Запомните: Устинов!

Имя Александра УСТИНОВА мир профессионального бокса только начинает запоминать. Три года — ровно столько четырехкратный чемпион мира и Европы по таиландскому боксу учится побеждать соперников одними руками, раньше успешно помогал себе ногами. Но ученик он, судя по всему, способный. 13 выигранных боев, 11 из которых закончены досрочно. Таким послужным списком на старте карьеры могут похвастаться немногие. Едва ли не каждый, кто видел Устинова в действии, прочит ему большое будущее, щедро осыпая белорусского гиганта комплиментами. Не рано ли?

— Говорят, вы скоро чемпионом станете? — с места в карьер начинаю я, подсознательно ожидая пространных «но» и «если».
— По боксу–то? Стану, конечно, — уверенно, будто речь идет о запланированном на ближайшие выходные пикнике, отвечает Устинов. — Отчего ж не стать?
— История знала немало таких заявлений...
— Я вам больше скажу: хочу стать не просто чемпионом, а абсолютным чемпионом! Нет смысла что–то предпринимать, если не веришь в свои силы. Сами знаете: плох тот солдат...
— А зачем вам это? Деньги? Слава? Или вы из тех, кто «дерется, потому что дерется»?
— Я не альтруист — вы не подумайте. Деньги это хорошо, и звание чемпиона здорово. Но это все — следствие. А цель — собственное совершенствование.
— А разве в таиландском боксе, с которого началась ваша спортивная карьера, непокоренных вершин уже не осталось?
— Не сложилось. В К–1 не все и не всегда зависит от силы бойца. Есть еще промоутеры — люди, которые продвигают бойцов. От них зависят карьера и судьба спортсменов. Вот мы поругались немного с нашим промоутером и в результате для нас был закрыт путь дальше Старого Света.
— Разве в боксе ситуация другая?
— Точно такая же. Поэтому, имея определенный опыт, мы очень тщательно подошли к выбору промоутера. Как только я решил всерьез заняться профессиональным боксом, на нас буквально набросилась одна компания. «Арена бокс промоушн». Ее промоутер — Ахмед Иони — из кожи вон лез: «Подпиши!» Это настораживало. А тут как раз Виталик Кличко предложил поработать с ними, и этот вариант выглядел на порядок солиднее. С тех пор с ними и работаем.
— Но братья Кличко сами все еще боксируют, и не просто боксируют, а владеют тремя из четырех чемпионских поясов. Зачем им растить себе конкурента?
— Да, сейчас они сами владеют чемпионскими поясами и нацелены на то, чтобы достичь своеобразного рекорда — никогда в истории мирового бокса братья не владели чемпионскими титулами по версиям четырех основных организаций — WBC, WBO, IBF и WBA. Когда они сделают это — можно будет уйти с ринга непобежденными и дать дорогу молодым.
— То есть такой вариант, при котором вам пришлось бы драться с кем–либо из двух Кличко, полностью исключен?
— Еще когда подписывали контракт, первым делом спросили: «Владимир — действующий чемпион мира, не скажется ли это на нашей работе?» Виталий нас заверил: никаких проблем не будет. И пока причин сомневаться в этом у меня нет.
— Все знают, что собой представляют Кличко–спортсмены. А как они себя ведут за пределами ринга?
— Я в основном общаюсь с Виталиком, и это замечательный человек, открытый. Ни пижонства, ни высокомерия. Мы, кстати, вместе ездили на Олимпиаду в Пекин.
— Как тут не вспомнить некоторых чемпионов, которые, завоевав пояс и прилагающуюся к нему порцию славы, немного теряли связь с реальностью...
— Ляхович, например... Сергей, похоже, слишком долго безвылазно жил в Штатах. Годах в 90–х в Беларуси был смутный период, а сейчас и страна, и люди, которые в ней живут, изменились. Перед поединком Ляховича с Николаем Валуевым меня пригласили помочь земляку в подготовке. Мол, фактура подходящая, да и опыт имеется. Я приехал, но поработать толком не удалось. На все замечания — мои и моего тренера Владимира Задирана — Сергей отвечал лишь: «Что вы меня учите? Я — бывший чемпион мира...» Что было дальше — вы все прекрасно знаете.
— Не исключено, что вам еще придется встретиться на ринге: Сергей всерьез намерен вернуть себе чемпионский пояс...
— Правило одно: холодный ум и горячее сердце. Вести поединок с земляком — это все равно что играть в карты с друзьями. Все равно ведь будешь где–то жульничать, где–то поддавливать, чтобы выиграть. Вот и в боксе так же.
— В картах в нокаут не посылают, а у вас из 13 соперников 11 не смогли закончить бой на ногах...
— Так я ж не специально! Ей–богу, выходя на ринг, никогда не настраиваюсь на то, чтобы во что бы то ни стало уложить соперника на пол. Так получается. Чуть–чуть азарта с моей стороны, чуть–чуть невнимательности со стороны противника — вот вам и нокаут. Я даже иногда на тренировках, бывает, попадаю сильно. Извиняюсь потом, конечно, но вижу — «поплыл» человек.
— А друзья среди боксеров у вас есть?
— Среди боксеров пока нет, а так очень хорошие отношения поддерживаю с Лешей Игнашовым (многократный чемпион мира по таиландскому боксу и звезда К–1). Но все равно — ринг есть ринг. Однажды в 2003 году на турнире К–1 в Париже менеджер свел нас уже во втором круге. Он мог сделать так, чтобы мы встретились в финале, но решил подстраховаться. Говорит: «Вы ведь белорусы — договоритесь!» Тогда Игнашов на подъеме был, звезда К–1, и весь этот турнир, по большому счету, был построен исключительно ради него. А я говорю: «Я ни с кем договариваться и бой «сливать» не буду». И дрался в полную силу. Проиграл, правда, но «на тоненького». А все остальные бои Леша тогда нокаутом закончил — силен был очень. Но я к чему это рассказываю: на наши отношения моя неуступчивость никоим образом не повлияла, да и сам Игнашов даже на пике своей карьеры избежал «звездняка».
— Условия для развития звездного вируса и у вас самые благоприятные...
— А у меня есть верное средство от этой болезни — тренер. Он очень хорошо умеет «заговорить» от любых недугов и в случае чего быстро вернуть человека на землю.
— Это как?
— Простым русским методом — дрыном по спине. Очень рекомендую, кому «нездоровится»...
— Часто приходится слышать о том, что «неплохо было бы свести на ринге Устинова и Николая Валуева». Мол, поединок двух гигантов смотрелся бы очень эффектно. Вы хотели бы такой встречи?
— Я бы подрался с Валуевым. Почему нет? А что касается фактуры, то это штука относительная. Большие парни смотрятся грозно, но впечатляющие размеры отнюдь не означают, что человек непобедим. А если научусь справляться со своим весом так, как это, например, делает Рой Джонс, то ни у кого вообще не останется против меня шансов.
— Для этого, наверное, какая–то особая подготовка нужна?
— Не могу сказать, что мой тренировочный график заметно изменился после перехода в профессиональный бокс... Хотя нет, я теперь по нескольку раз в неделю играю в водное поло.
— Водное поло?
— Да. У нас есть команда любителей, арендуем бассейн в УОРе на Филимонова... Сначала я это расценивал как обычное развлечение, а потом мы с тренером поняли, что это может стать важным элементом подготовки. С тех пор в нашем бассейне едва ли не все мои друзья перебывали: Забит Самедов, Сергей Гур (чемпионы мира по таиландскому боксу и восходящие звезды К–1)... И все поражались тому, как много сил приходится оставлять в воде. Но, насколько мне известно, еще ни один боксер–супертяж не тренировал выносливость таким необычным способом.
11:02 25/11/2008




Loading...


загружаются комментарии