Пименову нашли замену

В белорусском баскетболе грядут новые революционные потрясения. Общественность взбудоражена слухами о скорой отставке с поста руководителя национальной федерации Льва Пименова. Причем инициатива, если верить молве, исходит от руководства НОКа и Мин- спорта, которое имеет немало претензий к тому, как работает под его началом эта общественная организация.

Срочно созваны региональные конференции, делегирующие в столицу своих посланцев. Развязка близка: внеочередная отчетно-выборная конференция БФБ назначена на 24 декабря. НОК даже побеспокоился о том, чтобы она прошла на его территории, и готов выделить под это мероприятие собственное помещение.
Признаюсь, удивила спешка, с которой вдруг закрутился хоровод событий. К чему она, если всего через два с половиной месяца устав баскетбольной федерации и без того обязывает созвать плановую отчетно-выборную конференцию? Вывод напрашивается сам собой. Похоже, фигура Пименова стала столь сильно раздражать кого-то в коридорах спортивной власти, что процедура его отстранения легальным способом запущена на максимальные обороты. Есть, правда, и еще один вариант, объясняющий ускорение процесса. В середине января пройдет Олимпийское собрание, на котором нового руководителя БФБ можно будет ввести в члены НОКа.
Кто же та фигура, на которую делаются ставки? По сведениям “ПБ”, ее по установившейся традиции отыскали во властных структурах среди занимающих высокий пост государственных мужей. Предложение взвалить на свои плечи огромный воз баскетбольных хлопот поступило председателю Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь, председателю Белорусского республиканского союза юристов Виктору Каменкову. К сожалению, Виктор Сергеевич вежливо отказался комментировать корреспонденту “ПБ” свое новое вполне вероятное выдвижение по общественной линии. Мол, все в стадии разговоров и конкретики пока никакой. Жаль. Ведь хотелось, помимо анкетных данных 52-летнего доктора юридических наук, орденоносца и уважаемого профессионала юриспруденции, узнать, что связывает его с баскетболом, дружил ли он с оранжевым мячом в молодые годы и вообще насколько представляет себе узел проблем, который ему в случае избрания придется разрубать, и с какой командой собирается сие делать.
Увы, не получили мы согласия публично выразить отношение к сложившейся ситуации и от пока еще действующего руководителя БФБ Льва Пименова. Он лишь заметил, что не выработал собственную позицию: будет ли бороться за председательское кресло, или тихо отойдет в сторону.
Если взглянуть с исторической колокольни на то, как в суверенном летоисчислении проходила борьба за власть в баскетбольной федерации, можно провести аналогию с пресловутым Бермудским треугольником. Геомагнитные особенности этого уголка земного шара таковы, что попадающие в его пределы корабли и самолеты часто терпят необъяснимые крушения. Вот и баскетбольные Бермуды с пугающей периодичностью рождают бури эмоций, закулисных интриг и поглощают в пучину забвения очередного председательствующего в БФБ. Дабы кратко напомнить хронологию событий (полагаем, новому потенциальному руководителю будет небезынтересно с ней ознакомиться, дабы сделать определенные выводы), полистаем прессболовские подшивки.
В декабре 1998 года внезапно оборвалось правление Александра Бондаря. Как тонкий психолог, буквально за пару недель до внеочередной конференции он подал заявление “по собственному желанию” и ловко ускользнул в тень. Хотя вопросов к нему оказалось немало, особенно по части финансовой. Профессор, например, не гнушался премировать себя любимого по случаю Дня защиты детей, а уж документация по продаже белорусских игроков в зарубежные клубы, которая в лихие 90-е имела массовый характер, и вовсе велась в его ведомстве, мягко говоря, странно.
Сменивший Бондаря Николай Ананьев в 2001 году сам оказался сметен с поста путем переворота. В феврале было обнародовано “письмо 28”, в котором федерации и ее руководителю адресовались ультимативные претензии. “Прессбол” тогда резюмировал: “Очевидно, что данное обращение — очередной шаг к свержению руководящей верхушки БФБ, коих за два года ее правления было предпринято немало”. И как в воду глядел. Инициировавший внеочередную конференцию Ананьев выступил тогда с неожиданным заявлением: “В белорусском баскетболе сложилась критическая ситуация... Министерство спорта и туризма в лице Алексеенко и Григорова грубо вмешивается в деятельность общественной организации, что является нарушением устава федерации. Под предводительством этих господ, а также гостренера Рассеко организуется альтернативная конференция. Все это может привести к непредсказуемым последствиям. Ситуация напоминает ту, что была в футболе, когда Шунтов то писал заявление об уходе, то отзывал его. Я не собираюсь писать заявлений — мне не в чем виниться. Чтобы снять напряжение, не позорить страну перед Европой, я принял решение: слагаю с себя полномочия... президента и назначаю временно исполняющим обязанности президента своего заместителя Анатолия Комлева. Предлагаю участникам конференции решить только один вопрос — избрать пять делегатов на учредительную конференцию ФИБА и на этом работу завершить”.
Предложение как будто было принято — квинтет делегатов определили. Однако разойтись — не разошлись. После перерыва принялись заседать снова. Теперь уже верховодить стали Алексеенко с Григоровым. Формальности по преобразованию обычной конференции в перевыборную были решены на раз-два. И уже десяток минут спустя аудитории предложили избрать на должность президента БФБ полковника КГБ Льва Пименова. Вероятно, кандидатура оказалась “сырой”, ибо Григоров при представлении даже перепутал его отчество. Однако сей казус не повлиял на настроение собравшихся. Как писал тогда “ПБ”, “открытое голосование прошло практически на ура, воздержался один делегат — возглавлявший федерацию всего лишь антрактный час Анатолий Комлев”.
Реакция свергнутого Ананьева, естественно, оказалась болезненной: “Считаю, что вторая конференция была нелегитимной, поскольку не проводилась как отчетно-выборная. Ее проведение противоречит уставу федерации. Жаль, конечно, что случилось так, как случилось, но лично я очень рад, что не участвовал в этом водевиле. Новый же глава федерации, естественно, нелегитимный, так как был избран нелегитимной конференцией”.
Говорят, жизнь развивается по спирали. Думал ли тогда Лев Пименов, что история семилетней давности едва ли не в точности может повториться? Вряд ли. А выходит так, что судьба бумерангом возвращает моральные долги. И сегодня уже ему приходится нервничать, чувствуя, что совсем скоро может лишиться работы, к которой успел прикипеть душой, что затеявшие “свержение власти” люди могут заниматься подтасовками. Скажем, у работников федерации появились большие сомнения в том, что количество обозначенных в протоколах региональных собраний голосов соответствует количеству участвовавших в них человек.
Не собираюсь рисовать с Пименова портрет мученика. Лев Васильевич не станет отрицать, что со страниц нашей газеты в него и в возглавляемое им подразделение выпущено немало критических стрел. Причем по делу. Особенно активно “Прессбол” пытался будоражить общественное мнение в марте 2005-го, перед плановой отчетно-выборной конференцией БФБ. В преддверии ее насущным баскетбольным делам газета посвятила заочный “круглый стол”, в котором мыслями о наболевшем поделились полтора десятка тренеров, игроков, журналистов, функционеров, в том числе и из ФИБА-Европы. Мы надеялись, что на главном форуме четырехлетия состоится заинтересованный разговор профессионалов, делегаты попытаются найти пути выхода из кризиса, сформировать единую линию движения вперед. Увы, надежды не оправдались. “Случайно или нет, — отмечал тогда “ПБ”, — но среди 46 участников конференции, наделенных правом голоса, не оказалось ни одного оппозиционера нынешнему руководству, хотя среди таковых хватает известных и авторитетных специалистов. То ли они сами не захотели участвовать в чиновном действе, то ли их попросту не пригласили... О “холодной войне”, от которой страдает наш баскетбол, в таких условиях вовсе никто не вспоминал, и примерно трехчасовое заседание прошло без единой попытки завязать дискуссию, порой напоминало собрание трудового коллектива сантехников их фильма “Афоня”. Все ограничилось чередой докладов, хвалебных отзывов (в том числе от Анатолия Иванова и Георгия Катулина, представлявших соответственно Минспорта и НОК) и собственно выборов. Альтернативной кандидатуры не было. После того как озвучили общее мнение и огласили фамилию единственного претендента, выборы прошли классически: воздержался только тот, за кого голосовали”.
За прошедшее неполное четырехлетие федерация сделала немало добрых дел, однако качественного скачка, увы, так и не совершила. По-прежнему детский баскетбол пребывает на задворках, национальный чемпионат, особенно женский, выглядит вещью в себе, клубы варятся в собственном соку, забыв, что такое еврокубки. Одна отрада — женская сборная, завоевавшая европейскую бронзу и достойно смотревшаяся на Олимпиаде. Как мог, Пименов помогал ей покорять небывалые вершины — где деньгами, где пробивными способностями, замешанными на личном обаянии. Впрочем, можем ли мы требовать слишком многого от руководителя, практически лишенного финансовых рычагов?
Возможно, правы и те, кто считает, что Пименов как баскетбольный организатор исчерпал свои ресурсы. Что ж, пусть попробует сдвинуть воз проблем кто-то другой. Предложит на обсуждение программу развития, сколотит команду единомышленников, заинтересует спонсоров. Сделает это цивилизованно, в сроки, указанные в уставе. Дабы общественность убедилась, что именно это тот человек, за которого следует голосовать — не скопом, по указке сверху, а осознанно. Нет же, на наши головы снова надвигается цунами. Что поделаешь, Бермуды...

 

07:12 19/12/2008




Loading...


загружаются комментарии