В четверг россияне и грузины уже встретились на стадионе «Трактор»

Грузинская «молодежка» прилетела в столицу Белоруссии днем в среду. Российская дружина приземлилась на гостеприимной земле днем в четверг. Вчера около пяти часов дня они могли увидеть друг друга на стадионе «Трактор», когда россияне меняли грузин на первой и последней предматчевой тренировке. Но они технично разошлись, отложив хлесткую дуэль до пятницы.

Пятилетней давности противостояние первых сборных в Тбилиси кто-то помнит из-за померкших осветительных мачт на стадионе. Кто-то из-за битых стекол в одном из наших автобусов. А мне вспоминается не эмоциональная речь господина Колоскова пять минут спустя после конца света, а тихая горечь беседы в доме Котэ Махарадзе и Софико Чиаурели через час после светопреставления, когда разошлись взбудораженные люди и автобус уже доставил россиян в аэропорт. Великий комментатор и большая актриса угощали двух русских и одну грузинскую журналистку всем, чем послал их щедрый бог. Котэ и Софико говорили о великом чуде понимания другого человека. Они не хотели верить, что кто-то на их земле поднял меч (пусть тогда в виде брошенного камня) на тех, кто только что честно боролся с мячом и соперником.
Махарадзе и Чиаурели не увидели новой войны. А если бы дожили, что бы мы сказали сегодня друг другу?
С грузинами, которых я встречал в эти дни в нейтральном Минске, я старался говорить только о мяче, но меч иногда всплывал сам.

ВСЕ – НА УЛИЦУ СВЯЗИСТОВ!

Ресторан настоящей грузинской кухни в Минске только один, причем на окраинной улице Связистов. Эту информацию мне подтвердил Картлос Кавтарадзе, глава белорусской грузинской общины. Община крошечная, всего-то три с небольшим тысячи человек, из которых около двух тысяч живут в Минске, теряясь на фоне мощных армянской и азербайджанской диаспор.
– Все придут на игру? – наивно поинтересовался я у бывшего члена сборной СССР по дзюдо.

– Сложно сказать, – дипломатично ответил минчанин с четвертьвековым стажем, – так все внезапно случилось с этим переносом. Конечно, мы многих обзвонили, вот я пришел автобус со сборной встретить. Спросить, не надо ли чем помочь…
У главы диаспоры детская секция дзюдо в Минске, а старые друзья разбросаны по всему Союзу, в том числе и во Владикавказе. Он не хочет ничего слышать о политике, но она сама ломится в дом. Он хочет пригласить всю сборную после игры в тот замечательный дом настоящей грузинской кухни на улице Связистов, но пока слышит хмурые реплики врача и администратора сборной про то, что команде недостаточно завезли питьевой воды на тренировку.
Политика вообще явно задела тех, кто занимался экстренным приемом двух сборных в столице Белоруссии. Представители посольства Грузии все звонки перевели на секретаря, которая в течение вчерашнего дня обещала, что «с журналистом из Москвы обязательно кто-то встретится и ответит на все вопросы». Увы…
Человек, плотно сотрудничающий с республиканской ассоциацией футбола и попросивший не упоминать его имени, заявил мне буквально следующее:

– Обстановка с приемом грузинской команды очень напряженная. Все, на кого это свалилось, на грани эмоционального срыва. Можете представить, что вас ночью разбудили и, выдав ружье, приказали идти в бой. Мы занимаемся приемом «Реала» и «Ювентуса» – там мы понимаем правила игры. А тут – нет.
Впрочем, заместитель председателя Ассоциации белорусской федерации футбола Михаил Вергеенко был не столь категоричен, скорее дипломатичен:

– Главной проблемой стал дефицит времени. О том, что нам принимать матч «молодежек», мы узнали в понедельник. Чудо, что все руководство оказалось на местах и рабочая неделя только начиналась. Горящий вопрос был с размещением. Да, я видел информацию на лентах о том, что минские отели отказываются принимать команду из Грузии. Понятия не имею, откуда эта информация выскочила. Да, был вопрос об оплате – грузинская сторона хотела, чтобы гарантами были мы. Но времени на заключение договоров не было. Сюда прилетит представитель грузинской федерации с кредитной картой и по ней все оплатит.

– Что обеспечивает российская сторона?

– Она как принимающая сторона обеспечивает проживание судейской бригады, делегата – прилетел еще один его помощник – и инспекторов матча. С вашей стороной все договора мы составить успели.

– Россиян разместили в одной из трех лучших гостиниц столицы – в четырехзвездочном «Минске», а грузины – в весьма скромной «Беларуси», которая вот-вот встанет на реставрацию…

– Для них это более экономичный вариант, а потом сейчас у нас наплыв туристов и решить такие вопросы за два-три дня непросто.

– Правда ли, что у ряда грузинских «сборников» и у главного тренера возникли визовые проблемы?

– Я встречал команду в аэропорту и, действительно, помог с визовой поддержкой тренеру-хорвату. И еще некоторые ребята не совсем четко заполняли визовые анкеты на русском и английском языках, и получилась некоторая заминка. Наши службы строго к этому подходят. Вот из-за этих анкет и была небольшая задержка на контроле.

– Из-за чего была отменена их тренировка в среду?

– Нам объяснили, что из-за усталости.

«НА ПОЛЕ БЬЕМСЯ ТОЛЬКО ЗА ОЧКИ»

Второй человек в белорусской федерации отвечал на бесконечные телефонные звонки, а ваш корреспондент удивлялся не столько вполне очевидной политкорректности облеченных властью лиц, сколько достаточно откровенной неполиткорректности «простых людей». От двух таксистов (причем один из которых был вполне неславянской внешности) я услышал прямые заявления, что «с войной этой все понятно и болеть тут все будут только за русских». Портье в отеле, глядя на нашу бойко выгружавшуюся из автобуса сборную, радостно констатировал: «А что, здоровые ребята, эти грузинов точно порвут…»
Хотелось услышать разумное слово спокойного профессионала. Главный тренер молодежной сборной Борис Стукалов выглядел не столько спокойно, сколько подчеркнуто аполитично…
– Вам пришлось серьезно поломать график подготовки из-за этого «нейтрального переноса»?

– Было три варианта. Матч мог вовсе не состояться. Нам – три очка и 8 дней на подготовку матча с Испанией. Когда вопрос о переносе игры из Москвы еще не был решен, нам говорили, что грузины точно не приедут. Второй вариант – они приезжают. Третий – нейтральное поле. Наши пытались вступить в переписку с сотрудниками федерации Грузии, но в августе была тишина. Лишь 28 августа возник вариант с нейтральным полем. 29-го я это знал точно и стал корректировать план подготовки. Вместо того чтобы 1 сентября посвятить исключительно восстановлению, а 2 сентября – больше тактике и потом четыре дня – подготовке матча с испанцам, нам пришлось все форсировать.

– К вам в Бор приезжал министр спорта – было что-то вроде политинформации?

– Нет. Просто настрой на игру. Никакой накачки. Я не позволю, чтобы в команде эту игру переводили в плоскость политического противостояния. Это матч, где нам нужно взять три очка. У нас несколько игроков из Осетии – они готовятся к этой игре, как все. Любые войны проходят. И люди должны жить дальше.

«А ЧТО, ОТЛИЧНОЕ ПОЛЕ!»

Вчерашние тренировки грузинской и российской команд отличались не только потому, что у прилетевших из Тбилиси были сутки для отдыха, а прибывшие из Москвы вышли на поле через три часа после приземления. И не оттого, что тренер-хорват общается со своей молодежью на смеси нескольких языков, а наш все доносит напрямую. Выражение лиц у команд было разное. Сосредоточенно-ожесточенное у номинальных гостей. Сосредоточенно-оживленное у номинальных хозяев. Чего стоит только шутка одного из наших вратарей, Сослана Джанаева, после сумасшедшего удара Дениса Глушакова:
«Не… ну такие удары даже Акинфеев брать не будет!..»
Впрочем, обе «разминки» были схожи по интенсивности, вот только двухсторонка у грузин была не такой многочисленной, как у россиян, и проходила на более коротком отрезке поля.
Петр Сегрт, который, кроме родного хорватского, готов отвечать на вопросы на немецком и английском, завидев камеры, засиял, как солнце над Дубровником.

– Как вам качество поля и самого стадиона?

– Я приятно удивлен приличным качеством газона. Стадион вполне нормальный. А погода просто супер. Белорусы постарались.

– Вам пришлось серьезно поработать с составом за минувший год? Травмы опять же…

– Завтра вы увидите игру обновленной, очень молодой команды – по сравнению с тем, что видели год назад. Это подрастающее будущее Грузии.

– Игра с Россией – важный рубеж?

– Это очень важно для нового поколения. Потому что они должны повторить футбольные успехи предыдущих поколений. Должны пойти и хорошо сыграть.

– Но стадион вряд ли будет полон?

– Понимаю, но, думаю, здесь крайне трудно собрать аншлаг.

– В Москве аншлаг был бы.

– Но игра в Москве оказалась невозможной. Ну не могут сейчас грузины играть в России! А с Европой не получилось. И я счастлив, что попал в Беларусь!

– Многие предают матчу политический подтекст…

– Я футболист, тренер, а не политик. Я понимаю чувства людей, но это будет просто очень сложная игра в футбол. Она для обычных зрителей, а не для политиков. Сыграем хорошо – и тогда выиграем!
Оптимизм тренера с Балкан, казалось, не слишком-то разделяли игроки. Двое отказались отвечать на вопросы, заданные по-русски. Приостановился лишь третий, вратарь Реваз Тевторадзе. С трудом, но ответил, спасибо ему.

– На этом поле играли несколько дней назад.

– Ничего, хорошее поле.

– Отель ваш весьма скромен?

– Да, мог быть и получше.

– Люди здесь приняли вас тепло?

– Нормально.

– С Россией матч принципиален особо?

– Первый выиграли, второй надо стараться. Все матчи принципиальные.

– Вы знаете, кто встанет в ворота?

– Знаю. Я.
К счастью, Денис Глушаков, к которому наставник нашей команды рекомендовал присмотреться в пятничной игре повнимательнее, оказался несколько более многословным, хоть и спешил после тренировки в автобус.

– Грузины всухую обыграли нас в Тбилиси. Есть дрожь в коленках перед ними?

– Никакой дрожи. Я, правда, в том матче не играл, но, если мы испанцев не боимся, почему должны бояться грузинскую команду?

– Вы ожидаете грязную игру?

– Она наверняка будет жесткой. Вряд ли получится красивой. Но для нас самым красивым будет нужный результат на табло.

– У вас есть знакомые из Грузии из нефутбольной среды?

– Нет, конечно, общаюсь только с ребятами-футболистами. Нормально общаюсь, ничего за минувшее время не изменилось. Один из них, кстати, перед этой игрой сказал, что гораздо лучше сейчас играть двум таким командам не в Москве. Ну, не знаю, в пятницу посмотрим.

– Невозможно не смотреть телевидение, не слушать радио, не обращать внимания на газеты. Давит на вас «эхо прошедшей войны»?

– Что-то, конечно, есть. Но никто специально в команде это не обсуждает. И тем более нам никто никаких «политнакачек» не делает. Лишнее это все. Надо просто брать три очка. Хотя, если проиграем, это, может, как-то в Москве и аукнется – в разговорах, в отношении…

 

12:00 05/09/2008




Loading...


загружаются комментарии