Путь пилигрима

Судьба нападающего минского «Динамо» Максима Балмочных до чрезвычайности драматична. В 17 лет врачи обнаружили у Максима, на то время одного из наиболее ярких российских талантов, проблемы с сердцем. Дальнейшая карьера оказалась под угрозой. К счастью, Балмочных был удачно прооперирован в США. В 18 лет он стал серебряным призером молодежного чемпионата мира со сборной России. Заокеанский «Анахайм» тут же предложил парню контракт, который надо было заключить до 15 июля. Однако 10 июля в родном Липецке на хоккеиста напали...

— В 1998 году я шел домой, когда на меня напали двое, — вспоминает Максим. — Они выскочили из кустов и ударили меня арматурой по голове. Завязалась драка. Нападавшие выхватили у меня сумку, сорвали цепочку и дали деру. Догнать их не пытался — из рассеченной головы кровь лилась рекой. У меня сестра — доктор, она обработала рану, вызвала «скорую», милицию. Удивительно, но отделался я сравнительно легко — даже сотрясение мозга не обнаружили, хотя крови потерял много, наложили 45 швов.

Куда печальнее оказались последствия хоккейные. Несчастный случай отодвинул поездку в США на месяц. Начались проблемы, «Лада» (за этот клуб Балмочных выступал в России) и «Анахайм» не могли договориться между собой, а Максиму ничего не оставалось, кроме того как ждать. В итоге «Майти Дакс» контракт с хоккеистом подписывать не стали, а федерация хоккея России и вовсе запретила вызывать нападающего в молодежную сборную — вместе с пятью другими «беглецами», отправившимися за океан, имея действующие контракты с российскими клубами.

Максим уехал в Северную Америку в канадскую юниорскую лигу. За три недели до молодежного чемпионата мира вместо заболевшего Петра Воробьева главным тренером сборной России стал наставник «Лады» Геннадий Цыгуров. И, несмотря на запрет федерации и личную обиду на форварда, позвал Балмочных в команду. Максим не подкачал — забросил шайбу в победном финале и вошел в пятерку лучших игроков по итогам турнира.

Вторая попытка покорить НХЛ в составе «Анахайма» результатов вновь не принесла. Довольно быстро Балмочных скатился до фарм–клубов, а затем вернулся в Россию. Поиграв за «Северсталь», «Сибирь», новокузнецкий «Металлург» и «Липецк», Балмочных появился в чемпионате Беларуси...

Начало нынешнего сезона для Максима получилось смазанным. С «Динамо» и Джимом Хьюзом Балмочных общего языка не нашел и уехал в «Гомель». Однако реформы в «Динамо» привели к новому появлению Максима в Минске. Генеральный директор клуба Александр Белый игрока вернул. И не прогадал. В матче с «Химиком» Балмочных отметился дублем, а в последней победной встрече против «Нефтехимика» — одной заброшенной шайбой. Результативная игра нападающего позволила команде уйти с последнего места.

— Макс, чем тебе не понравились подходы к игре Хьюза?

— Джим оказался не готов к советскому хоккею. Многие ребята не понимали, что надо делать, чего от них требует тренер. После тренировок у Хьюза я приехал в «Гомель» полностью разобранным. Две недели не мог в себя прийти, не понимал, что делаю и во что играю. Кстати, в НХЛ карьера у меня не сложилась, потому что приходилось работать с тренерами вроде Хьюза. На протяжении нескольких лет меня заставляли играть по принципу «бей–беги», там я потерял часть себя и найти уже, к сожалению, не смог. Я ведь пару лет назад вообще собирался закончить с хоккеем. Два года в родном «Липецке» играл, а потом вдруг поступило приглашение из Беларуси. Поехал. У меня прошедшим летом были предложения из российских клубов, но, когда вновь позвало «Динамо», я всем отказал, несмотря на то, что финансовые условия здесь не самые лучшие.

— Если уж тебе так симпатична Беларусь, не думал принять наше гражданство?

— Мне предлагали это сделать и два года назад, и в прошлом году, и сейчас.

— Так в чем же дело?

— Думаю, если бы я действительно был нужен вашей сборной, меня постарались бы заинтересовать в смене гражданства. Пока этого не происходит...
08:45 05/11/2008




Loading...


загружаются комментарии