестом приветствуя расплывшегося в улыбке «секьюрити». — Настроение, конечно, не очень. Проигрывать вообще неприятно, а проигрывать в первом круге на турнире Большого шлема, где за последние 8 лет у тебя было 8 финалов и 4 титула, совсем тоскливо. Но, наверное, это тоже своего рода опыт, который нужно будет учесть в будущем...

— А оно будет? К тебе претензий почти нет, но с такой игрой, которую сегодня демонстрировал твой партнер...

— Мы ищем варианты. После Уимблдона, например, попробовали поменяться сторонами корта. Мюррей сыграл несколько турниров, пока я выступал в Кубке Дэвиса и на Олимпиаде, и сказал, что ему так удобнее. Мне без разницы — я согласился. Да и вообще, считаю, что лично я очень неплохо играл в Нью–Хэйвене и здесь, на US Open...

— Даже при том, что на обоих турнирах дальше первого круга пройти не удалось?

— Во–первых, оба раза мы проиграли лишь на тай–брейках. А во–вторых, я убедился, что чувствую себя хорошо, хочу и, главное, могу играть. Другое дело, что с Джейми у нас постоянно что–то не получается.

— А по–моему, дело в том, что ты просто не доверяешь ему. В том плане, что, играя с Бьоркманом или Бхупати, Максим Мирный всегда знал, что, допусти он какую–то осечку, партнер прикроет...

— По большому счету, ты прав. Но когда год назад я решал, с кем играть дальше, то прекрасно понимал, что ждать от 20–летнего Мюррея профессионализма Бьоркмана и Бхупати просто нельзя. Эти ребята — волки тенниса, а Джейми... В решающие моменты он не концентрируется, а, наоборот, подламывается. Я стараюсь этого не замечать, но подсознательно понимаю, что спину никто не прикроет... Джейми — хороший парень, и я надеюсь, что он начнет играть лучше.

— Но ведь АТР–тур — это не спортшкола. Здесь результат нужен, а просто хорошим парням кубки не вручают...

— У нас есть договоренность: играть летний сезон до US Open включительно, а дальше — как пойдет. Пойдет, судя по всему, никак: наши рейтинговые позиции теперь наверняка изменятся не в лучшую сторону, а значит, на следующий турнир — в Москву — мы вместе не попадаем. Мне пока трудно что–то заявлять: нужно пообщаться с ним, с его тренером, но что–то определенно надо решать.

— У тебя есть предложения?

— Они и раньше были, и сейчас есть. Люди же вокруг видят, что у нас все наперекосяк идет. Другое дело, что раньше я не мог оценивать эту ситуацию объективно.

— А что говорит сам Мюррей?

— Хм... В первом сете нашего матча он меня изрядно повеселил, когда заявил, что, дескать, он не может сконцентрироваться на подаче из–за того, что... небо безоблачное и в нем теряется мячик. Возможно, конечно, дело в том, что он — англичанин и привык к серой дождливой погоде, но проблема, скорее всего, в другом...

— А почему ты не играешь нынче микст с Викой Азаренко? Как–никак в прошлом году на US Open вы одержали победу...

— Для меня самого это загадка. Формально причина в том, что мы представляем разные агентства и агенты Вики просто «рекомендовали» ей играть с Майком Брайаном. Но на самом деле я не понимаю, почему пара, выигравшая US Open и игравшая в финале Открытого чемпионата Австралии, не может продолжить выступления дальше.

08:49 03/09/2008




Loading...


загружаются комментарии